Новости и события » Общество » Иногда уровень политики в ВР настолько становится циничным и отвратительным, что там мерзко находиться

Иногда уровень политики в ВР настолько становится циничным и отвратительным, что там мерзко находиться

Иногда уровень политики в ВР настолько становится циничным и отвратительным, что там мерзко находиться

Влащенко: Сегодня у нас в гостях народный депутат от НФ - Евгений Дейдей. Здравствуйте. Как вы попали в политику? Дейдей: Я был первым комбатом добровольческого батальона в структуре МВД. "Киев-1" - первый добровольческий батальон, который мы создали. С самого начала у нас было 370 человек. Процентов 60 - это были майдановцы, а процентов 40 - добровольцы, которые уже записывались во время формирования батальона.

- А почему вы стали командиром батальона?

- Я показал свои способности в организации, коммуникации, в умении управлять людьми. За все время Майдана у меня не было ни одной потери. Седьмая сотня Самообороны - была самая большая сотня на Майдане, и после окончания Революции Достоинства в ней остались ребята, которые хотели явно идти на фронт. Им нужно было оружие, чтобы защищать свою родную землю. Мы побеседовали с Аваковым, Турчиновым, и глобально нарисовался такой вот проект по добровольческим батальонам. И мы стали первыми, кто возглавил этот проект.

- Вы были начальником отдела департамента милиции особого назначения. Так написано на сайте ВР. Что это за отдел и что это за милиция?

- В милиции я работал на должности советника министра МВД. Я делал мост коммуникаций между добровольцами и министром. Я от имени добровольческих батальонов доносил министру, какие проблемы есть в добробатах и как это нужно правильно сформировать, чтобы ребята могли достойно защищать свою родину. Начальником отдела я не был, потому что быть начальником отдела - это иметь за собой штат. За мной штата не было.

- А кто вам предложил стать депутатом?

- После Майдана первое мое решение было - не ввязываться в политику, а уйти на фронт и повести своих ребят, потому что я не мог их бросить после Майдана. Но на фронте я увидел, что не только важно быть с автоматом, бежать впереди своих ребят и вести их за собой - но и важно доносить что-то людям тут, в Киеве.

- Сколько по времени вы непосредственно участвовали в боевых действиях?

- Я был в АТО 8 месяцев. Самые горячие точки, которые у меня были - это Николаевка, Славянск, Марьинка, Авдеевка, где до сих пор стоит полк "Киев-1", координатором которого я являюсь. Добровольцы не могут без нашей поддержки. Это мои ребята, и если надо, я готов пожертвовать своей работой и стать рядом с ними в один строй. Я считаю, что защищать свою родину и быть рядом со своими боевыми товарищами - это превыше всего.

- Правильно ли было идти в ВР людям, которые не очень хотят там работать и которые остаются на фронте?

- Я думаю, что если человек депутат, то он должен большую часть времени отдавать ВР. Я большую часть времени отдаю фронту и своей активной общественной работе. ВР у меня отходит одна треть, потому что иногда уровень политики в ВР настолько становится циничный и отвратительный, что там просто мерзко находиться и хочется оттуда выйти и больше не заходить.

- Вы пропустили 62% заседаний.

- Да, это неправильно. Но это неправильно в стране, которая не имеет зоны АТО, которая не втянута в боевые действия. Это неправильно для той страны, которая нормально и полноценно может развиваться. Но когда наша страна воюет и часть ребят гибнет на передовой, и они нуждаются в поддержке, но не могут донести это до руководства, то я вынужден ехать к своим ребятам, смотреть на их ситуацию и поднимать шумиху.

- Так может лучше с ребятами остаться?

- Возможно. Потому что чем дальше, тем хуже. Чем больше я наблюдаю за своими коллегами в ВР, тем больше понимаю, что это дно.

- А почему у нас не получается создать новую армию? Где деньги?

- Я приезжаю на фронт и вижу, что бывают такие ситуации, что ребята делят один сухпаек на троих. Я вижу, какая форма шьется - она плавится при малейшем попадании бычка; какие берцы ребята носят - с какими ногами они оттуда выходят. Этот вопрос я задаю многим людям, которые имеют отношение к формированию распределения военного бюджета - где деньги? Но, видимо, я еще молодой политик и не могу успеть за изворотливостью своих "товарищей", которые старше и опытней, чем я. Но я думаю, что придет время и мы сможем найти - где деньги.

- Почему вы не требуете документы и не изучаете, куда уходят финансы?

- Я не знаю, как так получается, но, если я посылаю министру 20 запросов, мне ни на один не отвечают. Дело доходит до того, что мы приходим и говорим: "Мы разобьем палатку у вас в приемной, если вы не объясните нам, как эта ситуация получается". Невозможно достучаться до решения таких вопросов, невозможно найти на них ответы.

- С чем связано, что кроме реформы дорожной службы мы так ничего больше не смогли изменить и сделать?

- Ну почему? Реформа полиции очень успешно проведена. Уже есть первые шаги - это то, что мы сами хотим поменяться и что-то поменять. Патрульная полиция - это первый шаг и самый основной. Когда я недавно был в Мариуполе, где представляли новую патрульную полицию, то в глазах у молодых полицейских я реально увидел что-то такое, что у меня все перевернулось внутри. Они искренне верят, что они смогут своими руками реально поменять нашу страну к лучшему. Это те ребята, которые подадут пример и основной системе, и мы будем пытаться изменить ее вместе с ними.

- Благодаря переаттестации люстрации, очень много профессионалов выбито с мест. Можно ли взять на веру, что все люди, которые работали при Януковиче, - нечестные и взяточники?

- Нет, ни в коем случае. Касательно люстрации у меня тоже есть очень много вопросов. Я не большой сторонник люстрации, потому что считаю, что с нашим кадровым голодом на профессионалов, специалистов - так кардинально, радикально рубить не надо было, если человек работал полгода, год во время власти Януковича, это не означает, что он был хапугой и вором. Я думаю, что нам стоит пересмотреть много наших неправильных поступков и попытаться их исправить.

- С какой партией вы бы пошли в парламент?

- Строго по мажоритарному округу. Я не говорю, что они плохие или хорошие. Я просто хочу быть человеком, который может рассуждать, если его мнение идет вразрез с мнением фракции, коалиции.

- Почему вас не было ни в одной группе в парламенте?

- Я не могу заходить в те группы, которые возглавляет вор, мошенник и коррупционер - Саакашвили. Он ввел в заблуждение наших украинских граждан своим популизмом, дешевым, наглым, продажным враньем.

- А группа "Еврооптимисты"?

- "Еврооптимисты" идут по такому же ракурсу, как и Саакашвили. Если они слушают столь плохого человека, то он их смог либо как-то задурманить, либо у них тоже есть свои цели, интересы, выгоды.

- Есть ли у вас в парламенте друзья?

- Да, очень много. Лучший мой друг - Денис Дзендезерский.

- Вы женаты?

- Да.

- Ваша жена занимается бизнесом?

- Да. У моей супруги есть свой кондитерский цех. А я всегда занимался бизнесом - у меня был автопрокат в Одессе, была и брокерская компания. Я свои деньги заработал еще до того, как пришел в политику.

- Война для многих стала прибыльным бизнесом, и именно из-за этого ее не хотят прекращать.

- Это горькая правда, которую мы все должны признать. Но только это выглядит так с той стороны - там половина сепаратистов были бомжами, алкоголиками, а сейчас они с автоматами могут прийти и забрать у любого человека все.

- А с нашей стороны нет людей, которые участвуют в контрабанде?

- Есть, и их очень много. К сожалению, это те люди, в которых мы когда-то были вынуждены поверить и за них проголосовать. Обычный рядовой боец не в состоянии переваливать такие масштабы контрабанды, которые проходят через зону АТО.

- А кто эти люди?

- Когда у меня будут доказательства - я их назову. У меня была война в Марьинке касательно сигарет. Я воевал с комбригом 28-ой бригады, которая там стояла, и который занимался там контрабандой. Слава Богу, что его уволили.

- Участвует ли в этом руководство области?

- Отчасти, иногда, да. Это очень большая контрабандная каста. Там идут огромные деньги - за фуру сигарет, которую провезут, платят по 200 тыс. гривен. Такими схемами начали заниматься люди далеко не простые, не с улицы. Которые уже до этого имели достаток и смогли поставить своих людей.

- Ваш вопрос?

- Как вы считаете, Саакашвили за год привел нашу страну к успеху, или он обычный популист, который хочет уехать в Грузию для предвыборной кампании осенью?

- Я бы хотела, чтоб сами одесситы сказали, чем он занимается в Одесской области.

- Я - одессит. Он занимается воровством.

- Неожиданный финал нашего разговора. Я надеюсь, что мы с вами еще продолжим наш разговор. 112.ua


Приплыли. Полицейских обвинили в краже «азаровской» картины...

Приплыли. Полицейских обвинили в краже «азаровской» картины Репина

Экс-премьер не имеет отношения к квартире, но некоторые его вещи в ней действительно находились на протяжении трех лет. Об этом рассказал адвокат Азарова Сергей Осыка, сообщают Украинские новости со ссылкой на "Страну". "Квартира подробнее ...

загрузка...

 

Вверх