Новости и события » Спорт » Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Двадцать лет назад наша страна вернула себе членство одного из, пожалуй, самых престижных межгосударственных клубов - антарктического. В 1996 году британская корона за символическую цену в один фунт стерлингов фактически подарила Украине свою станцию "Фарадей", расположенную на небольшом острове Галиндез вблизи Антарктического полуострова. Четырьмя годами ранее Россия фактически присвоила все антарктические станции Советского Союза, отказав "братскому" народу в передаче хотя бы одной из них.

"Фарадей" стал "Академиком Вернадским", и Украина смогла вносить свою лепту в научные исследования мирового масштаба и, возможно, когда-нибудь, в отдаленном будущем, получит право на освоение самого загадочного и холодного континента планеты.

Как ранее писала "Думская", одесситы присутствовали на украинской станции с самой первой экспедиции. Директор метеоцентра Черного и Азовского морей Виктор Сытов, к примеру, трижды становился начальником "Вернадского. "Думская" встретилась с еще одним нашим земляком, первым выпускником одесского "Гидромета" периода независимости, который смог пройти конкурс на работу на станции, Александром Зуласом.

Постоянное место работы Александра то же, что и у Сытова - Гидрометоцентр на Французском бульваре. Здесь молодой ученый заведует сектором морских гидрометеорологических наблюдений. Год, проведенный на 65, "визжащей", параллели южной широты, по до сих пор действующей советской норме, - всего лишь длительная командировка. Оплачивается она соответственно - 30 грн в сутки, помноженные на полярный коэффициент 12. Не густо, если сравнивать с зарплатами моряков, которые лишают себя общения с родными и близкими на куда меньший период.

Во время последней, третьей, зимовки, из которой ученый вернулся только в апреле этого года, у Александра родился сын.

"Марк появился на свет в ноябре, когда я уже полгода как в Антарктиде был. Поэтому третья зимовка для меня оказалась самой сложной. Я в Одессу приехал 18 апреля, домой зашел, а он еще спит, маленький такой. Проснулся, заулыбался, это было невероятно!" - вспоминает молодой отец.

15 ТЫСЯЧ КИЛОМЕТРОВ ОТ ДОМА

Рождение сына отмечали всей станцией.

"Сначала я выговорил с женой все деньги, которые нам выделяют на год для общения с родными, а потом праздновали", - рассказывает полярник.

Но самые яркие впечатления у Александра остались от первой зимовки на "Вернадском". Молодой человек только окончил экологический университет, получил диплом полярного гидрометеоролога (в тот год их выпустилось всего пять человек), и на свой страх и риск отправил документы в Национальный антарктический научный центр.

"Никто не верил, что с первого раза получится уехать. Я думаю, что мне просто повезло. В 2008 году конкурс составлял всего три человека на место, и нужен был новенький, которому метеоролог с опытом мог передать свои знания, - рассказывает Александр. - В ноябре мне позвонили и попросили приехать на сборы".

А потом завертелось. Будущий полярник прошел медкомиссию, психологический и профессиональный отборы, собрал огромную стопку документов, и весной 2008-го 22-летний парень полетел в самый южный аэропорт Аргентины, чтобы оттуда на небольшом пароходике пересечь суровый пролив Дрейка и очутиться за 15 тысяч километров от родного дома, среди вечных льдов.

"На зимовках ко всем относишься с уважением, любишь, ценишь, но друзей, таких, с которыми потом поддерживаешь отношения, находится два-три, - рассказывает Александр. - В первую зимовку было по-другому. Нас было 13 человек, пятеро из которых одесситы, и со всеми я сейчас общаюсь, знаю даты их дней рождения, звоню, поздравляю".

В первый раз Александр попал на пересменку полярной ночью. На "Вернадском" не встречают с фанфарами и оркестром - после швартовки сразу начинается разгрузка топлива. Системщики, механики и доктора наук в рабочих робах передают шланги на пароход. Работы много: пока перекачиваются 120 тонн дизельного топлива для трех дизель-генераторов - сердца "Вернадского", - нужно перенести продукты и личные вещи на станцию. Обратно на пароход грузится весь мусор, накопившийся за год. Согласно международному меморандуму, все отходы, от картофельной кожуры до исписанной ручки и отработанного масла, должны покинуть Антарктику, захоранивать здесь ничего нельзя. За год накапливается до 25 тюков спрессованного мусора.

Все работают, но работают весело: одни торопятся поскорее отправиться домой, другие предвкушают месяцы новых впечатлений и интересного научного труда. По словам нашего собеседника, для новенького все, кто перезимовал на станции больше года, воспринимаются чуть ли не как реинкарнация Руаля Амундсена:

"Я когда в первый раз ехал, с нами тоже приезжал человек на третью зимовку, и он мне казался каким-то антарктическим гуру, героем произведений Джека Лондона и Дэна Симмонса. Сейчас я понимаю, что это все аура и отпечаток всех тех приключенческих книг, которые я прочел", - говорит полярник.

Проходит две недели, и возраст уходит на второй план, тем более что на "Вернадском" действует правило: обращаться к человеку, вне зависимости от того, 20 ему лет или 50, только по имени. Исключение - Поликарпыч, 60-летний рекордсмен по зимовкам, кавалер ордена "За заслуги" III степени Николай Поликарпович Старинец.

Сейчас бывший дизелист Поликарпыч находится на Вернадском уже восьмой раз - в качестве начальника станции.

"Каким бы ты ни был замкнутым человеком, через месяц ты раскрываешься и начинаешь рассказывать гораздо больше, чем рассказывал бы о себе в другой ситуации. Это очень сближает", - делится Александр Зулас.

Бывают, конечно, и эксцессы. В конце концов, провести больше года в ледяной пустыне, вдали от близких - тяжелое испытание для психики. Не каждый способен его вынести. Какая-то особая агрессия исключена, ведь каждый из полярников проходит строгий психологический отбор, умеет прощать и идти на компромиссы. Но бывает, что наваливается на полярника апатия, он избегает работы, не видит смысла в собственных исследованиях. Для этого на станции есть доктор с соответствующей подготовкой и средствами. Со страдальцем проводят долгий разговор, дают витамины. Если это не помогает, человека освобождают от обязанностей на несколько недель, после чего он, как правило, без проблем возвращается к нормальной жизни и работе.

Девушки на "Вернадском" трудились только в составе первых экспедиций, потом, увы, коллектив стал чисто мужским. Вызвано это целым рядом причин. Во-первых, желающих попасть на самую южную и холодную точку земного шара в юрисдикции Украины не так много, и женщины среди претендентов встречаются крайне редко. А ведь надо еще и чтобы кандидаты соответствовали определенным критериям. Во-вторых, разнополый коллектив в относительной изоляции куда сильнее подвержен конфликтам, нежели однополый: именно поэтому женщин почти нет в экипажах подлодок, хотя в последние годы ситуация меняется. Ну и в-третьих, работа на станции - это серьезные физические нагрузки. Каждое утро нужно махать лопатой - снег валит всю зиму, иногда к утру засыпая выход из станции по крышу. Кроме того, "Вернадский" нуждается в постоянном ремонте. Хоть британцы и строили на совесть, но поддерживать здания и оборудование в должном состоянии непросто. В текущем ремонте на общих основаниях принимают участие и доктора наук, и повар с дизелистом. Нужно уметь и гайку закрутить, и бойлер перетащить.

Первое, что начинает делать начинающий полярник в Антарктиде, по словам Александра - это бегать с фотоаппаратом за пингвинами и другой живностью.

"После первой зимовки я привез 150 Гбайт фотографий, а в 2008 году это было немало. Потом фотографируешь только что-то необычное. Какие-то события, вроде футбольного матча с туристами или подплывшего к лодке кита".

Да, вы не ослышались, у украинских полярников есть собственное футбольное поле - на замерзшей поверхности озера. И там периодически происходят жаркие баталии. Еще в свободное от работы время можно кататься на лыжах и сноуборде. Самые рисковые находят время покорять близлежащие вершины.

"В первую и вторую зимовку мне было интересно ходить в горы, но там очень опасно. На лодке с нашего острова на материк можно добраться только в относительно теплый период, но он же и лавионоопасный. Горы невысокие - до километра, но когда слышишь, как рядом падает лавина, или понимаешь, что идешь по хрупкому ледяному козырьку, становится страшно".

Впрочем, утверждает Александр, если соблюдать меры безопасности, то и риска пребывание на станции особого не представляет. Самая частая травма - это растяжение или ушиб. Самые опасные животные - морские леопарды и касатки. От них больше достается ученым, которые каждый год приезжают на станцию для подводных исследований.

"Видели бы вы, как дайверы выскакивают из воды, когда рядом появляется леопард, - смеется полярник. - Они им и костюмы прокусывали, и маски срывали. Один раз баллон прокусили. Но это не нападение, это у них игры такие".

Остальные ластоногие безобидны, но проблемы от них тоже бывают. Как-то раз молодая морская слониха на два дня устроила себе лежбище в одном из "Зодиаков" (надувной лодке) станции. Не самые лучшие соседи - пингвины. Британцы долгое время держали на станции собаку, которая надолго отвадила пингвинов от острова. Но сейчас действует международная конвенция, и эти птицы являются неприкосновенными - нельзя их гонять.

Если в первую зимовку Александра на метеорологической площадке было всего 30 гнезд, то сейчас их более 300, и пройти по ней в период высиживания яиц практически невозможно. А всего на Галиндезе обитает больше трех тысяч папуанских пингвинов.

ОЗОНОВЫЕ ДЫРЫ И АНОМАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

Если вы думаете, что полярники только и делают, что гоняют в футбол да глазеют на пингвинов, то глубоко ошибаетесь. Ежедневно каждый сотрудник станции в поте лица своего корпит над научными исследованиями. Геофизики, биологи, метеорологи, океанологи и другие снимают показания датчиков и приборов. Частенько приходится выходить наружу, в ледяное безмолвие, какая бы там погода ни было.

"Ночью, бывает, встаешь, чтобы отправить телеграмму, и выясняешь, что датчик не работает. Это значит - надевай свою ушанку и иди чинить, даже если на улице ураган", - вспоминает Александр.

Несколько лет назад из-за экономии средств на метеорологов возложили обязанности гидрологов и озонометристов. Так что, в выходные нашему герою приходилось на лодке отплывать подальше от острова и проводить исследования физических параметров водных масс. Впрочем, как оказалось, тема гидрологии очень перспективна, и одесские ученые даже разработали программу, давшую весьма неожиданные результаты.

"Мы выяснили, что в шельфовых водах Антарктики существует промежуточный холодный слой, очень схожий по параметрам с водным распределением в Черном море. Это, скорее всего, связано с таянием ледников, и поможет нам еще лучше понимать физику распределения водных масс на всем земном шаре", - рассказывает специалист.

В рамках международной программы украинские метеорологи вносят вклад в важнейшие исследования глобальных климатических изменений, ведь именно над Вернадским находится одна из самых больших озоновых дыр планеты. По контракту, за то, что нам подарили станцию, первые 10 лет мы должны были передавать все данные Великобритании, но даже после окончания этого срока Украина согласилась безвозмездно предоставлять результаты мониторинга международному научному сообществу.

По словам Александра, сейчас эта дыра затягивается, а исследования подтверждают, что антропогенная нагрузка на озоновый слой составляет всего 5-7%.

"То, что происходит с озоновым слоем, как и со среднегодовой температурой - это обычные колебательные процессы. Озоновые дыры сейчас тоже затягиваются и концентрация слоя, защищающего нас от ультрафиолетового излучения, приближается к нормальным 300 единицам Добсона. Несмотря на то, что с 1947 года среднегодовая температура увеличилась на 2,1 градуса по Цельсию, последние семь лет на "Вернадском" наблюдается понижение температуры".

"НА БЕРЕГУ"

За 20 лет существования станции на ней побывало чуть более 120 специалистов. После второй зимовки, когда на станции последний раз работали женщины, даже образовалась пара. Сейчас у счастливой семьи четверо детей.

Вообще, полярники очень сплоченный коллектив. Сейчас опыт организации работы на "Вернадском" перенимают турецкие ученые, которые планируют наконец обзавестись собственной полярной станцией в Антарктиде.

Самый главный праздник полярника - Midwinter. Где бы ни был побывавший на ледяном континенте человек, в какую бы часть света его ни забросила жизнь, 22 июня он должен окунуться в воду и обязательно в галстуке. Этот обычай пошел от британцев, которые одни из первых стали обустраиваться на самом южном материке планеты.

Теперь каждый год ветераны Антарктиды, не попавшие в очередную экспедицию, собираются в антарктическом центре в Киеве и купаются в Днепре. А в 2009 году Midwinter организовали одесситы в Затоке.

На самой Антарктиде - это еще и обряд посвящения, после которого новичок становится полноценным полярником. Для этого ему приходится погружаться в прорубь, температура воды в которой минус 1,7 градусов. Прохладно.

А еще наши полярники сами освящают пасхальные куличи. После строительства часовни на "Вернадском" кого-нибудь из верующих ученых мужей выбирают дьяконом, и он сам проводит обряд.

По словам Александра, несмотря на все тягости, долгую разлуку с близкими и экстремальные условия, редкий полярник не хочет вернуться обратно.

"Я пока не загадываю, пойду ли в следующую зимовку. Возможно, чтобы не терять динамику в наших гидрологических исследованиях нужно будет идти. В любом случае - это затягивает. Жена меня понимает, ведь она знала, за кого выходила. Любому человеку, у которого есть возможность туда поехать - это нужно сделать обязательно".

ДЕЛА ФИНАНСОВЫЕ

В конце 2014-го года СМИ растрезвонили по всему свету новость о якобы приближающейся гибели украинской полярной станции: мол, охваченное войной и стремительно нищающее государство оставило ученых замерзать в Антарктике. Денег якобы не хватало даже на фрахт судна, которое должно было доставить на "Вернадский" новую смену и забрать отработавшую.

Как выяснила "Думская", положение тогда, действительно, сложилось критическое: стремительное падение курса гривны по отношению к доллару сделало недостаточным финансирование, выделенное бюджетом на станцию. Дело в том, что почти вся логистика "Вернадского" оплачивается в валюте: в Украине закупаются лишь медикаменты и разные мелочи.

Государство, однако, каким-то образом нашло выход, и станция продолжила существование. В этом году украинским полярникам выделили 32 млн грн. Сине-желтый флаг по-прежнему развевается посреди ледяной пустыни!

Автор - Александр Гиманов

ИА «Newsmir.info». При использовании материала гиперссылка обязательна.

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление

Одессит в Антарктиде: жизнь среди пингвинов, купание в галстуках и кое-что за глобальное потепление


Тревожная мать: чем вредны постоянные опасения за ребенка

Тревожная мать: чем вредны постоянные опасения за ребенка

Новоиспеченной маме свойственно беспокоиться о своем ребенке, о том, все ли правильно она делает. Сомнения, вопросы приводят к тому, что у женщины возникает чувство тревоги за малыша. Особенно эта проблема стоит остро у первородящих мам. Как пишет подробнее ...

загрузка...

 

Вверх