Новости и события » Спорт » Гарри Кейн: от нуля до 100

Гарри Кейн: от нуля до 100

Гарри Кейн: от нуля до 100

Недавно Гарри Кейн забил 100-й гол в Английской Премьер-лиге. Сейчас он - лучший бомбардир Европы и мира. Мы предлагаем перевод его воспоминаний и размышлений, опубликованных на ресурсе The Player's Tribune - в месте, где выдающиеся спортсмены пишут о себе и о спорте.

Неудача - забавная штука, когда ты ребенок. Я отлично помню тот день. Как раз перед нашим домом в Чингфорде был парк, и я всегда ходил туда играть футбол с отцом и братом. Никаких ворот. Никакой нормальной площадки. Нам надо было просто немного травы и два дерева, чтобы почувствовать себя счастливыми. Я тогда играл за младшую команду "Арсенала". Был, так сказать, в тылу врага.

И вот однажды отец говорит:

- Гарри, я должен тебе сказать кое-что.

- Да, папа...

Он положил руку мне на плечо и сказал:

- Знаешь, Гарри... "Арсенал" тебя уволил.

Не могу точно вспомнить, что почувствовал в тот момент. Честно говоря, вряд ли я даже понимал тогда, что это значит. Я был слишком мал. Но прекрасно помню, как отреагировал отец. Он не критиковал меня. Он не критиковал "Арсенал". Он даже не выглядел чересчур озабоченным. Просто сказал:

- Не переживай, Гарри. Мы будем работать еще больше - и найдем другой клуб, ладно?

Наверное, вам покажется, что большинство отцов в такой ситуации отреагировало бы как-то по-другому - более заинтересованно и эмоционально. Но мой отец, что бы ни случилось, никогда не оказывал на меня давления. Он всегда оставался таким позитивным! Его типичной реакций в любой ситуацией было - ну ладно, будем жить дальше. Именно так он и поступал.

После "Арсенала" я немного поиграл за местную команду, а потом был замечен скаутом "Уотфорда", который предложил мне приехать и попробоваться. Жизнь интересно распоряжается нами - именно после матча за юношей "Уотфорда" против "Тоттенхэма" я получил приглашение в академию "Тоттенхэма". Думаю, белая футболка мне больше к лицу. Отлично помню, как впервые играл против "Арсенала". Удивительно, ведь мне было всего 8 лет, когда они меня выставили - но каждый раз, когда я выхожу против "Арсенала", думаю: "Ладно, посмотрим, кто был прав и кто лучше!"

И теперь, когда я думаю об этом, мне кажется, что лучшего со мной не могло и случиться. Это дало мне такой импульс, которого я раньше никогда не чувствовал.

Я по-настоящему счастлив забить 100 голов в Премьер-лиге. Когда-то, в самом начале, когда "Тоттенхэм" отдал меня в аренду, я спрашивал себя - а смогу ли я забить ХОТЯ БЫ ОДИН гол здесь? Но эти годы многому меня научили. Вспоминаю один момент, когда я играл в 2012 за "Миллуолл". Мы боролись за выживание. Фаны были заведены до предела. И вот в одном из матчей судья принял плохое решение для нас. Всего одно плохое решение! Но ребята на трибунах рассвирепели и стали швырять на поле все, что подворачивалось под руку. Кучу всякого мусора. Пришлось остановить матч, чтобы успокоить болельщиков. И я посмотрел вокруг и сказал себе: "Вау! Да это же просто дурдом!"

Сезон подходил к концу, настроение было мрачным, в раздевалке то и дело слышались разговоры о том, что если мы понизимся в классе, то кому-то вдвое урежут зарплату, а кого-то просто выгонят. Кое у кого были маленькие дети... Вот тогда я начал воспринимать игру на каком-то другом уровне. Я понял, что для кого-то футбол - способ прокормить семью. Я понял, что это все очень серьезно. Пожалуй, именно мой опыт в "Миллуолле" сделал меня взрослым. И я не считаю простым совпадением, что я именно там начал играть хорошо. Что более важно - мы не вылетели. Все это дало мне глубокую связь с фанами "Миллуолла". Я люблю их - пусть они иногда и бывают немножко сумасшедшими!

Я старался делать все, что могу, вернувшись в "Тоттенхэм". Но они опять отдали меня в аренду - "Лестеру", который тогда играл в Чемпионшипе. Тогда я пережил худшие дни в моей карьере. Я не попадал в команду. Помню, сидел в своей квартире и мучил себя вопросом: "Если ты не можешь играть за "Лестер" в Чемпионшипе - как же ты собираешься выступать в Премьер-лиге за "шпор"?"

Впервые я мог сказать о себе, что меня охватили сомнения. Это жестокая штука - сомнения! Ко мне приехали родные, и я признался им, что хочу бросить все. Я уже не мог бороться с отчаянием. И тогда отец сказал мне: "Послушай, просто продолжай работать. Просто делай свое дело, и все наладится!"

Тогда, в эти пустые дни в моей квартире, мне подвернулся на YouTube фильм о Томе Брэди - знаменитом квотербеке "Нью-Инглэнд Пэтриотс". Это была история о том, как в него не верили. На драфте его выбрали только под 199-м номером - можете себе такое представить? Все всегда вокруг сомневались, что такой долговязый и нескладный парень может стать классным квотербеком. И я сразу подумал о себе. В меня ведь тоже все не верили, и я часто слышал, что как-то не слишком похож на нормального бомбардира.

Этот фильм по-настоящему вдохновил меня. Брэди бесконечно верил в себя - и продолжал работать, почти исступленно, стремясь стать лучше. Это было как будто про меня! Может показаться странным, но после этого фильма внутри меня как будто включили свет. В тот день, в своей лестерской квартире я сказал себе: "Знаешь, что? Сделай это! Трудись, как можешь, и твой шанс обязательно придет! А когда это случится - хватай его и не упускай!"

Через пару матчей мы играли с "Миллуоллом", моей бывшей командой. Защитник, приставленный ко мне, сразу сказал: "Знаешь что, Гарри? А ведь у меня еще не было ни одной желтой карточки! И я собираюсь заработать первую на тебе!" Он попытался запугать меня - прямо и грубо. И вот мы идем с ним на верховой мяч. Выпрыгиваем, боремся - и мой локоть попадает ему по ребрам. Он падает и морщится от боли. А я переступаю через него - просто переступаю через лежащего игрока, понимаете? - и играю дальше. Так я дал понять - ему, себе и всем - что меня не запугать.

Перед следующим сезоном я вернулся в "Тоттенхэм". Там был новый тренер - Андре Виллаш-Боаш. Он опять хотел отдать меня в аренду, и было несколько приличных клубов, готовых меня принять. Но это было не то, чего хотел я. Я мечтал лишь об одном - играть за "Тоттенхэм". И прямо сказал ему об этом. Он посмотрел на меня слегка растерянно. А я добавил:

- Я хочу доказать, что могу играть в стартовом составе. Можете говорить мне каждую пятницу, что я не заслуживаю играть в первой команде. Но я не хочу уходить!

Это решило все. Он оставил меня, я стал тренироваться с командой. Я почувствовал доверие, почувствовал себя обязанным его оправдать. И передо мной была моя детская мечта - вот, прямо здесь, только руку протяни! Я мог сколько угодно ждать, что эта мечта как-то сама собой свалится на меня. Но так не бывает. Ты должен сам ухватить ее!

Я тренировался, но все еще не играл. А зимой Виллаш-Боаш ушел, и новым тренером стал Тим Шервуд. Он и стал меня выпускать в "старте". И я забил три гола в первых же трех матчах. Остальное, как говорится - уже часть истории. Это невероятное чувство - забивать на "Уайт Харт Лейн". И я никогда ранее такого не чувствовал. Но стал ли я после этого новым человеком? Нет! Честно говоря, тем, кем я являюсь сейчас, сделали меня предыдущие годы.

Конечно, все изменилось, когда в следующем сезоне пришел Маурисио Почеттино. Никто не оказал большего влияния и на меня, и на клуб. Маурисио принес с собой новую философию. И он сплотил команду. У него самого была прекрасная карьера игрока, он никогда не говорит об этом. В его тренерском мире вообще не существует он сам - только игроки и мысли о том, как сделать их лучше, как им помочь преодолеть трудности. Правда, если вы ленитесь, то он становится безжалостным, и его двери для вас закрыты. Но что, если вы самоотверженно работаете и относитесь к нему с уважением? Не сомневайтесь - тогда он отдаст вам все время, которое у него есть.

Помню один случай. После матча, в котором я сделал хет-трик, он пригласил меня зайти к нему в кабинет. Мы тогда еще не были так близки, как сейчас - и я гадал, какова причина приглашения. Открываю дверь - и вижу, что он встречает меня с бокалом хорошего красного вина. Обнимает и говорит: "А теперь давай сфотографируемся на память!" Тогда я подумал: "Черт возьми, это ведь действительно особенный человек!" С тех пор мы многое пережили, и могу сказать, что за пределами футбола он стал моим другом.

Его эмоциональность и человеческие качества сделали "Тоттенхэм" не просто хорошей командой, а компанией настоящих друзей. Мне кажется, в современном футболе это большая редкость.

Футбол позволил мне пережить незабываемые моменты. Помню первое дерби Северного Лондона в моей карьере - матч с "Арсеналом" в 2015. С командой, которая меня отвергла... Когда в туннеле мы стояли рядром с ребятами в красных футболках, так хорошо мне знакомых красных футболках - просто мурашки по коже побежали... Перед матчем я представлял себе, как забиваю голы в их ворота. И я забил два. Второй принес нам победу - и, наверное, это был лучший гол, который я когда-либо забивал головой.

Я был счастлив. И дело было не столько в "Арсенале" - нет, тут другое. Я просто был страшно рад доказать всем, что у меня получилось. И прежде всего, хотел, чтобы порадовалась моя семья, которая оставалась со мной, что бы ни происходило. В каком бы "Норвиче" или "Лестере" я ни оказался.

Мы с "Тоттенхэмом" вплотную приблизились к титулу. Последние два сезона мы были очень близки к нашей мечте. И мы обязательно добьемся своего. Как? Боюсь, мои слова покажутся ужасно нудными - но я правда уверен, что это единственное, что поможет. Надо просто продолжать работать!

Гарри Кейн: от нуля до 100

Гарри Кейн: от нуля до 100

Гарри Кейн: от нуля до 100


Меджлисовец бандеровцу «побратим», союзник и расходный...

Меджлисовец бандеровцу «побратим», союзник и расходный материал

В истории часто случаются события, когда не очень близкие друг другу политические силы объединяются против общего врага. При том, что противоречий между ними больше, чем точек соприкосновения. Иногда такие коалиции бывают удачными, вроде усилий подробнее ...

загрузка...

 

Вверх