Новости и события » Общество » Борис Херсонский: «Флешмоб яНеБоюсьСказати - первый шаг к революции в обществе»

Борис Херсонский: «Флешмоб яНеБоюсьСказати - первый шаг к революции в обществе»

Борис Херсонский: «Флешмоб яНеБоюсьСказати - первый шаг к революции в обществе»

В Украине и за ее пределами набирает обороты флешмоб яНеБоюсьСказати, который запустила журналистка Анастасия Мельниченко. Суть его заключается в том, что женщины делятся своими историями о пережитом сексуальном, моральном и физическом насилии. Флешмоб вызвал огромный резонанс в обществе, но люди относятся к нему по-разному. Кто-то восхищается женщинами, которые набрались смелости, чтобы рассказать о тех ужасах, которые с ними произошли, а кто-то отпускает колкости и насмешки по поводу происходящего.

О том, какой эффект можно ожидать от флешмоба и почему общество так на него реагирует, мы решили поговорить с известным одесским психологом Борисом Херсонским.

- Почему яНеБоюсьСказати вызвало такую бурную реакцию в обществе?

- Дело в том, что эта тема лично затрагивает очень многих людей, но очень многие долгие годы держали язык за зубами. Даже с психотерапевтами на эту тему говорят с трудом и неохотно, ведь это стыдно и об этом принято молчать, потому что это унижение и поражение личности человека. А сейчас вдруг оказалось, что об этом говорить можно.

Я бы сказал, что у нас повторилось то, что на Западе произошло в 80-90-е годы, когда стал популярен термин "сексуальные злоупотребления" или "сексуальные домогательства". Мы жили в стране, где что греха таить, во многих учреждениях начальство принимало на

работу молодых женщин через постель. И все знали об этом, и даже было такое выражение: "Эта женщина поднимается по служебной лестнице с широко расставленными ногами". И все на это смотрели совершенно нормально. Аналогичная ситуация была когда-то и на Западе, но там более сильное феминистическое движение и там раньше заговорили о том, что это ненормально.

Я давно занимаюсь этим вопросом и еще в 2000 или 2001 году мы с покойным Александром Николаевичем Моховиковым опубликовали книгу под названием "Женщины и насилие". Это было как раз тогда, когда в нашей стране был принят закон против домашнего насилия. Он до сих пор действует, но в нем есть анекдотический момент - недопустимость виктимного поведения. Но подобное поведение бессознательно и основывается на пережитой в детстве травме, поэтому вводить такое понятие в закон было просто неправильно. Еще одна причина, по которой в нашей стране законы против сексуального и домашнего насилия плохо работают, заключается в том, что вокруг таких событий существует заговор молчания, который был в значительной степени прорван этим флешмобом.

- Как вы относитесь к тому, что женщины, рассказывая в соцсетях о случаях насилия, выносят сор из избы, и выставляют столь интимные вещи на всеобщее обозрение?

- Это сор не из избы, а из души. И его выносить нужно, потому держать это в себе, никому не рассказывая, чрезвычайно тяжело и травматично. Ничего плохого в публичности нет, наоборот, это свидетельствует о том, что с этой темы снято табу. Хотя я думаю, что те, кто говорят о случившемся - это небольшой процент из тех, кто в действительности пережил подобную травму. Но, тем не менее, и это уже достаточно массовое явление.

- Почему некоторые мужчины осуждают женщин, которые поделились своими историями и воспринимают эту тему агрессивно?

- Потому что у нас на тему сексуального насилия существует множество мифов. Один из них - "Женщина всегда сама виновата". Есть даже русская поговорка: "Сучка не захочет, кабель не вскочит". Второй миф - "Суд всегда на стороне женщины, даже если она не права". Это совершенно не так. Позиция жертвы изнасилования или сексуальных домогательств всегда ущербна. Ведь это ей приходится сдавать анализы, проходить медицинские осмотры, неоднократно рассказывать, что с ней произошло, проходить экспертизы, которые установят, нет ли у нее склонности к фантазированию. То есть система делает все, чтобы жертва не чувствовала себя хорошо.

- Флешмоб вскрыл еще одну важную тему. Многие мужчины, да и женщины в контексте обсуждения данной проблемы, говорят о том, что девушки сами провоцируют опасные ситуации, когда гуляют в коротких юбках по ночам. Что вы на это скажете?

- Женщина может одеваться как угодно, если только какие-то вещи не ограничиваются законом. Из того, что женщина вышла в коротких шортах или короткой юбке и на высоких каблуках не следует, что ее можно оскорблять, лапать, что ей в след можно отпускать сальные шутки. Из этого только следует только то, что женщина хочет видеть себя сексуально привлекательной и иногда провокативной. Но на то это и провокация чтобы на нее не поддаваться.

- Как сделать так, чтобы эта акция принесла ощутимые результаты, а не забылась через какое-то время?

- Я не думаю, что об этом забудут. Это все равно, что ввести в обиход что-то, например новую валюту. Самый главный результат этой акции - то, что в массовом порядке женщины поняли, что о насилии можно говорить, и мужчины склонные к нему поняли, что не могут рассчитывать на молчание жертвы. Это точно перелом в нашем отношении к проблеме, и только первый ход, который должен быть продолжен. Мы видим, что данной темой заинтересовались многие средства массовой информации, следовательно, внимание людей к этому будет приковано. Я думаю, что в результате в нашей стране неизбежно должно произойти то, что произошло на Западе.

- В рамках данного флешмоба встречаются и истории мужчин, совершавших насилие, которые теперь рассказывают о своих поступках. Зачем они это делают?

- Я думаю для многих из них это путь к раскаянию, как исповедь. Ведь она тоже может быть публичной. Это сейчас мы привыкли, что каждый лично что-то шепчет священнику, а много лет назад в русской православной церкви была очень распространена общая исповедь, когда священник перечислял грехи, и люди отзывались на них.

- Если мужчина действительно совершил насилие в осознанном возрасте, может ли он искренне раскаяться и больше не повторять подобного?

- Мне кажется, что те, кто об этом говорят, во-первых - ничего особенного не сделали, во-вторых - уже об этом пожалели. Потому теперь и рассказывают. Если же речь идет о настоящем серийном насильнике или о человеке, который практикует "домашнее изнасилование", то есть получает удовольствие от того, что он ломает женщину психологически, то это конечно очень сложная проблема и с такими людьми работают специалисты.

- В рамках флешмоба мужчины вспоминают множество случаев, когда женщины оговаривают их, в частности, чтобы заработать на этом. Такое действительно часто происходит?

- Я, как практикующий специалист, знаю о таких случаях. Подобная неприятная история произошла много лет назад с одним моим знакомым в Штатах. Его пациентка пожаловалась, что он приставал к ней во время сеансов. Конечно, в итоге его оправдали, но на разбирательства ушло три года, в течение которых ему было запрещено практиковать. Но на один такой случай приходится сотни других, когда женщины действительно подвергаются сексуальному насилию. Одна из участниц флешмоба начинает свою исповедь: "Когда меня впервые изнасиловали...". То есть с ней, как и с многими другими такое происходит регулярно, а мы даже не представляем себе, насколько это распространенные вещи.

Беседовала: Анна Карцовник


Леди Гага замазала свои татуировки, чтобы встретиться с...

Леди Гага замазала свои татуировки, чтобы встретиться с королевской семьей

Исполнительнице популярной музыки Леди Гаге пришлось замазать свои татуировки специальными средствами, чтобы встретиться с королевской семьей на ежегодном мероприятии в Лондоне. На днях американская звезда музыкальной сцены Леди Гага побывала на подробнее ...

загрузка...

 

Вверх