Новости и события » Общество » Война уже в пределах Русского мира на официальной границе России - Владимир Корнилов

Война уже в пределах Русского мира на официальной границе России - Владимир Корнилов

17 октября в Санкт-Петербурге и 18 октября в Москве пройдет презентация книги «Донецко-Криворожская Республика. Расстрелянная мечта», изданной для российских читателей. О том, как на осколках Российской Империи восстанавливалась государственность, и как вопреки воле народа в состав Украины были переданы российские территории, что и стало причиной современных конфликтов, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказывал автор исторического повествования Владимир Корнилов.

Валентин Филиппов: Здравствуйте, Владимир! Владимир Корнилов: Здравствуйте, рад Вас видеть-слышать!

Валентин Филиппов: Сразу по поводу Вашей книги «Расстрелянная мечта». Мне почему-то все время кажется, что эта тема очень слабо раскрыта в нашей литературе и в нашей истории. Такое ощущение, что УССР была не совсем Украиной, а все-таки федерацией какой-то. Но при этом составные части Украины были забыты.... Владимир Корнилов: Ничего удивительного в этом нет. Данная тема была под запретом и в советские времена. Ну, как, под запретом? Упоминали кое-где, конечно, данные образования. Во многом потому, что Донецкую Республику возглавлял Артем, который в советские времена фактически был канонизирован. Упоминая Артема сложно было не упомянуть и эту яркую страницу его биографии. Хотя многие биографы умудрялись вообще опускать ее, эту тему. В пятидесятые годы Вы вообще не найдете в книгах упоминания даже об этой Республике. В хрущевскую оттепель произошел чуть откат. Позволили упоминать. Даже умудрились одну диссертацию защитить, пользуясь этим случаем. Но при этом, практически, за последние 100 лет об этом не было написано ничего серьезного. Две диссертации, одна в советские времена была чудом защищена, вторая в «нэзалэжной» Украине, по сути, плагиат той. Единственное, поменяли все, там Ленин святой, тут Ленин демон. А, в принципе, оценки те же. И по поводу Артема, и Донецкой Республики.

Вот и все, собственно говоря, за все это время.

Тема была, по сути дела, запретной. О ней старались не упоминать. Именно потому, что, Вы верно сказали, потому, что тогда возникал вопрос: откуда взялась вот эта самая Украина? Именно Украинская Советская Республика, из чего ее слепили? При чем, довольно искусственным образом слепили. И в чем кроются причины многих нынешних проблем.

Валентин Филиппов: До конца ли на сегодняшний день в России, на Украине, в обществе, понимают то, что происходит, и возможно ли это понять без понимания того, что происходило тогда? Владимир Корнилов: До сих пор многие не понимают. Причем, к сожалению, и 100 лет назад, и в России тоже. Дело в том, что мы часто слышим от многих украинских, да и российских деятелей зачастую, от западных деятелей, что все эти образования, типа, Донецкая, Одесская Республики, это все искусственное, наносное, это придумано большевиками. Но, при этом, обратите внимание, как бы мы ни говорили, что все это искусственно, но до этих всех «майданов», возьмите результаты всех выборов и референдумов на Украине. Наложите карту. Заметьте, партии меняются, фамилии лидеров меняются, но все время мы видим четкий водораздел между двумя Украинами. На всех выборах и референдумах. Еще раз говорю, до «майдана», сейчас там не проходят ни выборы, ни референдумы. Сейчас нельзя это оценивать по выборам.

Вы увидите этот четкий водораздел, наложите это на границы 1918 года, и Вы увидите, вот она Западно-Украинская Республика, вот Украинская Народная Республика, а вот Одесская Республика, Донецко-Криворожская Республика, ну и, само собой, Таврида. Республика Таврида - Крым.

Вот, собственно говоря, как бы ни говорили про искусственность, как бы ни говорили, что это все наносное, придумано, высосано из пальца, но эти границы чудесным образом, даже спустя 100 лет, совпадают.

Валентин Филиппов: А есть ли понимание в обществе, что мечта должна быть в бронежилете? Владимир Корнилов: Обществе в каком, извините?

Валентин Филиппов: В нашем. В русском. Для меня одно общество. Русское Владимир Корнилов: Да? ИнтересноJ. Я знаю и другие.

Валентин Филиппов: Не знаю. Мне другие не интересны Владимир Корнилов: На Донбассе такое понимание есть. Мы видим. Люди там живут под бомбами и понимают прекрасно, кто в них стреляет. В отличие от тех, кто свято верит в то, что это «террористы сами себя бомбят». Дончане-шахтеры по утрам поднимаются, пальнут в центр города и опять в забой спускаются.

Но есть ли такое понимание в русском обществе? Я бы так не сказал. Я не раз, да и Вы, наверняка, не раз слышали в той же Москве от рафинированных всевозможных интеллигентов: «Да сколько же можно!»..... Причем, зачастую, даже не либералов. И людей далеких от политики, «да, сколько же можно, да ну на фиг нам тот Крым и Донбас...».

Валентин Филиппов: «Вопрос и так уже решен». Владимир Корнилов: Ну, так, по Донбассу-то не решен...

Валентин Филиппов: Ну, они же Минские соглашения подписали Владимир Корнилов: Люди не понимают зачастую. Многие во всяком случае. Конечно, не все. Но многие не понимают, что война уже не где-то в Сирии, не где-то в Северной Корее, война уже в пределах Русского мира на официальной границе России. И война уже идет не за Крым или Донбасс, а за Россию. То есть, война уже пришла на порог.

Валентин Филиппов: Гордыня не позволяет Владимир Корнилов: Война переступила порог. Но, к сожалению, в российском, особенно в московском и питерском рафинированных обществах, очень многие этого до сих пор не осознали.

Валентин Филиппов: Так что? История Донецкой Республики, история этих всех образований, из которых была составлена Советская Украина, она еще ждет своего Тарле? Или Вы большую часть на себя возьмете? Владимир Корнилов: Тарлилов. Хороший псевдоним.

Валентин Филиппов: И Наполеон-Порошенко Владимир Корнилов: И Тарле писал историю Французской революции спустя 100 лет, и я написал спустя 100 лет. В принципе, я думаю, что смог выкопать львиную долю сохранившихся документов.

Честно Вам сказать, когда я начинал писание вот этой книги, мы договорились с издательством «Фолио» в Харькове, мы все думали, что я напишу брошюрку. И я думал, что я сяду, соберу те куцые остатки документов, которые были известны, были в ходу. И напишу несколько главок за месяц, другой, третий. Максимум.

Но когда я приступил к этому, понял, что огромные белые пятна существуют. Я понял, что не знаю ничего об этом. При том, что я занимаюсь этой темой с конца восьмидесятых годов.

Я взял на один год отпуск, Спасибо Институту стран СНГ - предоставили мне творческий отпуск. Поехал по архивам, библиотекам, насобирал старые материалы, уникальные документы нашел, нигде никогда не публиковавшиеся.

Я думаю, что выбрал основную массу того, что еще сохранилось до нашего времени. Но некоторые документы до сих пор загадка. Например, до сих пор я не знаю, где найти материалы расследования загадочной гибели Артема-Сергеева. Лидера Донецкой Республики. Хотя наверняка эти дела где-то пылятся в спецхранах. Где-нибудь в Москве, наверное. И никто не знает, как и где их добыть. Я надеюсь, дальше многие историки продолжат эту тему. Я лишь в этом плане, как это не скромно звучит, первооткрыватель.

Но, надеюсь, конечно, появятся и более достойные историки, которые без эмоций, без нынешнего политического момента, который нельзя не учитывать, смогут разобраться в этой теме еще глубже.

Валентин Филиппов: Я Вам должен сказать, почему я Тарле вдруг вспомнил. Вы вот скромничаете, «Я историк. Я документы накопал». У Вас живые они там все получились. Действующие лица - живые. Живые. Настоящие. Вы их любите. Владимир Корнилов: Я старался на самом деле вставить туда немало бытовых моментов. Описать быт того периода. Именно поэтому я изучил газеты того периода. Чтобы атмосферу самому прочувствовать. Все, как это выглядело в Харькове 1918 года.

Я люблю эту тему, я люблю этот период. Сказать, что я люблю персонажей, которые там описаны.... Вы же понимаете, одна из задач моих была еще соблюсти какую-то объективность. И в этой связи я помню разгромную статью в газете коммунистов Украины, по поводу этой книги. Коммунисты Украины! Я еще тогда помню, Симоненко говорил: «Слушайте, в кои-то века на Украине вышла книга, где на обложке изображены коммунистические деятели. Сейчас. В наше время. Во главе с Артемом, Ворошиловым и так далее. И Вы еще умудряетесь писать что-то критическое».

Ну и, само собой, меня критиковали белогвардейцы.

Коммунисты считают, что моя книга слишком белогвардейская. Белогвардейцы считают, что она слишком коммунистическая. Слава Богу, ни у кого не вызывает сомнения, что она уж точно против украинских националистов.

Валентин Филиппов: У украинских националистов двучтений нет. Владимир Корнилов: Не-не-не. Тут все понятно. Они понимают, в чем суть и Донецкой Республики была, она ведь была направлена против украинского национализма и против украинской самостийности. Соответственно, тут-то, конечно, двух мнений быть не может.

Потому что я показал документы, которых боялись все эти 100 лет. И национал-большевики в советские времена, и, тем более, сейчас незалежники.

Я открыл документы, на которых показано из чего и каким образом соткали вот это, во многом искусственное образование Украинская Советская Социалистическая Республика. Как запихнули в нее пролетарские регионы, до того момента даже не мыслившие себя в отрыве от России, даже не мыслившие себя частью какой-то неизвестной им Украины.

Вот этого действительно любые самостийники, любые национал-большевики боялись и боятся.

Валентин Филиппов: Ну и одесских торгашей запихнули. Хотя, некоторым там понравилось. Я так смотрю. Владимир Корнилов: Торгаши - это такой народ, который приспособится к любой власти.

Валентин Филиппов: С одной стороны - да. Но с другой стороны, им же простор нужен. Им надо, что бы большая страна. Большие грузопотоки. А тут их загнали в гетто. Торговать в гетто все равно не выгодно. Владимир Корнилов: В том-то и дело. Смысл создания Донецкой Республики был не в отделении. Что и смешно. Артема и тогда обвиняли в сепаратизме. И сейчас, тем более, украинские историки называют «сепаратист Артем», «сепаратистская Донецкая Республика». Но суть создания Одесской или Донецкой Республике тогда в 1918 году заключалась не в том, чтобы от кого-то отделиться. А именно в том, чтобы остаться в составе большой страны.

Валентин Филиппов: Так я Вам скажу, эти же идеи сейчас и у нас. Я всегда говорил - как можно меня называть сепаратистом, если я хочу, чтобы моя страна стала больше? Владимир Корнилов: В том-то и дело! И ведь то же самое было. Донецкая Республика создавалась, как часть общего Российского Советского государства. Так же, как и Одесская Республика. Сепаратистами были как раз украинцы.

Валентин Филиппов: Они и сейчас сепаратисты Владимир Корнилов: Очень смешно сейчас слышать о том, что Артем, оказывается, сепаратист.

Валентин Филиппов: Хорошо. Я слышал, Вы собираетесь встречаться с читателями. Презентовать книгу. Владимир Корнилов: Да.

Валентин Филиппов: Когда? Что? Куда идти? Владимир Корнилов: Мы проводим презентации в Петербурге и в Москве. В Петербурге состоится в ближайший понедельник 17 октября. В семь часов в «Буквоеде». И в Москве состоится во вторник, 18 октября в 19 часов в Доме Книги на Новом Арбате.

Валентин Филиппов: А «Буквоед», какой там адрес? Владимир Корнилов: Лиговский Проспект, 10.

Валентин Филиппов: Лиговский Проспект, 10. Ну, надо будет идти Владимир Корнилов: Так что милости просим всех, кто будет в это время в Москве и Петербурге. На самом деле для меня это тоже волнительный момент. Вы не поверите, я буду впервые держать книгу в руках. Я еще до сих пор не видел эту книгу, изданную теперь для российского читателя. Так что встречусь с той книгой, которую сам и написал.

Валентин Филиппов: Хорошо. Потому что, знаете, Пелевин надоел. Совсем не читается Пелевин после войны. Вот до войны читался... Владимир Корнилов: Война многое меняет. Многое.... И отношение к моей книге, конечно же, тоже поменяла.

Валентин Филиппов: Огромное Вам спасибо. Желаю творческих удач. И раз уж на себя взвалили, то тащите эту тему, тащите. Потому, что люди вокруг ленивые, необразованные, никто тащить не хочет Владимир Корнилов: Чаленко теперь требует, чтоб я написал книгу «Д’Артем и три комиссара».

Валентин Филиппов: А Вы ему скажите, что Вы можете надиктовывать. Пусть набирает Владимир Корнилов: Ну, все, до встречи!

Валентин Филиппов: До встречи, счастливо!


загрузка...

 

Вверх