Новости и события » Общество » Приднестровье: Ситуация кардинально меняется - Кишинев идет на обострение

Приднестровье: Ситуация кардинально меняется - Кишинев идет на обострение

Приднестровье: Ситуация кардинально меняется - Кишинев идет на обострение

Молдова, еще недавно гордо носившая титул «европейской истории успеха», в последние годы в среде политиков, экспертов и журналистов вызывает скорее сожаление - как наиболее яркий пример постсоветского государства, за четверть века так и не разобравшегося, что делать со своим суверенитетом.

25 лет Кишинев гордо уверял, что «завалит Москву помидорами», построит процветающее государство, что европейский курс - путь к процветанию, и что совсем скоро РМ станет членом Евросоюза... На деле, Молдова бездарно растеряла промышленный потенциал, так и не определилась со стратегией развития страны, фактически отдала государственную власть в руки олигархов и в итоге получила от европейских, казалось бы, друзей обидный ярлык «захваченного государства». Единственное, что Кишиневу удалось - это научиться обвинять всех бедах «руку Москвы». А еще - развязать войну против Приднестровья, на заре 90-х не пожелавшего оставаться частью антироссийской националистической Молдовы.

С тех лет в отношении Приднестровья Кишинев войну и не прекращал - она скрывалась за заявлениями о готовности к переговорам и приняла характер гибридной, с использованием методов экономической, транспортной, информационной и дипломатической блокады Приднестровья. Кроме того, по вполне понятным причинам с 2014 года союзником Молдовы в этой необъявленной войне стала Украина, после чего блокада ПМР приняла поистине угрожающие масштабы - «санкции» соседних государств стали выражаться в уголовном преследовании чиновников и предпринимателей Приднестровья, ужесточении режимов пропуска через границу грузов и граждан (в особенности - приднестровских россиян). Обострилась ситуация на границе с Украиной, куда Киев стянул вооруженные формирования под предлогом «защиты от российской угрозы».

В первой половине 2016 года ситуацию в молдо-приднестровском урегулировании удалось в некоторой степени стабилизировать - совместные усилия России и Германии, председательствующей в ОБСЕ, позволили активизировать диалог в международном переговорном формате «5+2».

В прессе заговорили о том, что приднестровская проблема может стать для Москвы и Берлина некой точкой консенсуса, определенным «почином» для потепления отношений, заметно осложнившихся после украинского кризиса. И российские, и немецкие дипломаты подчеркивали, что переговоры по Приднестровью должны приносить конкретные социально значимые результаты. Поэтому документ, подписанный всеми участниками формата «5+2» в Берлине в июне этого года, фактически содержал предписание сторонам конфликта достичь компромисса по целому ряду проблем - таким, как допуск приднестровских автомобилей к международному движению, апостилирование дипломов о высшем образовании, выдаваемых в ПМР и т.д.

Как результат, еще до берлинского раунда «5+2», а в особенности - после него, в молдавских СМИ некоторые эксперты, близкие к правительственным структурам Молдовы, стали «бить тревогу», утверждая, что Москва и Берлин жестко принуждают Кишинев идти на неоправданные уступки Тирасполю, противоречащие конституции и суверенитету РМ. Легко догадаться, что и документ, принятый по итогам раунда «5+2», молдавские власти исполнять не спешили, фактически заблокировав работу по реализации его положений.

Более того, привычным саботажем переговоров дело не ограничилось. Уже в июле Молдова - разумеется, совместно с Украиной - начала блокаду железнодорожного импорта в Приднестровье, принуждая хозяйствующих субъектов республики ввозить грузы исключительно через территорию РМ. Возникла реальная угроза топливного кризиса, в первую очередь, для промышленности и сельского хозяйства.

Таким образом, прикрываясь «жалобной» риторикой о давлении Москвы и Берлина, Кишинев фактически организовал новую атаку на Приднестровье.

Интересно и другое - на днях целый ряд представителей различных НПО Молдовы, в первую очередь - прозападных, подписали «Заявление гражданского общества относительно красных линий приднестровского урегулирования». В тексте «документа» вновь говорилось о беспрецедентном давлении на Кишинев, «изоляции Молдовы в переговорном процессе посредством мультипликативного давления на конституционные власти», утверждалось, что конфликт обострился из-за «незаконного иностранного военного присутствия» (имеются ввиду российские миротворцы и Оперативная группа российских войск, охраняющая крупнейший в Европе склад вооружения бывшей Советской Армии).

Главный посыл декларации - призыв к властям Республики Молдова вести переговоры «только с теми представителями приднестровского региона, которые не совершили преступлений, не преследовали граждан Республики Молдова и не преследуют цели, которые противоречат Конституции Республики Молдова», «не признавать элементов государственности сепаратистского приднестровского региона ни в формате «5+2», ни за его пределами». Фактически, заявление молдавских НПО призывает вообще отказаться от диалога с Приднестровьем, объявить вне закона всех чиновников Тирасполя, вплоть до высшего руководства ПМР (против некоторых представителей которого, к слову, в Молдове уже возбуждены уголовные дела). На деле, такой «крик души гражданского общества» выглядит как призыв навести в отношениях с Приднестровьем «конституционный порядок» и не вести никаких переговоров вне рамок законодательного поля РМ.

Что стоит за столь бескомпромиссной и явно провокационной акцией молдавских НПО? Старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН Андрей Девятков отмечает - декларация появилась по той причине, что в рамках последних раундов переговоров по приднестровскому урегулированию в формате «5+2» и Баварской конференции по мерам укрепления доверия было достигнуто единство международных посредников относительно программы действий, которые Кишиневу и Тирасполю следует предпринять в целях укрепления взаимного доверия.

Андрей Девятков, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН, кандидат исторических наук:

«Уже не раз, в том числе в молдавском парламенте, звучали заявления о том, что молдавские переговорщики не обладают четким мандатом для ведения диалога с Приднестровьем. По сути, они оказались в парадоксальной ситуации. Дело в том, что никто сегодня среди молдавского высшего руководства, особенно накануне президентских выборов, не готов брать на себя какой-либо политической ответственности в приднестровском вопросе и открыто идти на уступки Тирасполю. Кроме этого, никто из молдавского руководства не хочет прямо возражать международным партнерам, которые на данный момент заинтересованы в снижении конфликтности на Днестре на фоне ситуации в Украине, а также в армяно-азербайджанских отношениях.

В этих условиях молдавские дипломаты оказываются «меж двух огней», в особенности же под давлением международных посредников, призывающих их к конструктивности. Чтобы иметь в свою очередь возможность к чему-то апеллировать и была инициирована данная декларация о «красных линиях» в урегулировании, которая как бы исходит от представителей гражданского общества Молдовы и которая призвана таким образом усилить позиции молдавских дипломатов в рамках различных международных форматов переговоров по урегулированию, а также в самой Молдове. В этой связи основная идея документа проста: урегулирование конфликта возможно исключительно на основе политической капитуляции Тирасполя, поэтому никакого диалога вестись не будет. А нет диалога, нет и никаких обязательств и ответственности за их выполнение».

Резюмируя, эксперт подводит итог, что подобная стратегия - это «своеобразная форма управляемой конфликтности», отмечая, что далеко идущих последствий декларация иметь не будет.

Вместе с тем нельзя не отметить, что с 2014 напряженность в регионе молдо-приднестровского конфликта искусственно нагнетается. При этом за призывом гражданского общества Молдовы соблюдать «конституцию» страны прослеживаются самые тревожные аналогии - наведением «конституционного порядка» в далеком 1992 году Президент РМ Мирча Снегур называл бойню в приднестровском городе Бендеры, развязанную молдавскими войсками, румынскими наемниками и «волонтерами», получавшими солидные деньги за каждого убитого приднестровца.

Армянский журналист и политический обозреватель Айк Халатян отмечает, что заявление «представителей гражданского общества» Молдовы вызывает озабоченность, так как несет «месседж властям республики отказаться от переговорного процесса с Приднестровьем и активизировать блокаду ПМР». При этом, по его мнению, не исключено, что это, вместе с иными враждебными действиями Молдовы в отношении ПМР, может «привести к силовому столкновению». Айк Халатян, журналист, политический обозреватель, Армения:

«Не исключено, что подобные заявления являются подготовкой общественного мнения Молдовы к подобному развитию событий. А Западу в лице США, ЕС и председательствующей в ОБСЕ Германии, предлагается закрыть глаза на все нарушения Кишиневом существующих договоренностей. При этом в заявлении предлагается и причина, по которой это надо сделать - ради противодействия «российской угрозе».

Все это очень сильно напоминает политику Азербайджана в отношении Нагорного Карабаха. И молдавским «общественникам» надо помнить, что следствием оголтелой кампании армянофобства, осуществляемой «гражданским обществом» Азербайджана по прямому указанию и поддержке азербайджанских властей, стала неизбежность силового столкновения. Азербайджанские власти сами стали заложниками созданных ими в обществе настроений и вынуждены идти на агрессивные шаги, вроде апрельской «четырехдневной войны» - которая ничего не принесла официальному Баку, кроме огромных человеческих потерь и еще более жесткой позиции в переговорном процессе Армении и Нагорно-Карабахской Республики.

Не помешает молдавским общественникам ознакомиться и с опытом другого известного постсоветского «реинтегратора» - экс-президента Грузии Михаила Саакашвили. Да и вообще получше изучить международное право, где помимо территориальной целостности есть и другой очень важный принцип - право народов на самоопределение. И судя по международным событиям (Косово, Южный Судан, Восточный Тимор, Абхазия, Южная Осетия), именно этот принцип является главенствующим. К слову, в самом Европейском союзе, куда так стремятся подписавшие заявление молдавские общественники, подобные вопросы предпочитают решать цивилизованно с помощью референдума, а не силовых акций и блокад. Свидетельством чего стал референдум о независимости Шотландии».

Еще большую тревогу вызывает определенная «синхронность» действий Кишинева и Киева, особенно отчетливо проявившаяся в последние годы. Так, на днях Посол Украины в РМ Иван Гнатишин в интервью «Укринформу» сравнил Приднестровье с «неконтролируемыми районами Донбасса». Украинский дипломат также подчеркнул, что Украина всецело поддерживает требования Кишинева о выводе российских вооружений и техники «с территории Молдовы» - речь вновь идет о российских миротворцах и ОГРВ в Приднестровье, а также недвусмысленно заявил, что Киев настаивает на «реинтеграции» Приднестровья в состав Молдовы.

Подобная риторика, разумеется, не нова. Пугает другое - буквально в эти же дни подразделения Пограничной службы Украины на украинско-приднестровской границе были переведены на усиленный режим охраны границы в связи с введением «желтого» уровня террористической опасности - и это при том, что с 2014 года к приднестровской границе и без того стянули беспрецедентное количество вооруженных формирований.

Как отмечает директор Украинского Института стран СНГ Денис Денисов, для Украины возможность дестабилизировать Приднестровье является заманчивой сама по себе, поскольку существование ПМР для нынешнего Киева «является неприемлемым и несет ряд угроз».

Денис Денисов, директор Украинского института стран СНГ:

«Во-первых, ПМР олицетворяет часть Русского мира, которая не смирилась с националистической позицией Молдовы и восстала с оружием в руках, защищая свою идентичность и право самостоятельно решать, как развиваться и по каким правилам жить. Для нынешней Украины это совершенно лишний пример, в контексте продолжающейся гражданской войны на Донбассе. Во-вторых, ПМР демонстрирует всему миру, что возможно существовать и развиваться фактически в условиях блокады и в условиях ограниченного признания, что также может использоваться касательно донбасских республик. В-третьих, история переговорного процесса Молдовы и ПМР, наглядно свидетельствует, что подобные мероприятия могут осуществляться не один год, и длиться десятилетиями, что совершенно неприемлемо для власти в Киеве относительно Донбасса.

Для нынешней Украины ПМР считается потенциальной угрозой, так как позволяет себе реализовывать политику, исходящую из национальных интересов, а не как ее соседи, фактически отказавшиеся от суверенной внешней и внутренней политики. Пока на Украине существует политический режим, ставящий своей основной целью выстроить «АнтиРоссию», ПМР будет являться объектом нападок и провокаций со стороны Украины, как государство, отстоявшее свое право быть частью Русско-православной цивилизации»

Стоит также отметить, что активизация недружественной риторики со стороны соседей Приднестровья подталкивает к выводу о том, что хрупкое взаимопонимание, достигнутое между Москвой и Берлином в процессе молдо-приднестровского урегулирования, вызывает у определенных геополитических игроков острое неприятие. Консенсус по Приднестровью явно противоречит интересам тех, кому не выгодна стабильность в этом регионе. Так, ПМР является фактически единственным проводником интересов Москвы в северном Причерноморье - наряду с этим в Молдове в самое ближайшее время состоятся выборы Президента, на которых, по прогнозам аналитиков, у пророссийских сил есть все шансы победить. В таком контексте вывод ситуации вокруг Приднестровья из-под контроля позволит Западу эффективно дискредитировать действия Москвы, которая, очевидно, не сможет не заступиться за непризнанную республику. Симптоматично в этой связи то, что недавние совместные учения приднестровских и российских силовиков вызвали особый резонанс в практически соседней Румынии, справедливо считающейся вассалом США в Восточной Европе.

Необходимо констатировать - на протяжении последних полутора лет Россию так и не удалось втянуть в силовое противостояние в Европе. Крайний пример - провокации в Крыму, которые РФ также успешно пресекла, не поддавшись искушению жесткого непропорционального ответа. Между тем, время неумолимо идет, а внешняя политика Москвы уверенно укрепляет свои позиции, в первую очередь, на сирийском и турецком направлениях. На этом фоне провокация в Европе, способная оттянуть внимание Кремля на Молдову и опять-таки Украину, становится для Запада остро необходимой.

Понятно, что громкие заявления молдавских НПО, призванные создать видимость «общественного запроса» на жесткие действия против Приднестровья, а также поддержка таких идей со стороны соседних государств являются своего рода прологом начала нового витка дестабилизации вокруг ПМР, усиления блокады и провоцирования силовой напряженности. Уже в самое ближайшее время ситуация на Днестре рискует измениться самым кардинальным образом.


Telegram запустил закрепленные чаты и интеграцию со...

Telegram запустил закрепленные чаты и интеграцию со сторонними сервисами через IFTTT

Популярный мессенджер анонсировал возможность интеграции аккаунтов с более чем 360 сервисами посредством подключения к платформе синхронизации IFTTT (If This Then That). Кроме того, пользователи Telegram теперь могут закреплять беседы. Закрепленные подробнее ...

загрузка...

 

Вверх