Новости и события » Общество » Нынешний парламент, наверное, самый сложный за все время

Нынешний парламент, наверное, самый сложный за все время

Нынешний парламент, наверное, самый сложный за все время

Влащенко: Сегодня у нас в гостях человек, о котором очень много писали в последнее время - Александр Грановский. Добрый вечер. Все пишут, что вы коммуникатор между президентом, фракцией БПП и судами. Грановский: Неправда. Я не отношусь к тем людям, которые являются мостиком между президентом и фракцией. Президент, насколько мне известно, достаточно регулярно встречается с представителями нашей фракции. Когда у фракции накапливаются вопросы, она их очень часто адресует президенту. И президент иногда бывает недоволен поведением фракции, поэтому и он инициирует такие встречи. Мы говорим совершенно спокойно, в рабочем режиме, о тех или иных вещах.

- Говорят, что Кононенко рекомендовал вас в список народных депутатов. Почему он выбрал именно вас?

- Игорь Витальевич познакомил меня с президентом и сделал подобную рекомендацию по одной простой причине - исключительно человеческие отношения и деловые качества, которые я смог продемонстрировать в Киевсовете. Ничего другое нас не связывает - мы никогда не были партнерами.

- Почему журналисты выбрали именно вас и Игоря Кононенко, чтобы называть вас людьми, которые ничем не брезгуют?

- Я думаю, что сам Кононенко, как персоналия, в меньшей степени интересует тех, кто его атакует, нежели его старый друг - президент. Конечно, какие-то нелестные высказывания в адрес Игоря, это, скорее, высказывания в адрес президента. Мне сложно сказать, почему выбрали меня. Если я, в действительности, исполнитель каких-то грязных дел, то это очень легко проверить. Всегда есть люди, готовые это прокомментировать - те, которым был нанесен какой-то урон. Всегда появляются инсайдеры в правоохранительных органах, в судебных инстанциях. Сегодня все сотрудничают с журналистами, делают это очень часто с удовольствием. И готовы "сливать" любую информации. Так, когда ее нет - нет предмета разговора.

- Вы и Кононенко за два года своего депутатства никогда не были публичными оппонентами президента. Вы считаете себя солдатами политической силы, и я думаю, что это ответ на то, что вам обеспечивают какие-то другие преференции.

- Я отношусь к тем людям, которые президента уважают, понимаю ход его мыслей, и всегда понимаю задачи, которые он ставит перед нами. В случае, если бы я не был согласен с его позицией, то нужно с ним встречаться и просить выйти из фракции. Сегодня, когда страна находится в опасной ситуации, любые высказывания в его адрес членов его фракции очень опасны.

- В вашей фракции тоже есть внутренняя фронда, люди, которые не согласны с президентом, не согласны с вами. Как вы с ними общаетесь непублично?

- Люди, которые зачастую не согласны или с мнением фракции, или президента, действительно существуют. У каждого человека есть право на свое мнение. Более того, все эти люди состоявшиеся опытные политики и депутаты. Чаще всего - журналисты. Большая часть из этих людей занимает достаточно взвешенную позицию и готовы к диалогу. Очень часто они признают, что заблуждались, потому что не было полной информации и т.д. И буквально несколько человек всегда занимают острую позицию, агрессивную даже, не взирая ни на что. И с этими людьми поговорить приватно не получается. Я могу привести пример истории с торговым центром Sky Mall, к которому я до 2014 года имел отношение. Фракция высказалась за то, чтобы я объяснился. Я представил свою позицию, документы, историческую справку. С тех пор этот вопрос никем не поднимается, кроме отдельных людей. Очевидно, эти люди являются заложниками своего рейтинга. С 95% фракции у меня прекрасные отношения, и никто претензий ко мне не предъявляет.

- Чем вы занимаетесь в ресторанах, встречаясь с самыми разными людьми?

- Неужели вы считаете, что я бы встречался с людьми в ресторанах, преследуя какие-то тайные намерения? Люди, когда хотят спрятаться - у них это легко получается.

- Наши политики особенно не прячутся.

- Не исключайте человеческую составляющую. Если на молекулы разложить подобные встречи в ресторанах, кафе, то ничего дурного в этом нет. У меня нет профессиональной коммуникации с людьми, кроме как в рамках парламентской деятельности. Не нужно искать какие-то сложные вещи там, где их нет.

- Вы писали, что за три-четыре года легко заменить всех судей. А зачем?

- Так, как вы сказали - это не мое мнение. Я убежден, что среди сегодняшнего судейского корпуса достаточно порядочных людей. Уверен, что многие из них останутся. Докажут свою и профпригодность, и моральные качества. Они пройдут новое оценивание и многие отсеются.

- Как вы будете их сепарировать с точки зрения моральных качеств?

- Сегодня каждый судья подвергается достаточно жесткой и довольно неприятной проверке НАБУ. НАБУ анализирует образ жизни судьи, его родственников и т. д. Конечно, по-другому - никак. Я слышал о подобных собеседованиях, когда судьи не могли ответить на совершенно примитивные вопросы. Оценить можно, только проанализировав образ жизни судьи. Ни один судья не скажет, что он аморален, или все время лгал. Поэтому, я бы не одевал ярлыки на всех. Считаю, что достаточно много достойных людей, которые в состоянии будут пройти такую проверку. Думаю, что мы должны оставить достойных. Которые в будущем будут зарабатывать достаточно.

- Какая команда будет работать на довыборах?

- Меня точно нет в этой команде. Но если меня партия попросит присутствовать на выборах и оказывать ту или иную поддержку, - я соглашусь.

- Как часто вы пропускаете заседания ВР?

- Практически не пропускаю. Разве что в пятницу, когда депутаты позволяют себе работать в комитетах.

- Как вы считаете, сколько еще будет выброшено компромата, и в каких случаях он будет выбрасываться против тех или иных людей?

- Если допустить, что теория заговора существует, и за этим кто-то стоит, то, конечно же, это первая серия. И наверно она появилась в эфире в какое-то правильное время неспроста, и ждет своего продолжения.

- Будут там люди из БПП?

- Я не могу исключить.

- Ведет ли БПП свою "амбарную книгу"?

- Я далек от мысли, что это так, но все живые люди.

- А как партия учитывает затраты?

- Я не знаю. Я не занимаюсь этим. Но я уверен, что если представители БПП окажутся в тех "черных списках", и у НАБУ будет достаточно оснований утверждать, что их подписи действительны, то такие люди немедленно исчезнут, и на их политическом будущем будет стоять большой крест.

- Хотели бы вы уйти в исполнительную власть, например, на место Филатова?

- Нет, таких амбиций и желания у меня нет.

- Вам комфортно в парламенте и вы хотите там работать?

- Да.

- Почему, как вы говорили, Кононенко общается чаще с президентом, чем другие представители фракции? Почему президент не выбрал его своим представителем в парламенте?

- Только потому, что их связывают длительные отношения. А что касается второго вопроса - Кононенко является заместителем главы фракции, и выполняет те функции, которые присущи этой должности. У представителя президента функции совершенно другие. Он должен изучать глубоко президентские инициативы, убеждать парламент в этих инициативах, работать с другими фракциями. Он должен быть по-другому публичен.

- Вы учитесь в тернопольском юридическом. Я наводила справки - вас там никто никогда не видел на сессиях.

- Неправда. Это некорректная информация. У меня индивидуальный график сдачи экзаменов.

- А что вы сдавали, когда приезжали в последний раз?

- Криминальное право и хозяйственный процесс.

- Когда вы готовитесь к экзаменам?

- Я готовился порядка трех недель. Я вас заклинаю проверить эту информацию, и больше к ней не возвращаться.

- Какие оценки вы получили?

- 77 и 75.

- Ваша помощница стала членом правления ОПЗ, который приносит прибыль.

- Я не знаю, приносит ли он прибыль.

- Приносит. Зачем приватизировать предприятие, которое совершенно реально приносит прибыль?

- Я владею публичной информацией, что одесский припортовый прибыль не приносит - это убыточное предприятие, на сегодняшний день. Общее мнение говорит о том, что государство - плохой менеджер, и не может эффективно управлять такими сложными процессами.

- Государство не может управлять, если есть "смотрящие". И оттуда деньги крадут.

- Вне всякого сомнения, но мне сложно комментировать, потому что я деньги не краду. Для того, чтобы избежать всех подобных заключений, надо это продать. Надо посмотреть, сколько рынок предлагает, провести открытый тендер, и получить наивысшую цену.

- Как ваша помощница могла стать членом правления ОПЗ?

- Это человек, у которого есть подобный опыт, и которого оценили. Оценивал не я, а Фонд госимущества. И потом, эта должность ничего из себя не представляет.

- Зачем вам нужна политика, стрессы? Ведь у вас достаточно средств для нормальной жизни.

- Это может быть нужно для личностного роста, та сложная политика, в которой мы все живем - это очень непростые условия. Парламент, депутаты - очень непростые люди. Это, наверное, самый сложный парламент за все время. Но вся атмосфера заставляет человека развиваться и расти профессионально.

- Ваш вопрос?

- Не задаетесь ли вы себе вопросом, что сегодня самая объективная и эффективная власть в руках у журналистов. Насколько они ответственно эту власть берут и ею распоряжаются?

- Это галлюцинация и иллюзия - у журналистов никакой реальной власти в стране нет. Реальная власть - это когда публикация происходит, и президент уходит в отставку. А когда не происходит ничего, какие бы публикации не происходили - это совершенно имитационная история. Но я верю, что вместе с ростом гражданского общества будет меняться и влияние журналистики - на все. Спасибо большое, Александр. 112.ua

ИА «Newsmir.info». При использовании материала гиперссылка обязательна.


В Запорожской области уничтожили больше 2 тыс. гектар...

В Запорожской области уничтожили больше 2 тыс. гектар лесополос

В Запорожской области незаконно уничтожено более 2-х тысяч гектар лесопосадок. Об этом сегодня заявили на совещании в областной прокуратуре, сообщает 061. Как заявил прокурор Запорожской области Валерий Романов, в области сложилась критическая подробнее ...

загрузка...

 

Вверх