Новости и события » Общество » Артисты, которые ездят на гастроли в РФ, становятся жертвами информационных технологий

Артисты, которые ездят на гастроли в РФ, становятся жертвами информационных технологий

Артисты, которые ездят на гастроли в РФ, становятся жертвами информационных технологий

Влащенко: Сегодня мы беседуем с известным поэтом, исполнителем Анатолием Матвийчуком. Здравствуйте. Как вы считаете, закон о квотах на украинском радио приведет к расцвету украинского шоу-бизнеса? Матвийчук: Я хотел бы больше говорить о культуре, а не о шоу-бизнесе. Потому шоу-бизнес - это сумма технологий, которая помогает реализоваться тем или иным культурным проектам. Поскольку мы говорим о культурном контексте, то я хочу сказать, что Украине очень не повезло. И здесь речь не идет о какой-то украинофобии. Проблема в том, что сегодня культурный рынок капитализировался. То есть мы имеем в лице российской культуры панславянскую культуру, а в лице западной культуры - англоязычную культуру. Это два огромных рынка, которые борются за публику, за рынки сбыта. Нам не повезло, потому что мы как раз на пересечении этих двух огромных рынков. И поэтому тем людям, которые продвигают свою продукцию, абсолютно "фиолетово" насчет того, как развивается та или иная культура. Но другое дело, что нам, представителям украинской культуры, это не должно быть безразлично, потому что мы понимаем, что мы не настолько сильная экономически страна, чтобы дать возможность конкурировать двум враждебным для нас культурам. Мы убиваем тем самым свою собственную культуру.

- Франция в свое время вела налог на голливудскую продукцию, и часть того налога шла на производство французских фильмов. Возможно, нам тоже стоило бы сделать именно так: на каждую песню, каждый концерт российского исполнителя ввести налог. Потому что сейчас есть интернет, и люди все равно слушают то, что они хотят.

- Собственно, речь не идет о полном запрете. Речь идет о том, чтобы 35% звучала украинская речь, музыка в эфире. Это в конце концов не так уж и плохо. Если рассматривать это в идеологическом плане, то это определенное ущемление некоторых компаний, которые ставят прежде всего идеологические задачи - например, расширение рамок "русского мира". Потому что мы знаем парадигму: там, где звучит русское слово, там, где говорят по-русски, - "там живут наши люди, и их нужно защищать". Если бы позиция России была абсолютно нейтральной к тому, как развиваются ее страны-соседи, то, пожалуйста, - любой язык. Но мы сейчас находимся в состоянии идеологической войны, и в этом плане подставлять другую щеку просто нереально. Надо защищать хотя бы на законодательном уровне. А что касается налогов, то наша система обложения налогами и дальнейшее распределение этих налогов настолько в темноте, что неизвестно, куда пойдут эти деньги. Кто будет решать, какие проекты надо финансировать?

- Мне кажется, что исходить из таких концепций неправильно, потому что нужно исходить из того, что все будут выполнять закон.

- Я этот закон рассматриваю больше в моральном аспекте. У меня есть три кита существования любого государства, близкие к Конфуцию: мораль, право и культура. И этот закон больше относится к моральным императивам, когда мы декларируем, что должно быть в эфире 30% украинской музыки.

- Возможно, нам есть смысл подумать о конкурентности украинской продукции? Тогда нам не нужны будут квоты.

- Сразу возникает вопрос: что считать качественной музыкой? Что считать качественным - качественные тексты, мелодии?

- С первичностью или вторичностью, мне кажется, эта тема решена. Для меня важны тексты, но я в меньшинстве здесь. А что за последние десять лет вы бы назвали историческим событием в украинской музыке?

- Половину песен Тараса Петриненко я считаю классическими для украинской культуры. Меня как украинского культурного деятеля далеко не все устраивает в украинской эстраде. Меня раздражает, что фонетику искажают, ломают. Меня раздражает, что все это - калька с западных образцов. Не развивается своя музыка. У нас произошла ужасная вещь: еще в начале 90-х годов полностью отрезали то поколение, которое представляло украинскую традиционную музыку, которую, кстати, любили в России. И у некоторых исполнителей, которые продолжают работать в России, - по полчаса блок украинских песен. И люди, простые зрители, плачут, слушая эти песни. Это украинская классика, традиция, на которой держится вся культура. Рок-музыку и современную музыку я не рассматриваю в контексте культуры. Это субкультура. Это что-то международное, оторванное от национальной страны. Для меня культура - это если она имеет какое-то корни. Из современных украинских артистов я получил огромное удовольствие от альбома Иларии. Из ее музыки можно определить, откуда она родом, какую культуру она представляет.

- Мне кажется, что у нас очень мало певцов сегодня, которые имеют народную популярность.

- У нас на такого народного певца претендует Вакарчук. Когда я был ведущим проекта "10 + 10", Украина - Грузия, то там надо было по условиям петь современный украинский хит. И восемь человек из десяти пели песни Вакарчука. Причем пели неудобно, потому что его музыка имеет индивидуальную особенность - ее не каждый будет петь.

- В чем феномен Вакарчука?

- Феномен в том, что есть огромная финансовая поддержка. Я бы на месте Вакарчука, который уже настолько популярен, что может во многом влиять на украинскую культуру, вывел бы с собой на сцену еще десять исполнителей. Ему надо заняться поддержкой украинской культуры. Если помониторить каналы, то три раза в день идет реклама Вакарчука. Через каждый час, на каждом канале можно увидеть его рекламу. И разве после этого артист не будет популярным? Я сейчас снимаю вопрос таланта и тому подобное. Это огромная финансовая и, возможно, поддержка еще на каком-то политическом уровне. Выбрали мессию и просто его ведут. Опять же, я свою позицию по этому артисту не декларирую.

- В эпоху интернета не нужно много денег. Если ролик, который вы поставили на YouTube, нравится многим, то он начинает работать.

- В меня никто не вложил никаких денег, но я сейчас езжу по миру. Везде у меня проходят музыкально-поэтические вечера: или просто концерты, или поэтические вечера. Сейчас очень много информации, но информация остается информацией, пока она не станет каким-то художественным произведением. Тогда это становится артефактом. Артефакт можно выдернуть из информационного потока в любой момент, и на нем отпечаток времени и определенной психологии, которая была в то время в Украине.

- Как вы лично относитесь к тому, что украинские артисты продолжают ездить с гастролями в Россию?

- Последний раз я был в России и выступал в Кремлевском дворце лет пять назад на творческом вечере Ильи Резника. Мы с ним хорошо знакомы, и я пел там его песни. Но мне Москва не близка. Что касается артистов, которые там сейчас выступают, и той кампании, которая против этого ведется в прессе, то я вижу в этом информационные технологии, жертвами которых становятся артисты. Эти технологии действуют избирательно: кого-то надо зачморить - взяли и поставили в центр угла. Я просто знаю Ани Лорак с детства, я был в жюри конкурса, в котором она выступала. Я считаю, что каждый человек должен лично определять свою позицию. Деньги не имеют значения, а имеет значение то, что я при этом чувствую. Моя политика - это культура. И для меня лакмусовая бумажка - как человек относится к культуре. Если он поддерживает украинскую культуру, то для меня он значимый политик.

- Какой вы считаете свою целевую аудиторию?

- Моя аудитория - это интеллигентные люди. Это люди, которые получили хотя бы среднее образование, специальное, люди, которые выросли в украинской среде. Беда многих современных украинских групп, что они не знают украинского языка, но они берутся петь на нем. Это неоконъюнктура. Я хочу быть частью суши, которая называется Украина, поэтому я работаю, поддерживаю украинскую традицию и не выхожу за ее рамки. Другое дело, что я ее наполняю интеллектуальным содержанием, я поэт, который вобрал в себя все мировое наследие. И я просто адаптирую это к украинской культуре.

- Закон о меценатстве, который нам очень нужен, в корне бы изменил весь культурный ландшафт. Почему ни один министр, ни один депутат, который пришел по культуре, никогда не лоббировал эту тему?

- Не любите себя в Украине - любите Украину в себе. Значит, мало в этих людях души своего государства, своей Украины. Для них Украина - это я. Один из моих друзей, родом из Луганска, который не говорит на украинском языке, поддерживает все мои художественные проекты. Он не ищет возможности какого-то закона - у него такой зов сердца. Он понимает, что талантливых людей надо поддерживать.

- Зов сердца всегда будет в меньшинстве перед какими-то прагматическими вещами. Надо чтобы бизнесу было выгодно вкладывать деньги в культуру. Но я никогда не слышала, чтобы сами деятели культуры лоббировали эту тему.

- Мы разрозненные, не объединенные. Артист где-то появляется, а потом - раз, и исчез. Это значит, что он нашел себе спонсора, инвестора, и, кроме клипов, больше никаких позиционных вещей мы не слышим. Вот так происходит в обществе.

- Мы получили то, что мы мечтали получить два года назад? Каково ваше ощущение?

- Очень много разочарований. Большинство культурных деятелей разочаровано. Задумывают все идеалисты, а пользуются плодами прагматики.

- Если бы прагматики! Негодяи.

- Но прагматики не имеют моральных императивов. Или деньги, или искусство. Здесь не выходит посередине балансировать. Ныне есть определенное количество технологий, но воспользоваться или нет этими технологиями - это нравственная оценка человека. У каждого человека своя нравственная черта, которую он может или не может переступить. Поэтому осуждать кого-то я никогда не берусь. Каждый поступает в соответствии с собственной моралью. А дальше все зависит от человека, от его совести, от ее цели. Иногда средства оправдывают цель. Если у меня высокая цель, то я могу немножко и замазаться.

- Ваш вопрос?

- Есть ли у нашей государственной культуры будущее? Как вы относитесь к идее объединить Министерство культуры и Министерство информации?

- Я бы не стала объединять, потому что я не очень понимаю, зачем нам Министерство культуры вообще. А что касается того, есть ли перспективы у украинской культуры, то, понятное дело, что есть. Украинская культура должна становиться на мировые рельсы, а не на аграрные или местечковые. Не забывая при этом о своих собственных особенностях.

- Я очень уважаю и смотрю вашу программу. Вы положительно относитесь к украинской культуре и ее персоналиям.

- Спасибо, господин Анатолий. 112.ua


Конкурсантка "Мисс Мира" из Днепра посетила...

Конкурсантка "Мисс Мира" из Днепра посетила детдом в Америке

Самая красивая девушка Украины, которая к тому же родом из Днепра прибыла в Америку, где собирается принять участие в конкурсе "Мисс-мира". Девятнадцатилетняя "Мисс-Украина", юная обворожительная днепрянка Александра Кучеренко, подробнее ...

загрузка...

 

Вверх