Новости и события » Общество » История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

Примерно в 1500 г. (по версии краеведов Николая Руденко и Сергея Бурова) казаки появились в Приазовье. Для охраны альтернативного пути в Крым казаки основывали крепости или занимали бывшие генуэзские.

В те времена река Кальмиус была богата рыбой, а окрестные земли - на дичь и животных, что притягивало сюда хозяйственных казаков.

До сих пор в Приазовье можно встретить следы казачества. У Новоазовска, вдоль реки Мокрый Еланчик, в пещерах находили целые склады пороха и даже парчу. Эти пещеры казаки использовали как перевалочные пункты в походах, где можно было спрятаться от погони, пополнить запасы продовольствия и оставить трофеи.

В 1559 г. войско первого казацкого гетмана Дмитрия Вишневецкого совершило поход на турецкую крепость Азак (Азов). Через десять лет, в 1569 году, казаки под руководством Михаила Вишневецкого поддержали турецкое войско в походе на Астрахань. Оба казацких похода осуществлялись по Кальмиусу, а значит славные казацкие предводители посетили Кальмиусскую крепость, где казаки могли пополнить запасы воды и продовольствия.

Во время этих походов через Донецкую степь много казаков отделилось от основного войска и поселились в Приазовье.

В 1577 г. казаки удачным наскоком разрушили татарский город Белый Сарай. В честь этого города названа коса, на которой располагался город. Белый Сарай был главным конкурентом Кальмиусской крепости за право пользоваться рыбными промыслами. После разрушения казаками город так и не возродился. Устранив конкурента, украинцы смогли свободно ловить рыбу в Азовском море.

Показательно, что конкурентами казаков в Приазовье были не только татары, но и московиты, против которых украинцы не раз обнажали сабли. «Опасность украинской колонизации для Московии заключалась в том, что украинцы (в московских документах их «ласково» называли «воровскими черкассами») не клялись царю Федору Иоанновичу, в результате чего продолжали оставаться подданными Речи Посполитой. Поэтому московское правительство опасалось такого освоения земель украинцами... Но процесс расселения украинцев на границах Московского царства продолжался, и московское правительство остановить его не могло», - писал об украинской колонизации Дикого поля российский историк А. Папков.

Политолог и писатель украинского зарубежья Панас Феденко писал о посещении Кальмиусской крепости тогдашним генеральным писарем Войска Запорожского Богданом Хмельницким во время похода запорожцев на Крым.

Надо напомнить, что казаки в свободное от походов время занимались торговлей... с теми же турками и татарами, меняя сушеную рыбу и мед на соль. Поэтому альтернативный путь в Крым был нужен и по чисто экономическим причинам.

Именно по этому пути в 1617 г. запорожцы провели поход на Крым. И среди них был Богдан Хмельницкий.

Запорожцы ходили по Кальмиусу также и на Тамань. Попутно замечу, что низ Дона от современного Волгодонска до устья был заселен украинцами, поэтому первая столица Войска Донского называлась Старочеркасском, а новая - Новочеркасском. Вместе с донскими казаками украинцы осуществили в 1627 г. поход от Кальмиуса и Дона аж на Дербент. И все - через Домаху, которая в документах называлась Кальмиус.

Казаки использовали реку Кальмиус также как обратный путь домой.

В 1611 г., по данным историков Дмитрия Грушевского (Мариуполь) и Александра Черногора (Киев) Кальмиус (Домаха) стал центром Кальмиусской паланки Войска Запорожского Низового, а сама паланка стала одной из семи паланок Войска Запорожского.

Осенью 1650 г. гетман Богдан Хмельницкий выслал на Кальмиус шеститысячное казачье войско для блокирования Войска Донского как выполнение мирного соглашения с Османской империей. Но запорожцы донцам объяснили это необходимостью «караулить» татар на Кальмиуской «сакме» (пути).

Универсал гетмана Б. Хмельницкого от 15 января 1655 р. показал украинскую власть над землями от Изюмского перевоза к Дону: «... От самарских же земель через степь до самой реки Дону, где еще за гетмана казацкого Предслава Лянцкоронского казаки Запорожские свои зимовники имели», - говорилось в документе. Этим документом из-под пера гетмана указывалось, что Приазовье было не только сферой интересов молодого Украинского государства (Гетманщины), а и входило в ее состав.

На Азов пешим походом в 1673 г. ходил через приазовские степи знаменитый казацкий атаман Иван Сирко. В 1694 г. кошевой Иван Шарпило в начале осени ходил в город Паланка (Кальмиуса) для разведки мест будущих Азовских походов.

Учитывая соседство татар, казацкие промыслы по Кальмиусу были связаны с риском попасть в татарский плен. Гетман Иван Мазепа предупреждал казаков об опасности промыслов в Приазовье: «А что пишете о людях в Миусе и в Калмиусе, в неволю басурманских забранных..., люди на добыче рыбной в те далекие реки пойти решились, и каждый год туда в Миус и в Берду за солью и рыбой, и в другие реки... ходить решались », то есть шли на промыслы сами, и поэтому правительство не несет за них ответственности.

После 1734 г., создания Новой Сечи, до нас дошла печать паланки - щит, заостренный книзу, с перекрещенными копьем наконечником вниз и кривой татарской саблей. По краям буквы - КППП - Кальмиусской паланки паланковая печать. Эта печать считается гербом Кальмиусской паланки. Ее изображение дошло до нас благодаря историку Аполлону Скальковскому, который опубликовал ее в «Истории Новой Сечи или последнего Коша Запорожского» в 1846 г.

В марте 1755 г. гетман Кирилл Разумовский своим ордером установил образец полковых и сотенных знамен, в результате чего Кальмиусская паланка получила свой флаг: с лицевой стороны был герб Гетманщины - казак с мушкетом, а с другой - паланковая печать.

По численности казаков Кальмиусская паланка была четвертой среди восьми паланок войска Запорожского. Больше ее были сам Кош, Кодацкая и Самарская паланки. Кстати, казаки с Кальмиуса служили в других куренях. Так, в реестре 1756, в Корсунском курене значится казак Антон Калмуский, в Кальниболоцком - Левко и Фома Калмуски, в Деревьянковском - Иван Кальмуский и т. п. (фамилии, или скорее прозвища, представленные в орфографии оригинала).

Границы Кальмиусской паланки, по Дмитрию Яворницкому, были следующие: «между [реками] Волчьей, Кальмиус и Азовским морем, в нынешних Александровском, Бахмутском и Мариупольском уездах.

Центром ее был поселок у самого устья Кальмиуса при впадении в Азовское море, где когда-то было городище Домаха, а в 1779 году построен город Мариуполь

В ней было известно два села - Ясенувате и Макарово, и 28 зимовников у Северского Донца и Луганчика, реке Дубовой, Белосарайском лимане, реке Берде и в балке Свитуватой». Кстати, обращаю внимание: по Яворницкому, в 1779 г. Мариуполь построен, а не основан, как отмечалось до 1978 года.

Скорее не врагами, а соперниками запорожцев стали донские казаки. По мнению краеведа П. Мазура, после разрушения московским войском Запорожской Сечи на острове Чертомлык (июнь 1709) и последующих репрессий царских властей против запорожцев, последние потеряли контроль над Приазовьем, чем воспользовались донцы, буквально заполонившие земли между Миусом и Кальмиусом. Когда же запорожцы вернулись в Украину (1734) и пытались восстановить контроль над своими бывшими землями, начались взаимные нападения и даже перестрелки. В 1743 г. Кальмиусский полковник Кишинский выгнал донцов за Миус и даже объявил себя Миусским полковником, обсадив запорожцами берега Миуса и даже Темерника у крепости Святого Димитрия Ростовского (сейчас Ростов-на-Дону).

Спор попыталась урегулировать своим указом 30 апреля 1746 г. Елизавета I, отнеся земли восточнее Кальмиуса донским казакам. Донцы сразу же начали устанавливать вдоль линии разграничения между двумя войсками пограничные знаки. Первым появился знак в виде насыпного кургана на восточном берегу реки Кальмиус.

Однако споры относительно земель продолжались и дальше. 19 августа 1757 г. атаман войска Донского Даниил Ефремов написал кошевому атаману запорожцев об интенсивной хозяйственной деятельности запорожцев не только на левом берегу Кальмиуса, а также между реками Миусом и Темерник. В 1764 г. Кальмиусский полковник Лаврентий Глоба писал Кошу, что донские казаки воспользовались карантином от чумы, которым придерживались со своей стороны запорожцы, и, несмотря на карантин, распространили свою власть на места, которыми пользовались до того запорожцы.

Именно в те годы начался расцвет Кальмиусской крепости при впадении Кальмиуса в Азовское море. Она представляла собой квадрат 150 на 150 м, окруженный земляным валом и частично каменной стеной. Там находились церковь, канцелярия полковника, жилые помещения (курени) и конюшни. За крепостным валом вырос город Кальмиусская слобода, где почти постоянно кипела ярмарка.

Из документов можно восстановить фамилии Кальмиусских полковников: Кишинский (1743), Леонтий Федоров (1745), Марко Ус (1746), Григорий Якимов (1748), Андрей Порохня (1753), Андрей Иванов (1754), Павел Нагой (1755 ), Григорий Гаркуша (1756), Павел Нечаев (1757), Андрей Вербицкий (1758), Кузьма Черный (1762), Лаврентий Глоба (1764), Иван Засуха (1767), Андрей Черный, Сидор Юха, Григорий Чухрай, Дмитрий Стягайло, Иван Чердак, Константий и другие. Последним Кальмиусским полковником был Петр Велегура.

Осенью 1755 г. запорожцы поставили вопрос о неправомерном взыскании с них пошлины на Бахмутской таможне, расположенной в устье реки Волноваха. Между кошевым атаманом Войска Запорожского Низового Григорием Федоровым и Кальмиусским полковником Павлом и полковником Нагоем шла по этому поводу довольно активная переписка, где кошевой, ссылаясь на обычные правила, после вмешательства в дело канцелярии гетмана Кирилла Разумовского, приказал таможню сжечь, а караул при ней распустить.

В документах упоминается Кальмиусский перевоз, у которого жили и охраняли 200 казаков (на месте поселка Сартана), бравший у купцов пошлину. Кальмиусские казаки держали две почтовых станции (одна находилась на переправе через реку Кальчик у нынешнего «красного» моста по улице Карпинского, другая - на месте поселка Ялта). Паланковая структура была типична для войска Запорожского Низового. Полковник с полковой канцелярией, судья, есаул, казначей, хорунжий. Согласно «Ведомости о количестве военной и полковой старшины, чиновников и служителей в Войске Запорожском» от 23 ноября 1756 г., при полковнике было 5 писарей, 5 подписарей, 5 есаулов и 5 подъесаулов. Резиденция полковника была в Кальмиусской крепости, там стоял гарнизон из казаков до 600 сабель.

Именно в период существования Новой Сечи (1734-1775) произошел переход казацкого хозяйства от экстенсивной формы к интенсивной. Если сначала существования казачества основой их хозяйства были охота, рыболовство, заготовка рыбы и бортничество, то уже в 1730-х годах на первые роли выходит скотоводство и земледелие.

Казаки основывали зимовники, покрывшие современную Белосарайскую косу и места современных приморских сел и поселков, которые стали известными на весь мир благодаря войне с русскими террористами - Безыменное, Широкино, Саханка.

Так, в реестре зимовников Кальмиусской паланки от 5 октября 1756 г. непосредственно в пределах современного Мариуполя в Зинцевой балке значатся семь зимовников: казаков Шкуринского, Кальниболотского, Ведмедевского, Тимошевского, Пластуновского куреней.

Из этого документа видно, что казацкая старшина других паланок Новой Сечи отправляла казаков для заготовки морской рыбы. Для этого надо было разрешение паланковой старшины, потому что царским приказом 1748 г. запрещался свободный переход казаков из одной паланки в другую.

Кроме зимовников в Зинцевой балке, в прибрежной зоне между Кальмиусом и Зинцевой балкой насчитывалось 13 зимовников казаков Батуринского, Ирклиевского, Вищестебливського, Куреневского, Незамаивського и Ведмедивського куреней. Три зимовника было над Кленовой (в реестре Кленоватой) балкой, 12 зимовников - над Кальмиусом (причем один из них держал казак Щербиновского куреня Петр Велегура, вероятно последний Кальмиусский полковник), 22 зимовника - над Кальчиком (в реестре Калец).

В итоге видим, что в 1756 г. в пределах современного Мариуполя насчитывалось 54 казачьих зимовника. Что-то не похоже на пустыню, на которую отмечают противники существования запорожцев в Приазовье до прихода сюда греков.

Кроме того, еще упоминаются один зимовник на Белосарайской косе и три - над Бердой. А также в местах, которые трудно установить (река Дубова и балка Свидоватая) - три зимовника.

На «Плане северного берега Азовского моря от Кальмиуса в Таганрог» (1772) обозначено 254 рыболовецких зимовника, среди них 31 от Кальмиуса до Широкой балки (современного Широкино) принадлежал запорожцам (13% из всех обозначенных).

Именно зимовники (хутора) послужили основой хозяйства во времена Новой Сечи. «Запорожские казаки, - писал 1766 старшина В. Чернявский, - имеют некоторые поселения, называемые зимовниками или хуторами, там держат скот, лошадей и овец, имеющих пасеки и всякую экономию, разводят сады и огороды, делают запасы сена для скота и засевают поля разным хлебом, ловят зверя, а в реках - рыбу ». Чернявский пишет о существовании на Запорожье 4 тыс. зимовников. На самом деле, их насчитывалось гораздо больше.

Кроме таких зимовников на Запорожье существовали многочисленные малые хутора, принадлежащие бедным казакам. Такие зимовники (их называли «кугами») не имели даже домов. Владелец подобного зимовника жил в землянке, а в его загоне (отряде) было не более одной или двух пар волов или лошадей.

Земли в Запорожье считались общевойсковой собственностью. Например, канцелярист Денис Зараховский в официальном ответе киевскому митрополиту Гавриилу отметил, что «земля военная запорожская не в разделе, а вся общественной считается».

Бывший запорожец Розсолода рассказывал: «Земля была у них свободная, степей не делили, где кто выберет себе место; где кому охота приходится, там и садится. Копай себе землянку, заводи скотину и кошуй».

Приобретя «билет» от Коша на право пользования землей, казак приобретал, по сути, права владения ею. Свой зимовник он мог продавать, давать в залог, дарить и т. д.

Так, по приходу крымских греков в Приазовье запорожец Степан Коваль бесплатно передал свой хутор с хозяйственными пристройками и даже часовней переселенцам из Крыма, зимовник вскоре перерос в поселок Урзуф.

Весной 1754 г. киевский митрополит Тимофей Щербатский поставил перед иеромонахом Макарием, который руководил всеми церквями войска Запорожского, задачу построить в Кальмиусе церковь святителя Николая. Макарий, в свою очередь, приказал Кальмиусскому полковнику Андрею Порохне подготовить все необходимое для строительства.

16 мая 1754 г. Андрей Порохня в письме кошевому атаману Даниилу Стефанову сообщил, что новую церковь надо строить, потому как старая пришла в «полную ветхость». Получается, что в Кальмиусе до того уже была церковь, причем уже давно, если полковник Порохня пишет о ее «полной ветхости». Этот документ начисто отметает все разговоры о том, что до прихода греков из Крыма на месте Мариуполя существовал только сторожевой пост (горячим сторонником этой версии была мариупольский историк Р. Саенко). Стационарные церкви запорожцы строили только в населенных пунктах и?? крепостях. Зачем сторожевой башне стационарная церковь?

Одним из самых известных событий конца казачества была Колиивщина (1768), которую поддержали городовые казаки Кальмиусской и Самарской паланок. Украинский историк Владимир Голобуцкий считал, что прославленное шевченковскими «Гайдамаками» национально-освободительное восстание Колиивщина (май-июль 1768 г.) началась именно с Кальмиусской крепости.

В конце 1768 во время очередной русско-турецкой войны 1768-1774 гг. полковую канцелярию эвакуировали из Кальмиуса за реку Самару. Пользуясь этим, 17-тыс. отряд татар и турок напал на земли Кальмиусской паланки, разграбил зимовники и осадил Кальмиус. Гарнизон из 500 запорожцев упорно оборонялся, однако полностью погиб под саблями и пулями врагов вместе с полковником. Однако форпост казаков в Приазовье пустовал недолго. 1771 Кальмиус был частично восстановлен.

Но вместо татар, казаков Кальмиуса начали грабить русские войска. Сохранилась докладная последнего Кальмиусского полковника Петра Велегуры о грабежах армейских инженерных команд в 1772-1774 гг. Эта докладная стала одним из доказательств, присланных Кошем главнокомандующему 2-й армии кн. Василию Долгорукову, на что тот ответил, что «оная деятельность есть на пользу государства».

В последний для Кальмиусской паланки год - 1774-й гарнизон Кальмиусской крепости насчитывал 200 казаков.

Таким образом, Мариуполь имеет большую многовековую казацкую историю, которая превосходит историю того же города Запорожье, основанного в 1770 г. и который до сталинской индустриализации был заштатным городком. Но если при упоминании Запорожья у рядового украинца воображение рисует запорожское казачество, то при упоминании Мариуполя прежде всего возникают греки, чье пребывание в Мариуполе берет отсчет с 1780 г.

Вадим Джувага

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)

История о том, как на территории Мариуполя казаки поселились (ФОТО)


Украина заняла 17 место в мировом рейтинге по уровню...

Украина заняла 17 место в мировом рейтинге по уровню терроризма, ухудшив показатели прошлого года

В двадцатке стран по уровню влияния терроризма Украина оказалась вместе с Сомали, Индией, Турцией, Ливией, Египтом и Суданом. Рейтинг в этом году возглавил Ирак. Украина заняла 17 место в рейтинге стран по уровню терроризма The Global Terrorism подробнее ...

загрузка...

 

Вверх