Новости и события » Общество » Дарья Бурая о Славянске после оккупации: В спину не плюют, «бандерами» не обзывают

Дарья Бурая о Славянске после оккупации: В спину не плюют, «бандерами» не обзывают

Дарья Бурая о Славянске после оккупации: В спину не плюют, «бандерами» не обзывают

Дарья Бурая - волонтер-журналист из Каменского (бывший Днепродзержинск). Уже более восьми месяцев живет в Славянске и помогает украинским бойцам. В конце 2015 года девушка решила связать свою жизнь с благотворительным фондом «Вернись живым» - приобщиться к победе украинской армии над кремлевским врагом. В интервью ИA ZIK волонтер рассказала о том, как возродился Славянск после оккупации, как сейчас живется бойцам на передовой и что стало для них самым тяжелым испытанием за последнее время. - Дарина, с чего все началось, как вы решились переехать жить в Славянск?

- В сентябре прошлого года благотворительный фонд «Вернись живым» искал писателей (ибо я всем военным рассказываю, что не журналист, чтобы расслабились). И я решила попробовать, потому что очень мучило чувство вины и угрызения совести, что я за 2014-2015 годы ни разу не была на Востоке (только на месте помогала волонтерам, ездила в госпиталь). За первый материал меня похвалили, хотя я так за него волновалась, как ни разу в жизни, ни перед одним собеседованием. С сентября до декабря я писала тексты для фонда со Львова. А потом мне предложили переехать в Славянск. Это было неожиданностью. Но я согласилась.

К жизни в Славянске я привыкла, хотя трудно было поначалу без друзей, родных. Несколько раз в неделю на два-три дня я езжу на передовую военных. Если я не везу бойцам тепловизоры, то просто могу приехать в гости, чтобы пообщаться. Потом пишу истории о военных и о своих впечатлениях.

- А вы помните свою первую поездку в АТО? Не было страшно?

- Первая поездка в АТО была в ноябре прошлого года. У меня был единственный страх - только бы не наехать на мину, чтобы руки-ноги не оторвало. Даже обстрелы и снайперы не были такими страшными. Мы поехали в Торецк, тогда он назывался Дзержинск. Там стоял 42 батальон. Меня познакомили с командирами, бойцами. В их батальоне служило две девушки - две Наташки. Они показали мне где душ, кровать, принесли несколько мягких игрушек. Будто попала в тепличные условия на войне. Их комната очень отличалась от мужских: порядок, чистота, много косметики, игрушки. А у ребят, как обычная казарма: кровать, каремат, спальник, ну и конечно, военный беспорядок.

- Как к войне относятся мирные жители Донбасса, прежде всего Словянска?

- У меня такое впечатление, что люди так ничего и не поняли. Ну не все, конечно. Но большинству все равно. Просто появилась фраза: «У нас во время оккупации, во время войны...». На то, что я говорю на украинском, нормально реагируют. За восемь месяцев жизни здесь мне попалась только одна тетка - явная сепарша. Несколько раз «фыркали» в ответ. Соседи видят, что меня постоянно забирают и привозят военные. Не знаю, что они обо мне думают. Но ни разу не обзывали «бандеровкой», камень в спину не бросали. Хотя как только Славянск освободили, ребята рассказывали, что местные жители окурки в них бросали, плевали и ядовитую пищу приносили. Потом они уже смирились.

В Славянске существует проукраинская организация «Теплица» - платформа инициатив. К ним приходит молодежь, дети, пожилые люди. В «Теплице» смотрят фильмы, проводят различные тренинги, говорят о развитии и строительстве города. Они, кстати, за это время, что я живу в городе, многое изменили. Я не слишком слежу за их деятельностью, но не заметить это сложно. Восстанавливают исторический парк, организуют досуг, пристраивают интересные и красивые новинки для города.

В Славянске почти не заметно, что происходили боевые действия. Есть несколько домов в центре, где остались следы от обстрелов. Но в основном все обновили, перестроили. Каждое воскресенье происходят вече, проезжают машины с украинскими флагами, играет украинская музыка. Народ спокойно реагирует на это. Но только проукраинского населения очень мало, а вот пророссийские сидят тихо - пока нет «раздражителей» в виде боевиков, они будут молчать. Иногда спрашивают, может ли война вернуться в Славянск.

- Война, которая третий год продолжается на востоке Украины, в последнее время напоминает замороженный конфликт. Какое сейчас настроение у украинских бойцов?

- Наши ребята с заданий и боев возвращаются очень уставшими, это трудно описать, надо видеть: в глазах усталость и беспокойство. Но ты смотришь на них - они такие молодцы.

Еще зимой военные были живчиками, но чем ближе к демобилизации, тем больше их «накрывает», хочется домой. Точной даты никто не знает, поэтому постоянно включен «режим ожидания». Больше всего на бойцов влияет «страх перед демобилизацией»: умереть или получить ранение. Ведь часто бывает, что солдату осталось два-три дня до дембеля, а его убивают.

Сейчас они уставшие из-за того, что нет активных боевых действий. Их это очень раздражает. Самое страшное сидеть в окопе и ждать, пока «твоя» мина прилетит. Если посчитать количество погибших за два года «минских соглашений», то, кажется, можно было бы потерять такое же количество людей, но активно идя в наступление, или же возвращая свои территории. Если сейчас где-то захватят кусок территории, то им сразу же говорят отступать. К примеру, несколько месяцев назад, по словам наших военных, сепаратисты активно вели обстрелы, украинские бойцы решили в ответ открыть огонь, и боевики отступили. Были заняты позиции врага. Но вместо подмоги поступил приказ: вернуться на свои позиции. И при отходе бойцы потеряли людей. Не при наступлении, а при отходе!

- Чем занимаются бойцы, пока нет активных боев? Злоупотребляют алкоголем?

- Если раньше говорили, что солдат пьет, потому что ему страшно и просто хочет отсидеть бой «в яме», то сейчас такого нет. Хотя в каждом батальоне есть люди, которые употребляют алкоголь. Это как и в обществе в целом. Пожалуй, не пьют только в спецназе. Следует понимать, что времени на пьянку там не так уж и много. Никто не сидит без дела: кто-то роет окопы, кто-то стоит на посту. Каждый опорный пункт - это как маленькое хозяйство. Вот, что делает человек в селе? Работает. Так и здесь.

На передовой ребята также следят за собой, занимаются спортом, некоторые даже самодельные тренажеры делает. Находят время и на чтение, и на то, чтобы кушать приготовить. Готовят ребята очень вкусно. Я сама несколько раз ела такие вкусные блюда, что дома точно не приготовлю. Но кто ленится, тот ест суп с тушенкой.

- Вы часто общаетесь с демобилизованными бойцами. Как они изменились? Легко ли им давалась привыкнуть к мирной жизни?

- Изменились, это однозначно. Военные не любят делиться своими переживаниями или проблемами. Они все держат в себе. Поэтому здесь важным остается вопрос адаптации демобилизованных бойцов к мирной жизни. Для начала дома друзья и родные должны помогать привыкнуть к покою и тишине, не задавать много лишних вопросов, не давить, не сочувствовать.

Также после возвращения из АТО бойцы должны обязательно проходить реабилитацию. Но, к сожалению, у нас нет квалифицированных психологов, которые могут говорить с военными. Парни к ним не идут, потому что не чувствуют, что их поймут. «Представьте шум моря или шум леса» - это не то, что нужно говорить демобилизованным. По моему мнению, сейчас украинским воинам больше всего помогут ветеранские организации, совместная работа, которая объединит дембелей.

- Дарина, события на Востоке и длительное там пребывание как-то повлияли на вас?

- В детстве война была одним из самых больших страхов. Теперь я ее не боюсь. Конечно, дома, у компьютера можно поседеть. А когда видишь на самом деле военных, их быт, то становишься морально сильнее. Когда-то человеческая смерть меня могла растрогать. Теперь жаль только наших настоящих бойцов. Тех, кто погиб в нетрезвом состоянии по собственной вине - не жалко. Еще больше не жалко врага. В голове как-то все четко поделилось - враг - не человек. Возможно, я стала более черствой, более резкой. Друзьям кажется, что я стала более занудной, потому что не в восторге от тусовок. Но у меня сейчас в голове другие мысли, чем у них.

- Как по вашему мнению, что нужно сейчас делать украинцам, чтобы объединяться в совместные цели?

- Высказывание: «Я - украинец, и я не хочу ничего делать. Я хочу гордиться» - о наших людях. Все только хотят. А надо быть немного умнее и менее доверчивым. Прекратить в каждом видеть героев и братские народы. Нужно больше любить свою страну. Командир Грузинского легиона, который также воюет на нашем Востоке, сказал: «Очень жаль, что украинцы не едины в своей беде». На самом деле, обидно такое слышать, но он прав. Вот такие и выводы - если бы мы сплотились еще с начала, может меньше было бы погибших. Это же элементарно - не хочешь воевать - делай что-то полезное для армии в тылу. Ведь именно от военных, сейчас зависит, будет ли у нас страна вообще. А тыловой фронт так же важен, как и передовой.

Мирослава Прокопюк,

ИA ZIK


Челябинцы могут подключиться к бесплатному 4G от Tele2 до...

Челябинцы могут подключиться к бесплатному 4G от Tele2 до 28 декабря

Жители Челябинской области, желающие подключиться к бесплатному 4G-интернету от компании Tele2, должны сделать это до 28 декабря. Именно в этот день заканчивается акция, действующая на территории региона с августа. Сеть 4G функционирует в частотных подробнее ...

загрузка...

 

Вверх