Новости и события » Общество » Война в Южной Осетии и Абхазии: ва-банк Саакашвили и провал стратегии Путина

Война в Южной Осетии и Абхазии: ва-банк Саакашвили и провал стратегии Путина

Война в Южной Осетии и Абхазии: ва-банк Саакашвили и провал стратегии Путина

8 августа 2008 года началась грузинско-росийская война. Факты ICTV детально описывали ее причины... Говоря о войне в Украине многие эксперты сравнивают ситуацию с Грузией. Однако на самом деле общего между Донбассом и событиями в Южной Осетии и Абхазии немного. В 2008 году Владимир Путин просчитывал стратегию как канцлер Германской империи Отто фон Бисмарк и прогадал. А Михеил Саакашвили пошел ва-банк. Правда, шансов было немного... Это девятая публикации из серии о межнациональных конфликтах. Записано со слов Николая Капитоненко, доцента Института международных отношений им.Т. Шевченко. Николай Капитоненко.

Украина не Грузия, Крым - не Абхазия

Конфликт в Абхазии, как и в конфликт в Нагорном Карабахе, имеет исторические предпосылки и частично порожден территориальным устройством времен Советского Союза. Когда распадался СССР, административная структура рушилась, и о независимости объявляли как отдельные республики, так и автономные области. Одной из них была Абхазия. Воспользовавшись моментом, региональные элиты попробовали получить максимум власти.

Впрочем, сравнивать Абхазию тех времен с Крымом не стоит. Да, полуостров остался в составе Украины, но, как мы помним, получил статус автономной республики. Между нами весомые отличия - Украина была более сильным государством, чем Грузия начала 1990-х, у грузин была гражданская война и многочисленные структурные и этнические проблемы - в Абхазии, Южной Осетии, Аджарии.

Разница между этническими группами - понятие спекулятивное. Лучше обращать внимание не на лингвистические, религиозные или еще какие-то отличия, а на историю напряженных отношений между абхазами и грузинами. Уже после Первой мировой войны, когда после распада Российской империи государства на Кавказе определяли свои административные границы, происходила борьба за территории между разными этносами, что и сформировало их историческую память.

Абхазия на современной карте.

Санкции СНГ

По мирным соглашениям 1994 года, которые завершили этап открытого вооруженного противостояния в Абхазии, республика формально оставалась в составе Грузии, несмотря на то, что сами абхазцы провозгласили независимость, никем поначалу не признанную.

На ее территории была расположены коллективные миротворческие силы СНГ, и вплоть до 2008 года шли переговоры между грузинскими и абхазскими властями о том, какую модель использовать для дальнейших взаимоотношений между Тбилиси и Абхазией как частью Грузии. Это чем-то напоминало нынешнюю ситуацию с ОРДЛО. Все понимают, что это территория Украины, но физической возможности осуществлять власть у Киева не осталось.

Между Абхазией и ОРДЛО можно проводить параллели: неопределенный политический статус, большая вероятность возобновления военных действий, постоянная политическая борьба между сепаратистами и центральным правительством Грузии, международная напряженность и беженцы.

Против Абхазии тоже вводились некоторые санкции. В 1996 году в рамках СНГ было принято решение, которым запрещалось иметь торговые отношения с Абхазией, минуя правительство в Тбилиси (все государства СНГ, кроме Беларуси и Туркменистана, его поддержали). Это соглашение действовали вплоть до 2008 года, когда Россия в одностороннем порядке вышла из него.

Иная Россия

В начале 1990-х ситуация на постсоветском пространстве была совсем не такой, как сейчас.

Во-первых, Россия была несколько иной. Она действительно хотела найти какую-то формулу урегулирования абхазского конфликта, сыграть роль посредника.

Во-вторых, в начале 1990-х в Грузии происходил полный коллапс государственных институтов и даже без внешней помощи Абхазия могла поддерживать затянутый конфликт низкой интенсивности.

Естественно, когда динамика конфликта выходила из-под контроля и грозила тем, что одна из сторон одержит окончательную победу (например, когда грузины взяли Сухуми и возникла реальная угроза того, что они восстановят контроль над территорией Абхазии), косвенное вмешательство России помогло сохранить равновесие. Опять же, ее цель состояла, скорее, не в том, чтобы затянуть конфликт, заморозить его и манипулировать внешней политикой Грузии, а в том, чтобы действительно его урегулировать.

События 2008 года - логический результат изменения внешней политики России. Она взяла курс на то, чтобы утвердить контроль над постсоветским пространством. А замороженные конфликты стали основным инструментом в этом.

Когда после Революции роз Грузия устремилась в НАТО, начала сближаться с ЕС, Россия в открытую предупреждала о последствиях и делала ряд предупредительных шагов. Первым из них стало обострение ситуации в Абхазии и Южной Осетии.

Соответственно, когда в апреле 2008 года Грузия вместе с Украиной подала заявку на получение Плана для членства в НАТО, Россия снова отреагировала - провокациями и подготовкой к возможному вооруженному противостоянию на территории Абхазии. Началась массовая раздача российских паспортов местным жителям.

Южная Осетия на современной карте.

Южная Осетия

Ситуация похожа на абхазскую: давний исторический конфликт этнического характера. Фаза активного военного противостояния прошла в начале 1990-х, и, тоже с участием России, конфликт был заморожен. Но, в отличие от Абхазии, рядом с Южной Осетией есть Северная Осетия, которая входит в состав Российской Федерации. Ко всему прочему добавились спекуляции о воссоединении Осетий в составе России.

Пока что эти разговоры остались спекуляциями, и на сегодняшний день де-факто статус Южной Осетии такой же, как и Абхазии - непризнанная территория, над которой грузины полностью потеряли контроль в результате событий 2008 года. Будущее обеих территорий взаимосвязано.

Ва-банк Саакашвили

Тбилиси мог избежать войны. События 2008 года напоминают азартную, рискованную игру со стороны грузинского президента Саакашвили. Соотношение сил ему было известно, цели российской политики ясны. Было понятно, что если оставить ситуацию так, как она есть, то медленно, но верно Грузия потеряет остатки контроля над Абхазией и Южной Осетией. В этой ситуации было принято рискованное решение переломить тенденцию и пойти ва-банк.

Грузия времен Саакашвили - это реформы, в том числе реформы силовых институтов и структур, усиление армии, активная дипломатия и западная поддержка. Тбилиси решил этим воспользоваться, чтобы осознанно (или неосознанно - сейчас точно вряд ли кто-то скажет) обострить ситуацию, отвечая на российские провокации. В каждый момент кризиса у Грузии был выбор - идти либо на большее обострение, либо на уступки.

Саакашвили выбрал обострение, и это было очень рискованное решение. Если бы оно было успешно реализовано, то, естественно, мы бы сейчас говорили о полном триумфе такой политики. Это все равно, что в нашей ситуации принять решение о полноценной военной операции по восстановлению контроля над оккупированными территориями и успешно ее провести.

Но шансов было немного, ведь соотношение сил было в пользу России даже в большей степени, чем между Россией и Украиной сейчас. У нас установился приблизительный баланс, Кремль поддерживает боевиков в той степени, чтобы они могли оказывать сопротивление. В Грузии поддержка России, равно как и ее правовые основания, была гораздо ощутимее. Кроме того, в войне 2008 года было прямое вмешательство российских вооруженных сил, они были стороной конфликта, и этого никто не скрывал.

Споры о том, кто начал эскалацию в августе 2008 года, продолжаются. В этой ситуации важно то, что в 2008 и Россия, и Грузия были готовы пойти на обострение.

Путин не Бисмарк

Почему российские войска “за два дня не дошел до Тбилиси”? Тактика Кремля в таких ситуациях всегда направлена на то, чтобы создать как можно большую неопределенность. У нас есть военное превосходство, но никто не знает, как мы его будем использовать. Захотим - дойдем до Киева, захотим - Прибалтику захватим, захотим - до Тбилиси дойдем.

Нужно обращать внимание не на риторику, а на то, что реально делали российские вооруженные силы. Не похоже, что ставилась политическая задача дойти до Тбилиси и привести к власти марионеточное правительство.

В этом плане действия Путина напоминают подход немецкого канцлера Бисмарка, который воюя за объединение Пруссии в том числе с Австрией, после того, как прусская армия одержала победу при Садовой, и открыла дорогу на Вену, убедил генералов остановиться. Задача Бисмарка состояла не в том, чтобы победить Австрию, навеки превратив ее в своего врага, а в том, чтобы решить конкретную задачу и, возможно, в будущем построить с Австрией союзнические отношения.

Но Путин не Бисмарк, и его расчеты гораздо менее точны и аккуратны. Политические последствия свелись к тому, что Грузия действительно стала врагом России на долгие годы. В итоге, Кремль получил две непризнанные республики на своем содержании, но что с ними делать и как их использовать - не совсем понятно. Зато Грузия активно сотрудничает с НАТО, чего Россия пыталась избежать. Во многом уровень нынешнего сотрудничества Грузии и НАТО превосходит тот, который предусмотрен форматом Плана для членства (ПДЧ).

Путин не проверял США

Грузины, как более слабая сторона конфликта, активно апеллировали к международным соглашениям, привлекая посредников, призывая к помощи международные организации. Самым эффективным оказалось посредничество Европейского Союза, точнее - отдельно взятых его государств-членов и, в первую очередь, Франции.

Почему так? Международные организации всегда медлительны в таких ситуациях, а война - процесс динамичный. Кроме того, механизм принятия решений в ООН и ОБСЕ весьма громоздкий.

В сфере безопасности и внешней политики Франция пытается играть лидирующую роль в ЕС. Как Германия - его экономический локомотив, Франция - локомотив в области вопросов безопасности.

Европейский Союз отреагировал на войну в Грузии, но реакция была в основном политическая - план Медведева-Саркози, который завершил войну 2008 года. Этот опыт показал пределы вмешательства Союза в конфликты с участием России в сфере ее "особых интересов".

Впрочем, я бы не согласился с тем, что в 2008 году Россия проверяла реакцию США. В 2008 году заканчивался срок администрации президента Буша-младшего, и проверять ее возможную реакцию на будущие кризисы было бы бессмысленно.

Без санкций

Европа очень быстро вернулась к business as usual, потому что эта ситуация отличалась от происходящего в Украине. У нас произошла аннексия в чистом виде, нарушены фундаментальные принципы международного права. Аннексия Крыма бросает вызов устройству всей системы безопасности в мире и не реагировать международное сообщество не может. То, что происходило в Грузии, было оформлено как соблюдение предыдущих договоренностей, которые существовали в отношении Абхазии и Южной Осетии. Они были закреплены в резолюции ООН и мирных соглашениях, завершивших активные фазы боевых действий 1990-х.

Россияне формально ссылались на то, что они находятся в рамках миротворческого мандата. Миротворческие контингенты, которые находились под эгидой ОБСЕ в Абхазии и Южной Осетии, в основном состояли из российских войск. А все свои действия россияне оправдывали провокациями грузинской стороны.

Проще говоря, было гораздо меньше правовых оснований в чем-то обвинять Россию и тем более вводить против нее санкции.

Кто заменил Саакашвили

"Благодаря" тому, что Россия развязала открытую войну против Грузии, победа пророссийских сил в чистом виде, какими они могли быть до 2008 года, в Грузии исключена. Впрочем, как и у нас - даже если выборы выиграет какой-то из осколков Партии регионов, которая раньше активно использовала пророссийскую риторику, сегодня это будет уже партия с иной внешнеполитической риторикой.

Возможна победа сил, которые настроены на более конструктивный разговор с Россией, ради чего готовы идти на уступки, компромиссы, отходить от риторики конфронтации. Несмотря на то, что нынешняя грузинская власть критикует Саакашвили в том числе и из-за внешней политики, называть ее пророссийской я бы не стал.

Чего ждет Кремль

Абхазия и Южная Осетия сейчас похожи на ОРДЛО. Для них характерен экономический упадок, поскольку туда не приходят инвестиции; туманный политический статус; высокая вероятность насилия; юридические проблемы.

Эти территории теряют экономическую привлекательность и становятся зависимыми от российского бюджета, фактически переходят на дотации. Все понимают, что это ненастоящие государства, российские инструменты влияния на постсоветском пространстве.

Россия может пересмотреть статус всех непризнанных республик на постсоветском пространстве только после того, как будет достигнут некий масштабный пересмотр существующего порядка в Европе. Она стремится к тому, чтобы США и Европа признали ее особые права на постсоветском пространстве. Этим объясняются все ее действия в Грузии и в Украине. Москва хочет, чтобы с ней сели за стол переговоров и сказали: "Да, вот это ваша сфера влияния, мы не вмешиваемся, никаких НАТО и ЕС не расширяем, делайте там, что хотите".

Если это произойдет, то замороженные конфликты в Приднестровье, Донбассе, и Грузии будут не нужны. Но до тех пор, пока этого не произошло, Россия будет использовать эти инструменты, т.к. они десятилетиями доказали свою эффективность.

Общался Ростислав Буняк.

Война в Южной Осетии и Абхазии: ва-банк Саакашвили и провал стратегии Путина

Война в Южной Осетии и Абхазии: ва-банк Саакашвили и провал стратегии Путина

Война в Южной Осетии и Абхазии: ва-банк Саакашвили и провал стратегии Путина

Война в Южной Осетии и Абхазии: ва-банк Саакашвили и провал стратегии Путина


Ветераны МВД и вооруженных сил на встрече с руководством...

Ветераны МВД и вооруженных сил на встрече с руководством области потребовали перерасчета пенсий и восстановления льгот

В понедельник, 5 декабря, заместитель председателя Николаевской облгосадминистрации Вячеслав Бонь и председатель областного совета Виктория Москаленко встретились с представителями Профсоюза военнослужащих Николаева, Комитета профсоюза аттестованных подробнее ...

загрузка...

 

Вверх