Новости и события » Общество » Украина: Печальный сценарий-2019. Подробности от Олега Царева

Украина: Печальный сценарий-2019. Подробности от Олега Царева

Украина: Печальный сценарий-2019. Подробности от Олега Царева

Переворот в России готовит посольство США. Украина может просуществовать еще десятилетия. Кандидаты Юго-Востока больше никогда не получат большинства на выборах. Петр Порошенко договорился с оппозицией, как стать президентом еще раз.

О российских банках, умудрившихся вкачать в экономику Украины более трех десятков миллиардов долларов, и о том, как олигарху Игорю Коломойскому удалось компенсировать крымские активы трижды, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал экс-депутат Верховной Рады Олег Царев, перешедший на сторону русского восстания в 2014 году.

Валентин Филиппов: Здравствуйте, Олег. Вы были чуть ли не единственным депутатом Верховной Рады, который незадолго до майдана вышел на трибуну и рассказал, что готовится, и с этим надо что-то делать. И что опасность достаточно серьезная. По-моему, вас тогда всерьез не восприняли. Скажите, а вот сегодня в России - пришло ли время кому-то тоже выйти и объяснить, что происходит?

Олег Царев: Ну, то, что надо относиться серьезно к тем событиям, которые происходят в России, это точно.

Тогда в Верховной Раде я сказал, что посольство Соединенных Штатов готовит переворот на Украине, для Украины это была новая информация. Американцами тогда был выделенный сотрудник в окружении Януковича. Можно прямо сказать, это был Сергей Левочкин. Он был глава администрации, и ему было нарезано в задачах работать с посольством Соединенных Штатов и с американцами. Он контактировал с Манафортом очень плотно. И с послом США.

По-моему, впервые на Украине тогда провели секретную связь прямо в посольство США. Эту, закрытую. Я помню, что связисты потом сильно ругались по этому поводу.

Таким было все окружение Януковича, у него было несколько человек, кто отвечал за работу с Европейским Союзом, кто за США. Янукович лично взял на себя общение с Россией.

Поэтому та информация, которую я сообщил, она была новая для Украины. Там с посольством США были хорошие отношения. И это заявление так было воспринято.... По крайней мере, это была новая информация.

А здесь, в Российской Федерации нет сомнения в том, что посольство США работает на уничтожение России, на взрыв России изнутри. Поэтому здесь бессмысленно выходить и об этом заявлять.

Больше того, там, на Украине, американцы поддерживали Януковича во время выборов. Монафорт работал, все тезисы были согласованы, программа была согласована с американцами. Если бы американцы не поддерживали, если бы Януковича не поддержал бы Ющенко, не было бы админресурса. Не было бы тех двух процентов, на основе которых он выиграл у Тимошенко.

Валентин Филиппов: Ну, в России понятно, что американское посольство работает на переворот, много и упорно, и собирается работать до той поры, пока их всех не выселят, либо переворот не удастся.

Олег Царев: Для украинцев, когда мы видим детей на площади, ассоциация одна. Это первый студенческий майдан, к которому мы тоже относились не очень всерьез. И мы помним, к чему это привело.

Здесь, в России, все-таки, контроль над СМИ федеральными лучше поставлен, чем на Украине. Но это очень важно. Мы помним, что, например, «пятый канал» был очень малорейтинговым во время оранжевой революции. Но он собрал людей. С помощью одного канала. А здесь, в современных условиях, интернет-телевидение, ютюб, твитер, фейсбук, способны сделать все, на что раньше нужны были какие-то телевизионные каналы. Поэтому обнадеживаться не стоит. Надо работать очень серьезно.

Валентин Филиппов: Кстати, на примере Украины можно посмотреть вообще, а есть ли жизнь после майдана. Мы все думали, что ее нету. Однако, на Украине продолжается жизнь. Мы можем считать ее уродливой и не логичной, какой угодно, но она продолжается. Там есть своя политическая борьба. Есть свои поражения и победы. Зрады и пэрэмогы, як воны люблять казаты.

Украина, как говорит политолог Ростислав Ищенко, действительно вот-вот развалится? Или там идет становление чего-то нового, ужасного или прекрасного, но другого?

Олег Царев: Украина идет своим путем. И здесь.... Я сам промышленник. Мы всегда работали, управляли предприятием, был такой документ - бюджет. Он у нас был не для галочки. Мы реально принимали решения, как потратить деньги, сколько мы заработаем, все время его корректировали. И если бюджет отрицательный некоторое время, то, рано или поздно, будет банкротство.

А у государства такого не происходит. Предприятие работает в конкурентной среде. Если ты не можешь платить те заработные платы, которые есть на рынке - люди просто встают и уходят. И у тебя некому работать. А здесь так не получается. Люди не могут уехать из страны. Все.

Да, они начинают уезжать, мы видим, какие темпы уменьшения населения на Украине. Но все не могут уехать. Поэтому, стало хуже - снизили зарплаты, снизили пенсии. Каким образом? Ну, подняли курс доллара. Мало денег - подняли коммунальные платежи. И так далее. И это можно продолжать до бесконечности.

Я смотрел, когда это все только начиналось, как работали радикалы, уничтожали, вплоть до физического устранения политических противников режима, мне это что-то напомнило. Я начал рыться, выкопал «эскадроны смерти», которые были в Латинской Америке. Это были государства, где поставили власть Соединенные Штаты, и для того, что бы расправляться с противниками, были сформированы такие бригады, которые, невзирая на закон, просто зачищали противников режима.

И я посмотрел, как развивалась история этих стран. Они существовали очень-очень долго. Уровень жизни падал. Противников зачищали. Диктатура была. И оно десятилетиями длилось, не смотря на то, что рядом находился Советский Союз, который был готов поддерживать протестные движения, который тратил очень много денег на международную деятельность, на поддержку всяких движений антиамериканских. И, тем не менее, это продолжалось очень-очень долго и прекратилось вместе с распадом Советского Союза. Они посчитали, что нет смысла такие уродливые диктатуры содержать.

Я к чему? А к тому, что все продолжалось десятилетиями. То есть, государство, в отличие от предприятия, может падать десятилетиями.

Ну, а Украина - здесь есть, что продавать. За счет чего поддерживать уровень жизни и действующую власть. Да, советское наследие практически все уже разворовали. Но остались порты, железные дороги. То есть, есть еще, что продавать из советского наследства. Еще есть наследство наших далеких предков. Это земля. Землю можно продать.

И вот продавая ресурсы, можно сохранять подобие жизни на протяжении ближайших лет десяти. А там дальше - посмотрим, что будет с миром вообще.

Валентин Филиппов: Мы слышали заявления о том, что Россия рассчитывает на украинские выборы. Что власть сменится. Риторика станет не такой агрессивной. И Донбассу станет полегче. Потому что, якобы, более миролюбивые люди придут к власти.

Я включал украинские каналы, там появились новые, гадкие, где говорят: «Всех русских надо повесить», а другие каналы говорят: «Вы что? Вы звери, господа! Надо расстрелять! Вешать, это не хорошо». Альтернативные точки зрения.

Могут ли что-то изменить выборы? И как они могут, вообще, пройти? И кого на них могут допустить?

Олег Царев: Конечно же, могут произойти. И могут поменять ситуацию. Что мы сегодня видим? Мы видим из реальных кандидатов Гриценко, который сказал, что точно пойдет на выборы. Так? Порошенко, который сказал, что будет идти на выборы. Ему по-другому нельзя говорить, потому, что если он скажет, что «я не иду на выборы», то он потеряет власть уже сегодня.

Валентин Филиппов: Ну, разбегутся.

Олег Царев: Да. Поэтому, в любом случае, он должен это говорить, и максимально наращивать рейтинг свой, хотя бы для того, что бы потом с преемником поторговаться. Вот.

Тимошенко идет на выборы. Вакарчук так и не сказал на своем концерте, все рассчитывали, что он скажет, что пойдет на выборы. Но сбрасывать его со счетов нельзя. Есть понимание, что за Вакарчуком и Гриценко стоят одни и те же люди.

У нас так, навскидку, получается три таких мощных кандидата. Есть еще четвертый, это представитель Юго-Востока. У меня нет сомнения в том, что, насколько я знаю внутриполитическую кухню украинскую, Рабинович, Ахметов, Фирташ, между собой договорились, и будет один кандидат, и, скорее всего, это будет Юрий Бойко.

Валентин Филиппов: А как же Медведчук?

Олег Царев: Ну, я сказал - Рабинович. Да?

Валентин Филиппов: Говорим Медведчук, подразумеваем - Рабинович, говорим Рабинович, подразумеваем - Медведчук.

Олег Царев: Ну, давайте так. Получается, что..... кому это выгодно? Это выгодно, в первую очередь, Порошенко. Потому, что это единственный кандидат, у которого он может выиграть.

Во-первых, сделали соцопрос. Их делали на протяжении полугода, пока шел торг. Кандидат от Юго-Востока, если он единый, если не разламывается на 6-7-8 кандидатов, Вилкул, Добкин, Королевская, Бойко, ну, это так, могут быть и другие кандидаты, то он набирает, со старта за него голосуют от 30% до 40% населения. Надо просто, чтобы они пришли на выборы.

Валентин Филиппов: Ну, простите.... Крыма нет, Донбасса нет.

Олег Царев: Я говорю - тридцать-сорок процентов, я не говорю пятьдесят-шестьдесят. В условиях, если бы был Крым и Донбасс, сейчас у нас, как всегда на Украине, когда нос к носу шел пророссийский и антироссийский электорат, примерно в одинаковых количествах, пришли одни к власти, заработали антирейтинг, их электорат не приходит на выборы, приходят их противники, и власть меняется, получаются вечные качели.

Валентин Филиппов: Не, ну можно еще приходить на майдан же. Если бы не майдан, так бы менялись бы местами по очереди.

Олег Царев: Отрезали Крым и Донбасс, и есть четкое понимание, что большинства у пророссийского населения уже никогда не будет на Украине. Но четкое второе место за ними, как земля за колхозом. Если кандидат от Юго-Востока один, значит, он гарантированно выходит во второй тур. И это - супер удобный кандидат-соперник для Порошенко, и, самое смешное, и для Тимошенко.

И, больше того, то, что начали работать антимайдановские телеканалы, то, что ряд политиков Юго-Востока позволяют себе говорить то, что раньше не позволяли, и никто к ним не приходит с битами в офис, то, что населению позволили по-человечески отпраздновать 9 мая, как раз связано с тем, что уже от полугода до года понятие, что для Порошенко единственный сценарий, - это привести представителя Юго-Востока.

Так вот, для Юго-Востока, для того, что бы он пришел на выборы, надо создать иллюзию, что его кандидат может победить. Юго-Восток, это в кавычках, представители, выступающие за нормальное отношение с Россией, есть и в Центральной, и в Западной Украине. Но для простоты я буду говорить - Юго-Восток.

А для западного электората, как раз, - «угроза реванша», это будет то, что приведет избирателей Порошенко на выборы. То есть, он получает себе удобного соперника на избирательную кампанию, с одной стороны, с другой, мобилизирует свой электорат, на котором будет топтаться еще, как минимум, два мощных кандидата - Тимошенко, Гриценко - это то, что мы сейчас видим на старте.

Я думаю, что основная борьба будет вестись вокруг этих четырех фигур.

Грустно? Да?

Валентин Филиппов: Я не понимаю, зачем нам туда ходить? На эти выборы.

Олег Царев: Людей в который раз используют? Да? Но я хочу напомнить, что здесь возможна игра второго и третьего уровня. Все те, кто сейчас участвовали в этой...... подбираю слово.... В этом..... в этом процессе объединения Юго-Востока, они все общались с Порошенко. И Порошенко уверен, что все это делается в его интересах. Это была его идея. Он просил одних, вторых, третьих. Они согласились, объединились, остальные кандидаты амбиции свои засовывают далеко. И это все договор с властью. Власть разрешила ее критиковать. Власть не отзывает лицензии этих телеканалов. Власть дает команду милиции. Власть давит на радикалов, чтобы они не мешали. Выделяет охрану этим депутатам, государственную, чтоб они могли чувствовать себя в безопасности. Но здесь возможен такой вариант, что в первом туре выиграет, например, Тимошенко вместо Порошенко. И выйдет во второй тур.

Валентин Филиппов: Великолепно, че.

Олег Царев: Или, например, Гриценко.

Поэтому варианты есть возможные и такие. Но важно, что выдвижение единого кандидата от Юго-Востока выгодно всем без исключения представителям той стороны. И, одновременно с переговорами с Порошенко, ведутся переговоры с Тимошенко. И, одновременно с переговорами с Тимошенко, немножко финансируется Гриценко. Так делали всегда все олигархи украинские. Благодаря этому, они успешно проходили через транзит власти. Меняется президент, а они его уже финансировали. Больше-меньше, но процесс был запущен. И какие-то отношения существуют.

Вот сейчас Гриценко кто только не финансирует. Кто только не финансирует Тимошенко. И, безусловно, все помогают Порошенко, потому что он действующий президент.

Валентин Филиппов: На днях прошла новость про арест имущества «дочек» Сбербанка. Зачем? Ведь, насколько я слышал, именно через эти банки украинская экономика была прокредитована чуть ли не на 25 миллиардов долларов уже после майдана. И только благодаря этим деньгам, пришедшим из России, удалось избежать крушения экономики полного.

Мне не понятно, для чего Россия вливала эти деньги. Это, во-первых. А во-вторых, какой же прикол национализировать это все, банки российские, и больше деньги не придут.

Олег Царев: Да российские деньги уже, наверно, не придут. Я писал несколько статей, я знаю, что на них обратили внимание. Проводились определенные совещания. В общем-то, общеизвестно, что Россия инвестировала в свои украинские «дочки» российских государственных банков больше 30 миллиардов долларов. Эти цифры называл Владимир Владимирович Путин в своем обращении к Федеральному Собранию. Не секрет, что эти деньги, в основном, были разворованы.

Валентин Филиппов: А зачем?

Олег Царев: А потому, что специфический был состав руководителей этих «дочек». Я вот знаю одного человека, он убежденный украинский националист, например. Да, он в свое время имел образование хорошее. Он имел отношение к КГБ. Может быть, поэтому его и назначили. Может старые товарищи помогли. Но это разные люди. Один человек учился в институте имени Андропова времен Советского Союза, с одними убеждениями, а сейчас в Украине - другой.

Валентин Филиппов: То есть, Вы говорите, что это случайно 30 миллиардов... Непродуманная кадровая политика. Поэтому так получилось?

Олег Царев: Не случайно. В России в каждом крупном банке, особенно, государственном, сидит какой-нибудь отставной ФСБшник. И по каждому невозврату кредита заводится уголовное дело. И расследуется. Причем, садят не только фиктивных директоров, но и учредителя. И не всегда это работает эффективно, но система работает.

А на Украине невозврат кредита российскому банку считается, как проявление национальной свидомости. И, поскольку там российские правоохранительные службы не работают, то там они рассобачились до того, что прямо при банках сидят юридические компании, которые говорят: «Хотите не возвращать кредит? Мы выведем ваши активы, поломаем договор залога, и вам это будет стоить 20% от суммы». И сами управляющие посылают вот в эти компании - пойдите, там, договоритесь. Понятно, имея свои интересы.

А Украина тогда требовала, чтобы.... Кредиты становятся токсичней, качество кредитов ухудшается, Украине нужна была валюта. Они повышали нормы резервирования под такие, не очень хорошие кредиты. Ну и оглядываясь на то, что это российские банки. И управляющие звонили в Москву и говорили: - или добавьте нам рефинансирования, или нас обанкротят и закроют. Потому что мы по нормам не соответствуем сегодняшнему украинскому законодательству. И такими темпами там больше 10 миллиардов долларов года за два Россия перечислила на докредитование своих украинских «дочек».

А это же удобно, смотрите, пришли деньги, 20% от них положили в карман, выдали кредит и не вернули кредит. Возможно даже, передали часть денег в Москву и получили следующее финансирование. И никакого генерала ФСБ, который сидит в штате в статусе зам управляющего.

Не говоря о том, что ряд российских банков проводил благотворительный выпуск облигаций для поддержки войны.

Валентин Филиппов: Молодцы, че....

Олег Царев: Из Донецка и Луганска первые банки, которые ушли, еще до того, как это было принято на законодательном уровне, это были российские банки. Чтоб, на всякий случай, никто ничего не сказал. 1% на войну с оборота они платят исправно.

Валентин Филиппов: Остается вопрос. Нафига их закрывать?

Олег Царев: Они добровольно взяли на себя функцию такую, на сайте этого нет, но они это реально делают, можете взять телефончик и позвонить, спросить, сказать: «Я служил в АТО, и у меня есть удостоверение. У меня у вас кредит. Точно, я не буду платить проценты по кредиту»? И вам скажут: «Да, конечно»!

Валентин Филиппов: Удостоверение участника АТО на Украине стоит не так уж дорого.

Олег Царев: А сейчас, то, что Коломойский наложил арест за отжатые свои активы в Крыму, ну, это вообще.... Это бенефис, да. Не знаю, как подобрать слова. Сначала он задним числом вогнал эти активы, получил на Приват-Банк рефинансирование. Ему выделили просто гигантские деньги, помните, первый раз курс обвалился, тогда, когда он загнал крымские активы, получил финансирование и тут же вывел, купил валюту, и украинская гривна не выдержала такой мощной покупки доллара. Она обрушилась. Первое обрушение было как раз на крымских активах. То есть, он один раз за них деньги получил.

Валентин Филиппов: Потом он продал кредиты не возвращенные.

Олег Царев: Да. Потом он продал часть кредитов. Потом он, вот последнее, он наложил арест на деньги российских банков. На активы российских банков в Украине.

Посмотрите, около десятка миллиардов влили, как рефинансирование. На тридцать с лишним миллиардов, это было заранее выдано, перечислено денег на Украину в уставной фонд этих «дочек». Не смотря на то, что это все разворовывалось на протяжении последних четырех лет, но, все равно, там осталось достаточно всего вкусного, да. И сейчас еще Коломойский положил на них лапу. Все вместе это интересней, чем весь Приват-Банк вместе взятый. Даже в остатках. Это очень хороший гешефт.

Валентин Филиппов: Отлично! Мне вспоминается, как телевизионщику, что все дочерние предприятия российских СМИ на Украине, как правило, были антироссийскими. И вот с банками тоже такая же ситуация.

Но, все равно, бьют не по паспорту, а по морде. И до них тоже добрались. Чему я не могу не быть рад.

Олег Царев: Жалко. Жалко! Это деньги российских налогоплательщиков. Ведь деньги попали в ВТБ, в СберБанк откуда? Это деньги ЦентроБанка Российской Федерации.

Валентин Фил


В парке Шевченко одесситы сожгли чучело зимы

В парке Шевченко одесситы сожгли чучело зимы

Сегодня, 26 февраля, несколько сотен одесситов провожали зиму в парке Шевченко. Как сообщает «Newsmir.info» со ссылкой на информацию «Первого городского», на протяжении всего дня для горожан выступали музыкальные коллективы, а на фудкортах гостей подробнее ...

загрузка...

 

Вверх