Новости и события » Политика » Крымский кризис: кого пугает Путин

Крымский кризис: кого пугает Путин

Крымский кризис: кого пугает Путин

Обострение в Крыму может быть создано Путиным не столько с целью реального начала боевых действий с Украиной, сколько для вселения страха военной угрозы во все мировое сообщество.

Об этом говорится в статье The New York Times, перевод которой приводит ONLINE.UA.

Журналист издания Майкл Фишер разбирает причины, по которым президенту России Владимиру Путину может быть необходима эскалация конфликта с Украиной.

- Некоторые задаются вопросом, планирует ли Москва очередное вторжение, поскольку началась эскалация на востоке Украины, так же, как это было перед вторжением в августе 2014-го. Но эта кажущаяся параллель может быть создана для того, чтобы вселить страх военных действий, а не быть реальной угрозой, - говорится в статье.

- Цель - дать Путину рычаги влияния на Украину и западные страны.

Марк Галеотти, профессор Нью-Йоркского университета, изучающий Россию, отметил, что Крым - не самое лучшее место, чтобы стать плацдармом военных действий против восточной Украины, которая граничит с территорией континентальной России, но не с Крымом, а также остальной части страны, которая защищена лучше.

- Это крайне маловероятно, что россияне действительно планируют какое-то крупное наступление, - сказал Галеотти.

- Скорее всего, "мы видим классическую российскую стратегию создания напряженности", добавил он. Международные мирные переговоры по Украине, которые Путин ранее использовал как механизм принудительного контакта с западными лидерами, державшимися от него в стороне после аннексии Крыма, считаются все более бесплодными и неуместными. Угрожая возобновлением конфликта, Путин задал переговорам новую цель - уговорить его отступить, - продолжает издание.

- Это стандартная тактика Путина - он хочет попытаться войти туда с позиции силы, - сказал Галеотти об очередных мирных переговорах, запланированных на начало сентября (о бессмысленности который уже заявил глава Кремля, - Ред.). - И единственная реальная сила - это заявление: "Я могу сделать ситуацию гораздо, гораздо хуже, если захочу", - говорится в статье The New York Times.


загрузка...

 

Вверх