Новости и события » Общество » Анжелика Пилипенко: в Верховную Раду без бюджета

Анжелика Пилипенко: в Верховную Раду без бюджета

Анжелика Пилипенко: в Верховную Раду без бюджета

Юрист и преподаватель, депутат Днепропетровского городского совета и кандидат в народные депутаты по 27 округу Анжелика Пилипенко рассказала новостям Днепра, как начинала «говорящей головой», о 200 тыс. долларов за вход в горсовет, об отсутствии билбордов и о своих студентах в команде Саакашвили. - Добрый день! Когда вы победите, в какую фракцию войдете?

Анжелика Пилипенко: В случае победы, я хочу остаться внефракционным депутатом.

- Если посмотреть на вашу политическую историю, то у вас были серьезные переходы, скажем так. Сначала вы были депутатом горсовета от БЮТ, потом - от Партии регионов, сейчас почему-то ваши коллеги из Оппоблока называют вас «тушкой». Вы входите в группу «За Днепропетровск». Почему так складывается?

Анжелика Пилипенко: Я могу вам рассказать всю предысторию. До БЮТ я, в принципе, в политику и не собиралась. Но в какой-то момент я стала председателем домового комитета, потом начала теребить своего городского депутата, чтобы он помогал по тем или иным вопросам. Потом он пригласил меня стать помощником, потому что я юрист, аспирант, могу оказывать людям бесплатную юридическую помощь. После я попала в абсолютно непроходной список БЮТ. Там, где планировалось, что 40 человек зайдет, а после сорока уже люди, скажем так, должны были быть благонадежными для того, чтобы показать: список достаточно хорош. Когда Крупский стал замом мэра, по списку подвинулась. Зашел 21 депутат, а те, кто был до меня, - все отказались: людей еще щемили по бизнесу, по должностям. БЮТ решил: у нас есть кандидат без бизнеса, особой должности... Ну, отобрать должность доцента кафедры - пройди конкурс и отбери. Давайте, решили, заведем ее - будет у нас говорящей головой. Так и началась моя политическая карьера.

- Журналисты вас действительно любили и любят.

Анжелика Пилипенко: Спасибо. Что касается Партии регионов. По окончанию каденции 2010 года сменилось городское партийное руководство БЮТ. Господин Курячий стал головой городской парторганизации. И нам заявили, что за второй созыв надо 200 тысяч долларов. Поднимите материалы. Пасхалов Сергей Александрович, он, кстати, сейчас тоже баллотируется по этому же округу, был тогда секретарем нашей фракции в горсовете. Он собрал большую пресс-конференцию с центральными СМИ, где об этом все подробно рассказал. У нас спрашивали, почему мы не хотим опровергать это. Потому что это была правда. И тогда я решила, что вообще не буду никуда идти. Нет, так нет. Хотя мне, как мажоритарщику, было интересно, могу ли я рассчитывать на поддержку людей.

Меня приглашали в разные политические силы - их было пять, но почти все хотели деньги за «вход» в городской совет. Но откуда деньги у преподавателя вуза? Когда пригласили «Регионы», я спросила: почему меня? Я пять лет с вами собачилась, мочила на каждом углу, а теперь вы меня приглашаете? Мне сказали: посмотри, мол, - вот, 80 человек, а нет говорящих. Я поставила два обязательных условия: не заниматься партийным строительством и не рекламировать Януковича в президенты. Буду заниматься ОСМД, ЖСК и ОСН, своей системой ЖКХ. Если устраивает, я согласна. Таким образом я попала в «Партию регионов», где была до самого конца, даже тогда, когда люди бросали партбилеты, публично их рвали и сжигали. Я таких пафосных вещей не делала.

Когда произошла революция, и все побежали, я никуда не бежала и одной из последних сдала свой партбилет. Потому что считаю: делать вид, что ни в чем не участвовал, ни к чему не причастен, а вдруг случайно прозрел, потому что что-то случилось в политике - это ненормально.

Из партии вышла в сентябре 2014 года, накануне выборов в Верховную Раду. Подумала, что наигралась в партии, хватит с меня. И с тех пор ни в какую партию больше не вступала.

- А Оппоблок?

Анжелика Пилипенко: То, что я шла под эгидой Оппоблока, так на местных выборах нельзя было баллотироваться без какой-либо привязки. Но в партию я не вступала - шла как беспартийная, и это можно проверить.

- Осенью прошлого года вы делали весьма яркие заявления, критиковали Бориса Филатова и Михаила Лысенко за использование бюджетных средств. А сейчас вы вошли в промэрское большинство. Что изменилось?

Анжелика Пилипенко: Долго горсовет не мог начать работать: блокировали проведение сессий, и так далее. Но это блокирование возможно до поры до времени. А когда надо принимать бюджет, один человек его верстает, а другие непричастны, потому что не сформированы комиссии, ничего не обсуждается, это ненормальная ситуация.

Да, я участвовала в этом блокировании, чтобы что-то сдвинуть с мертвой точки. Но решила, что горсовет должен начать работу. Я даже участвовала в том, чтобы секретарем горсовета Днепра избрали другого человека - Краснова. Его накануне Нового года и избрали. Прошло два месяца, и ничего с мертвой точки не сдвинулось. Ничего не изменилось вообще. То есть все утихло, увяло, работы нет, комиссии не сформированы. А так нельзя. Бюджетники уже просто рвали нас на части. Люди сидели на дотациях прошлого года - по одной двенадцатой. А это совершенно другие деньги.

Дошло до полного кризиса. Мы говорили с лидером Оппоблока Вилкулом, что нужно начинать работу. Но принцип «чем хуже, тем лучше» довел до того, что нас могли бы просто распустить, и были бы новые выборы. А люди бы остались на весь 2016 год без зарплат, без крыш, без швов, без дорог.

- А в чем печаль зарплаты по одной двенадцатой?

Анжелика Пилипенко: В том, что нужно было ее индексировать. Минимальная заработная плата менялась. Мы тогда бюджетникам сделали дотации. Но как можно было дотировать то, чего нет? Нужна была основа, ее надо было принять, а потом дотировать. Люди получали старую зарплату без индексации.

- А сейчас получают дотации, премии?

Анжелика Пилипенко: Мне говорили, что частично получают. Половина получила, половина - нет. Из каких соображений, пока не в курсе. Не задавалась целью выяснить, потому что сейчас бодаемся с этими ОСМД и программами, так что я от этой стороны немножечко отошла. Но если люди будут обращаться, конечно, буду выяснять.

- Сколько лет вы работаете в горсовете Днепра? И чем вы больше всего гордитесь?

Анжелика Пилипенко: С октября 2006 года. Горжусь программой поддержки ОСН от 3 сентября 2014 года, потому что очень много выстрадано. Хотя она сейчас не особенно-то и работала, я думаю, в этом году мы ее реанимируем, и будем поддерживать ОСН - органы самоорганизации населения. Тут есть оппоненты, они не участвуют в выборном процессе, но активно «помогают» - критикуют меня за то, что я как об альтернативе ОСББ говорю об ОСН. Совершенно это не альтернатива. Это абсолютно разные вещи. Орган самоорганизации населения живет по одноименному закону. Он - представительский орган власти - как мини-исполкомчик в отдельно взятом доме, улице, квартале - в зависимости от масштаба. ОСН - домовой, уличный или квартальный - занимается проблемами локального значения. Например, контролем за предоставлением услуг ЖКХ, социальными вопросами - всего 14 властных полномочий, которые прописаны в законе. Плюс местный совет может делегировать какие-то полномочия ОСН, чтобы они их выполняли. Например, квартальные комитеты выписывают справки о составе семьи. На каком основании им это делегировал районный совет - это отдельная история.

А ОСМД - это хозяйствующий субъект: содержание дома, хозвопросы. То есть нет противоречий между одним и другим. Внутри ОСН может быть ОСМД, которое может совпадать по территории, а может - иначе. Представьте, у нас на Мандрыковке 22 огромных дома, входят в ОСН «Победа». Туда входят ЖСК, ОСМД, дома коммунальной собственности.

На основе ОСН легче всего создавать ОСМД. Те, кто уже научился между собой взаимодействовать, благоустраивать свой дом и двор, с момента вступления в силу закона про особенности осуществления права собственности многоквартирных домов именно на основе ОСН начали «выстреливать» как грибы после дождя, ОСМД. Потому что люди хотят сами управлять своим домом.

Но одно другому не мешает.

- Сколько в городе ОСН и есть ли примеры, когда было плохо, а стало хорошо?

Анжелика Пилипенко: ОСН у нас около 900, но реально живых и активно работающих около 400. Самых активных - еще меньше. Положительный пример такой: на бульваре Славы, когда еще разрешали строить казино, планировалась застройка развлекательного комплекса. Тамошний ОСН вошел в юридическую и физическую плоскость борьбы, когда сносили появившийся ночью на их территории забор. В итоге добились того, что ничего развлекательного не построили. Там заложена церквушка и благоустроен для отдыха бульвар, построена площадка.

Еще могу пример привести на уровне своего дома. Он стоит в оползневой зоне: 80 метров от конца дома - активный оползень. Возле нас хотели построить автомойку, которая бы сливала воду под наш дом. В таком случае мы бы уже, как злополучный дом на Тополе в 1997-м, уплыли давно. Попытались поставить у нас забор. Но через 10 минут собрались люди, которые этот забор вышвырнули на Запорожское шоссе и перекрыли его.

Это то, что касается физического противостояния. А что касается юридического аспекта, то мы добились решения горсовета о включении этой зоны в список неподлежащих застройке - как рекреационную.

- Но люди и без ОСН не дают застраивать. В чем счастье ОСН?

Анжелика Пилипенко: В том, что без этого представительского органа власти и общественных слушаний невозможно что-то на их территории построить. Кроме того, у нас сейчас дома - как «летучие голландцы». Земля либо в аренде, либо в постоянном пользовании. Но люди хотят, чтобы на их земле не поставили МАФ, парковки и прочее. А выделить землю в Днепропетровске - на это надо около двух лет и примерно 20-80 тыс. гривен: на геодезию, аэрофотосъемку, и т. д. - можно придумать тысячу причин, чтобы заплатили. Так у нас было три года назад.

К примеру, во Львове это стоит 10 тыс. грн. для любого дома. Мы тогда еще просили львовян, чтобы они нам землю нарезали (смеется - ред.).

Так вот, ОСН может определить себе землю, на которой он действует как орган самоорганизации, как контролирующий орган власти. Тогда не нужно ни выделять землю, не проходить долгие процедуры. Достаточно пройти две сессии райсовета, утвердить себе территорию деятельности - это то, что сейчас пытаются делать очень многие ОСН, обеспокоенные «бесконечными» МАФами, парковками и «наливайками». Таким образом, либо группа домов или один дом может контролировать вокруг себя ситуацию.

- ОСН может выгнать МАФ или «наливайку»?

Анжелика Пилипенко: ОСН может все, если им такое позволят. Например, в Киеве ОСН выдали удостоверение народного контролера, и они реально сносили МАФы. У нас ОСН может рекомендовать снести МАФ, потому что он это видит. Или - не допустить его установки без согласования.

- А существующие - только горсовет может сносить?

Анжелика Пилипенко: Представьте, что ночью поставили МАФ, а дальше снести его можно только по решению суда - это если не выходить за юридические рамки. Посему не допустить вполне возможно.

- Так для этого нужны народные дружины, получается?

Анжелика Пилипенко: Совершенно верно. На Соколе есть такая инициатива - чтобы помогать полиции следить за общественным порядком.

- Вас послушать - государство начинает уходить в прошлое... Вы возглавляли общественную организацию «Коммунальный контроль». В соцсетях писали, что это исключительно предвыборная, пиаровская тема для критики оппонентов...

Анжелика Пилипенко: Скорее, это была поствыборная тема.

- Жива ли эта организация сегодня?

Анжелика Пилипенко: Она была жива в рамках Оппоблока, потому что тогда была медийная поддержка. На сегодня «Коммунальный контроль» продолжает принимать заявки и работает, но своими силами, без медиа-поддержки. Было много обращений, которые превращались в мои депутатские запросы. С пр. Петровского приезжали, благодарили за решение вопроса с дорогами. У кого-то балкон падал - помогли. Примеров много. Это были мелкие ЖКХашные проблемы, которые люди не могли решить сами. Скажем, из-за того, что не могли выйти на своего депутата. Некоторым людям помогли состыковаться со своими депутатами, потому что их многие даже не знали. Также помогали сделать депутатские запросы.

- Вы преподаете трудовое право в Университете таможенного дела и финансов. Как вы относитесь к анекдотам о таможенниках и как много, по вашему мнению, будущих коррупционеров среди ваших студентов?

Анжелика Пилипенко: Я не преподаю коррупционное право (смеется - ред.). Объективно скажу так. Сейчас Саакашвили в Одессе набрал новую команду в таможню. Так, из 132 вакансий 78, если не ошибаюсь, - наши студенты. Он обещал им нормальную зарплату. Я очень надеюсь, что эта часть студентов сможет избежать вариантов с коррупцией, потому что - объективно - наша система, она порождает коррупционеров априори. То есть если человек идет на работу в другой город, где надо снимать квартиру, чем-то питаться, а заработная плата 1450 грн. «грязными», вы сами понимаете. Есть ребята, которые снимают квартиры впятером, вшестером - чтобы минимизировать свои затраты, выжить в этой ситуации. Но немногие остаются в этой системе, потому что она ломает людей. Те, кто остается, где-то приспосабливаются, где-то еще как-то.

Кстати, не столько я верю Саакашвили, сколько я верю, что он хочет сделать образцово-показательную модель. Туда пошли реально лучшие наши студенты - призеры с лучшими научными работами. И я еще у них потом спрошу, удалось ли им избежать коррупционной составляющей. Думаю, они мне не соврут.

Я со студентами дружу и в очень хороших отношениях. Недавно встретила студента, который пошел работать в полицию. Спрашиваю: как тебе там живется? Он мне рассказал все абсолютно честно - так, как оно есть на самом деле. Сказал, что они выполняют функцию ГАИ. Так вот, когда останавливают нарушителя на хорошей машине и с водителя можно что-то «снять», то это делает ГАИ. А если нарушитель на «Запорожце», то его останавливает полиция. Сейчас этот человек переходит в другой город, потому что сказал, что ему, неместному, будет легче жить, не снимая квартиру. Он уехал в Запорожье.

В целом студенты честно мне рассказывают правду. О том, как их насильно забирают в АТО. Так было со студентом дневного отделения, которого, вообще, не имели права призывать. Он до учебы служил в армии и вдруг оказался на «повышении квалификации», где шантажировали, дескать, если выйдет за пределы части - будет дезертиром. А у него отец 2 года назад подорвался на шахте и остался без рук и без ног. Я позвонила. Говорю, что вы делаете? Студент с дневного отделения, единственный кормилец в семье, у него папа - инвалид. А мне говорят: «Слышь ты, кураторша! Езжай на полигон и там с начальством разговаривай!».

- Предвыборная кампания заканчивается, а вашей агитации не видно. Где ваши «борды»?

Анжелика Пилипенко: Их нет.

- Вы считаете, что и с малобюджетной кампанией можно победить?

Анжелика Пилипенко: Мой бюджет - это личные средства, деньги друзей и общественной организации «Наш дом - Днепропетровщина», которая меня поддерживает. Я сама выпускала буклеты, с кредитки положила залог. В 2014 году я так же шла сама по себе, и никто меня не поддерживал.

А сейчас, когда я в Facebook разместила информацию, объявились люди из моего далекого прошлого. Некоторых двадцать и более лет я не видела. Где-то с кем-то работала. Есть мои одноклассники, «одношкольники». Вот это и есть мой ресурс.

А «борды» - это дорого. У меня есть люди, помогающие организовать встречи с другими людьми - в домах. Помогают раздавать буклеты и рассказывать обо мне. Таких немного, человек примерно двадцать.

- Но они - высокого качества?

Анжелика Пилипенко: Надеюсь! А мой буклет и календарик - это все, что есть из печатной продукции.

И знаете, что интересно. В прошлые выходные я приходила к жильцам разных домов, в том числе к тем, кому помогала по линии конкурса по энергоэффективности и энергосбережению. Было приятно, что меня помнят, хорошо отзываются.

Я понимаю, что очень трудно будет переломить ход выборов... Главное - защитить результат. Поэтому у меня наблюдатели будут только из тех, кому я действительно доверяю. Но - не на всех участках, так как некоторые, как я понимаю, будут заранее заангажированы под других кандидатов. Однако хотя бы на том количестве участков, которые в прошлый раз дали мне хорошие результаты, будут мои друзья и знакомые.

- Какой первый законопроект вы предложите в случае победы?

Анжелика Пилипенко: Об этом я написала в своей программе. Мой первый противооползневый законопроект положили в долгий ящик, откуда я хочу его снова достать и запустить.

Второй шаг - законопроект, который вместе со мной разрабатывался - о самоорганизации населения. Под ним подписались 17 нынешних народных депутатов. И я хочу снова его проталкивать дальше, чтобы он не ложился под сукно, и ОСН дать больше возможностей для существования.

И третий - о первом рабочем месте. Буду писать его сама. Раньше было распределение, первое рабочее место было гарантировано. Сегодня распределения практически нет нигде, и ребята сталкиваются с тем, что у них нет опыта работы, без которого не берут в штат. Так вот, я считаю, что людям должны гарантировать первое рабочее место по полученной специальности - хотя бы на 3 года, а дальше видно будет, и человек сам примет решение. Надо социально защитить выпускников, чтобы они не жили впроголодь на минимальную зарплату, оказавшись в том месте, где негде жить - это же ненормально. Должны быть какие-то «подъемные».

- Спасибо! Желаем вам победы! Ваши законопроекты и мне лично очень нравятся.

Анжелика Пилипенко: Спасибо большое, Ольга!

Ирина Логуш

Анжелика Пилипенко: в Верховную Раду без бюджета

Анжелика Пилипенко: в Верховную Раду без бюджета

Анжелика Пилипенко: в Верховную Раду без бюджета

Анжелика Пилипенко: в Верховную Раду без бюджета

Анжелика Пилипенко: в Верховную Раду без бюджета

Анжелика Пилипенко: в Верховную Раду без бюджета

Анжелика Пилипенко: в Верховную Раду без бюджета


В ОНЭУ проходят курсы подготовки для председателей ОСМД

В ОНЭУ проходят курсы подготовки для председателей ОСМД

Несколько дней назад в Одесском национальном экономическом университете прошло вручение сертификатов государственного образца по завершению программы-тренинга "Повышение квалификации управляющих и работников объединений совладельцев подробнее ...

загрузка...

 

Вверх