Новости и события » Политика » Если мы налажаем, это почувствуют все, - интервью Максима Нефедова о продолжении реформ

Если мы налажаем, это почувствуют все, - интервью Максима Нефедова о продолжении реформ

Если мы налажаем, это почувствуют все, - интервью Максима Нефедова о продолжении реформ

Первый заместитель министра экономики Максим Нефедов встречает нас в просторном кабинете шуткой о чиновниках: "вы же знаете, мы не работаем, а только вредим". В руках у него серый резиновый мяч для борьбы со стрессом.

9 ноября Верховная Рада рассмотрит законопроект № 7066 об изменении правил приватизации. В парламент его подал премьер Владимир Гроймсман, а готовился он командой Максима Нефедова в Минэкономразвития. Документ неоднократно перерабатывали через критику.

Нефедов начал работать в правительстве в 2015 году в команде экс-министра Айвараса Абрамавичуса. После коррупционного скандала министр сложил полномочия, но Нефедов остался. Утверждает, что его окно возможностей для продолжения реформ не закрыто. Пойдет, когда доделает все, что задумал. Популярный чиновник уверяет, что не мечтает подсидеть министра Кубива и не собирается задерживаться на государственной службе.

Накануне слушаний законопроекта в Верховной Раде журналисты "24" пришли к Максиму Нефедова, чтобы он объяснил идеи правительства, прокомментировал "зраду" рассказал, стоит ли ждать массовой приватизации после принятия закона. Разговор сложился не только о приватизации, но и о других важных вопросах для экономики.

Приватизация, зрада и оффшоры

В повестку дня Верховной Рады на четверг включат законопроект 7066, который изменит правила приватизации государственных предприятий. Для чего он нужен, какие недочеты есть в действующем законе?

Следует исходить из задач. Мы должны запустить продажу нескольких сотен предприятий ежегодно, как минимум, чтобы снять бремя с государственного бюджета. Действующие законы не позволяют этого делать.

За 25 лет не получилось провести массовую приватизацию. Очевидно, с продажей государственных активов есть проблемы. Большинство проблем связаны со сложной процедурой приватизации. Оценкой и подготовкой к продаже, которые занимают много времени.

Поэтому в новом законопроекте мы предлагаем сделать вместо шести групп предприятий продажи только две: малые объекты - до 250 миллионов гривен активов, и большие - свыше 250 миллионов. Продажа мелких объектов стартует с суммы чистых активов, указанной в финансовом отчете.

Почему? Многие малые государственных предприятий, как правило, потеряли свои производства и сейчас являются просто недвижимостью, недостроями или землей. Нет смысла их приватизировать по сложной схеме. Мы хотим выставить их на продажу через аукционы на ProZorro. Продажи без оценки государственными оценщиками. Это просто не имеет смысла, так как ее стоимость составит существенную часть выручки от продажи какой-нибудь бани, которую продает Фонд госимущества.

Крупные предприятия будут продаваться как бизнес: для этого нанимается инвестиционный советник, заинтересованный предложить адекватную цену и получить от приватизации свой процент. Поэтому вознаграждение советник получит, только если предприятие кто-то купит.

Законопроект 7066 объединяет семь законов по приватизации, которые сейчас есть в законодательном поле, в один. Из-за недоверия инвесторов к нашей судебной системе, риски реприватизации, мы позволим заключать соглашения о покупке гособъектов по праву иностранных государств. Самая распространенная в мире практика - использовать английское право. Но это решение будет приниматься по соглашению сторон.

Разве можно приравнивать бани к малым предприятиям?

Какая разница. Это все равно Фонд госимущества продает: и имущество, и предприятия, как объекты.

А что не так с оценкой?

Проблема в том, что государственные оценщики опасаются правоохранительных органов. То есть им все равно, сможет ли Фонд продать объект по цене, которую они нарисовали. Главное - чтобы их не наказали за низкую цену. Поэтому стоимость предприятий выходит нереальной.

Вы также упомянули о земле, как объекте государственной собственности. В этом законопроекте сельскохозяйственные предприятия продают отдельно от земли. Зачем инвесторам ангары без земельных участков?

Поэтому мы продаем имущественные комплексы с правами аренды или пользования землей. Есть разные варианты. Это не идеальная ситуация, но идеальных условий можем не дождаться.

Отходя немного в сторону, вы не верите, что в Украине отменят запрет на продажу земли?

Запрет на продажу земли в Украине сюрреалистичен. Нужно принимать земельную реформу. Потому что земля уже частная, но граждане не имеют права ее продавать. Это абсурд, который противоречит конституционным правам.

Государство у нас патерналистское и считает, что люди не доросли до рынка земли. Собственные квартиры или машины можно продавать, а землю - нет, вдруг людей обманут олигархи или иностранцы.

Что касается государственных предприятий, то их земля должна быть разделена на паи. Какую-то часть следует передать людям, которые там работали.

Создание рынка земли мы поддерживаем, но законопроект №7066 не предлагает приватизировать землю. Поэтому продаются только сооружения.

В этом законопроекте мы нашли несколько потенциальных рисков, которые могут восприниматься неоднозначно. Вы предлагаете отказаться от выделения части акций работникам приватизированного предприятия. Почему?

Раздача акций работникам в 1990-х годах во время приватизации крупных предприятий считалась проявлением справедливости. Мы все знаем, чем это закончилось - появлением тех же олигархов, которые скупили акции крупных промышленных предприятий по три копейки за штуку. Надо понимать, что сейчас мы хотим привлечь стратегического инвестора, который бы вкладывал средства в модернизацию и расширение производства. Откуда у работников завода такие возможности?

Объясните, для чего в законопроекте предусмотрели доступ к приватизации компаний, которые не содержат более 10% капитала государства-агрессора. То есть с 9,9% можно?

Сейчас действует жесткое законодательство. Государство-агрессор не имеет права покупать даже 1 акцию нашего предприятия. Я разделяю такую позицию, однако это невозможно проверить. Например, Путин может купить акции компании Apple на фондовом рынке одним нажатием клавиши на смартфоне. Большие публичные компании, которые мы хотим привлекать в качестве инвесторов, не могут знать полного перечня всех акционеров на каждый момент времени. Плюс это дает возможность россиянам блокировать приватизацию в Украине, просто покупая по одной акции заинтересованных инвесторов.

10% - наиболее оптимальная цифра по двум причинам. Во-первых, компании обязаны раскрывать информацию об акционерах, которые имеют 10 или более процентов акций. То есть мы будем знать, страну происхождения. С другой стороны, 10-процентный пакет акций обычно не дает права влиять на менеджерские решения компании и ее инвестиционные активы.

Зачем в законопроекте разрешение на покупку государственных предприятий для компаний, которые являются наполовину оффшорами?

Эта норма остается дискуссионной. Мы готовы обсуждать ее с депутатами. Мне понятно, почему общество демонизируют оффшорные компании, но все равно скажу, что в юрисдикциях с низким налогообложением нет ничего плохого. Проблемы начинаются там, где оффшорные страны не сотрудничают с FATF (Международная группа по противодействию отмыванию грязных денег - "24"). Сотрудничество с такими странами у нас запрещено.

Apple, Google, Facebook используют технику "двойной ирландский нидерландский сэндвич" для уклонения от уплаты налогов. Это тоже оффшоры. Их за это критикуют. Есть пословица, что бизнес имеет право платить настолько мало налогов, насколько возможно в рамках закона.

У нас любят бороться с оффшорами на телеэфирах, но уже полтора года не могут проголосовать законопроект об увеличении налогообложения за сотрудничество с оффшорами.

В этом контексте следует акцентировать внимание не на оффшоры, а на раскрытие их бенефициаров и, конечно, усиливать антимонопольное законодательство.

Законопроект 7066 о приватизации уже прошел комитет. Депутатов все устраивает?

Комитет экономической политики поддержал. Нам предлагали усовершенствовать нормы финансового мониторинга проверок компаний, желающих приобрести государственные объекты. Передать его от Фонда госимущества к банкам. Банки значительно чаще это делают, поэтому риск ошибки уменьшается.

В комитете нам подсказали, что нужно предусматривать нормы продажи коммунального имущества по такой же системе, как и государственных предприятий. Эта статья может появиться в законопроекте ко второму чтению. А еще депутаты хотят четко выписать роль Антимонопольного комитета в контроле над концентрацией.

Увидели ли вы готовность фракций поддержать новое законодательство по приватизации?

Мы ходим на фракции и убеждаем депутатов. Иногда это тяжелые встречи. Еще рано говорить о полной поддержке, но я не слышал существенных замечаний. Очень надеюсь, что в четверг законопроект поддержат в первом чтении, а до конца года примут в целом.

Иногда слышим популистские замечания, что нельзя продавать "народное достояние". Я видел такие заявления от "Свободы", "Опоблоку" и от "Батькивщины". Эта позиция базируется на мифах. Якобы Украина владеет какими-то потрясающими активами, а мы их разбазариваем. Люди, которые выступают против приватизации - или очень наивные, или циники, которые манипулируют украинцами, чтобы сесть на "потоки".

Фонд госимущества, проблемы ОПЗ, Антимонопольный комитет

Вы действительно надеетесь, что Фонд сможет продавать сотни предприятий в год после принятия нового законодательства?

Посмотрим. Мы понимаем, что правильное законодательство - это лишь 1% от успеха. Минэкономразвития отвечает за политику и создает для ФГИУ все условия, чтобы он наконец начал продавать. Отдаем на аутсорсинг часть его работы - продажу малых объектов через Прозорро.Продажи, оценку - инвестиционным советникам, финансовый мониторинг - банкам.

Моя позиция, что ФГИУ должен выставить на продажу все предприятия, которые у него сейчас есть.

Когда Фонд выставит повторно на продажу Одесский припортовый завод? Как решается вопрос об аммиачном трубопроводе "Тольятти - Горловка - Одесса", который проходит по оккупированной территории?

В Одесского припортового завода есть много проблем, кроме путепровода. Добавились проблемы с перевалкой аммиака и карбамида, остаются долги перед Фирташем. ОПЗ это особый объект, но он наглядно демонстрирует, что осталось у государства.

Фонд госимущества постепенно решает все проблемы: по долгам - судится, по трубе - частично легализирует. Если все это не решить, то ОПЗ останется непривлекательным и существенно потеряет в цене.

На него были претенденты, представляющие страны, где есть большие залежи газа - Катар, Норвегия, россиян не рассматривают.

Фонд год готовил ОПЗ, а затем продажа сорвался. Рынок говорит - цену надо снизить, но мы снова идем на новый цикл оценки и подготовки. Опять ждем год, пока пройдет вся процедура. Теперь Фонд обещает начать конкурс по продаже в начале следующего года.

Объекты должны быть всегда на рынке. Каждые три месяца собирать предложения. И это как раз философия законопроекта. Иначе мы слона не продадим

После отставки Игоря Белоуса у Фонда полгода нет головы. Сначала был и. о. Дмитрий Парфененко. Несмотря на положительные отзывы премьера, его заменили на Виталия Трубарова. Как это влияет на работу органа? Почему принимаются такие решения?

Виталий Трубаров, и. о главы Фонда Госимущества, источник: focus.ua

Я сам бы хотел узнать, почему так сложилось. К сожалению, я не могу прокомментировать эти решения. Назначение руководителей Фонда является прерогативой президента.

Смена руководства практически не повлияла на взаимодействие с правительством. Мы нормально сотрудничаем с Трубаровым. Хотя и ждем полной определенности.

Уверен, что нужно назначить менеджеров, которые будут работать на постоянной основе. Если смотреть на государственное управление - это не нормальная ситуация, когда важными ведомствами руководят исполняющие обязанности. Госслужащий, не назначенный на должность, мотивированный в первую очередь ни с кем не поссориться. Это не о господине Трубарове, а в целом.

Кандидатуру господина Трубарова внесут в Раду на утверждение председателем ФГИУ?

Я не могу говорить, потому что это не моя компетенция. К счастью, у меня не спрашивают советов, кого назначать.

Если премьер предложит вам спасать приватизацию, пойдете председателем Фонда?

Пост главы Фонда госимущества мне никто не предлагал и не разговаривал на эту тему. Я готов рассматривать предложения должностей, где я могу достичь результата. Но если я вам скажу, что при определенных условиях я могу согласиться, то все подумают, что я хочу получить эту должность. Это не так.

Возможно, должность председателя Фонда госимущества очень приятная для некоторых, но платят там скромно. И у меня в Министерстве работы невпроворот. Прежде чем куда-то пойти, передо мной стоит задача доработать систему "Прозорро.Продажи", которая, в том числе, будет обеспечивать приватизацию. Но в конце концов я надеюсь вернуться в бизнес.

Вы упоминали об антимонопольном законодательстве. Как вы собираетесь его усиливать, если Антимонопольный комитет, как орган, сейчас полностью пассивный и не работает.

Я с этим не полностью согласен. Действительно, он должен быть сильнее. К примеру, АМКУ проводит аудит у нас в Минэкономразвития, расследует злоупотребления одной иностранной компании на рынке лекарств. А представители этой фирмы в медиа рассказывают о плохом инвестиционном климате. Эти статьи собирают тысячи перепостов.

АМКУ должен дойти до рынков, где у нас есть существенные подозрения относительно монополий. Он должен иметь значительно больше веса, чем сейчас. Чтобы открывать расследование против уважаемых людей, им нужно доверие общества.

Наряду с законом о приватизации будет рассматриваться законопроект о доступе и расширении возможностей АМКУ, что позволит ему лучше контролировать слияния и поглощения компаний.

После Айвараса, бизнес-климат и личное

Большая часть команды экс-министра Айварас Абрамовичуса, который вас пригласил в заместители, ушла вместе с ним и уже после него. Вы не чувствуете, что сейчас вами могут прикрывать отсутствие реформ?

Я не согласен с такой позицией. Я не хочу бросать тень на тех, кто решил уйти. Я их очень уважаю за то, что они сделали. На самом деле, сделали плохо.

Сейчас я беру много задач потому, что считаю: если открыто окно возможностей, то нужно, по крайней мере, пытаться им воспользоваться.

Иногда рождаются футбольные поколения. Как в Аргентине в 1970-е годы. Им казалось, что они всегда будут королями футбола и Марадона будет жить вечно. Нет, это было только их окном возможностей.

Что вам удалось сделать уже после отставки Абромавичуса?

Если говорить цинично, то я выполнил все, о чем мы говорили с Айварасом. Кроме небольшого законопроекта об отмене лицензий на экспорт-импорт алкоголя. За это время родилось много других инициатив, например Прозорро. Оренда.

К нам пришла Укрпочта, в которой свободных помещений на 200 тысяч квадратных метров. Мы выставили их на аукцион и ставка аренды выросла в 9 раз.

Если мы полноценно запустим этот сервис, то это будет иметь макроэкономический эффект. По всей стране свободной площади государственных объектов на десятки миллионов квадратных метров. Они, как правило, сдаются нелегально, или простаивают.

К примеру, еще мы с командой написали законопроект №6540 об улучшении бизнес-климата, который мы представили в Кабинете министров год назад и только сейчас он пришел в комитет.

Мы стараемся давить в тех условиях, которые есть

Если бы мы этого не делали, то все инициативы умерли бы. Иногда это неблагодарная работа, но результаты есть.

Какая у вас амбиция оставаться на государственной службе?

Для каждого менеджера государственная служба с точки зрения амбиций - это вызов. Потому что это самый большой участок, на котором можно играть. Когда ты в бизнесе, ты соревнуешься за долю на рынке в 5-10%. А здесь ты можешь влиять на целые рынки.

Когда ты, например, делаешь такие проекты как Прозорро, через которые проходят сотни миллиардов гривен ежегодно. Какие компании имеют такой масштаб задач и вызовов?

Если мы налажаем, то это почувствуют все. Но если справимся, это также почувствуют все. Это вдохновляет

Мне приятно, когда к нашей команде госзакупок приезжают перенимать опыт из других стран, от Ганы до Молдовы - это же круто. Украина не только страна, которая все время просит о помощи, но что-то дает миру.

Но я точно не хочу быть политиком. С меня был бы плохой министр. Сейчас я не пытаюсь показаться скромным, просто не хочу этого. Политики должны обладать другими качествами, чем те, которые есть у меня

Я к своей должности отношусь больше как к возможности изменить страну. У политика другие задачи, он должен нравиться людям и уметь договариваться.

Я вряд ли могу хорошо собирать голоса в Верховной Раде. Я делаю что-то похожее сейчас, но это уже другая профессия. Это была одна из наших договоренностей с Айварасом. Я ему сказал, что не хочу играть в "нравиться людям".

Бросьте, вы нравитесь людям

Возможно я нравлюсь хипстерам с Facebook, но для большинства людей мои прихоти, например, в одежде вызывают отвращение. Для политика это плохо.

На какой машине вы ездите?

На такси. Мою машину украли.

Сколько стоит ваш часы Zenith El Primero?

Примерно 5000 долларов, но это старая модель, и я ее купил еще до государственной службы.

Какие вещи вам нужно закончить в Минекономразвития, чтобы уйти с должности без зазрения совести?

Очень хочется дотянуть законопроекты о приватизации, по легкости ведения бизнеса, полноценно запустить реформу контроля.

В прошлом году пакет законов об изменении подходов к контролю был проголосован. Это абсолютно революционная вещь, которая полностью меняет подход к проверкам. Видимо, депутаты не поняли, за что голосовали, иначе не сдались бы так просто.

Главная идея - проводить проверки предприятий на основе данных. Постепенно должна формироваться статистка проверок. Сейчас мы работаем над интегрированной базой, ее бета-версию можно найти в интернете.

Со следующего года она заработает лучше. Там обнародуются все проверки на предприятиях и их результаты. 87 контролирующих органов осуществляют яростное сопротивление формированию такой базы.

Если мы налажаем, это почувствуют все, - интервью Максима Нефедова о продолжении реформ

Если мы налажаем, это почувствуют все, - интервью Максима Нефедова о продолжении реформ

Если мы налажаем, это почувствуют все, - интервью Максима Нефедова о продолжении реформ

Если мы налажаем, это почувствуют все, - интервью Максима Нефедова о продолжении реформ


Сенцов написал письмо кинематографистам России,...

Сенцов написал письмо кинематографистам России, поблагодарив их за поддержку

Украинский режиссер Олег Сенцов написал письмо российским кинематографистам, в котором поблагодарил их за поддержку. Письмо обнародовал российский кинопродюсер Евгений Гиндилис в Facebook. "Друзья, вот письмо, которое Олег Сенцов написал подробнее ...

загрузка...

 

Вверх