Новости и события » Общество » Дай бог, завершится война, и именно культура может строить диалог

Дай бог, завершится война, и именно культура может строить диалог

Дай бог, завершится война, и именно культура может строить диалог

Влащенко: Сегодня у нас в гостях министр культуры Евгений Нищук. Добрый вечер. Изменилось ли что-то за время вашего отсутствия в украинской культуре? Нищук: То время, что меня не было в министерском кабинете, стало для меня полезным. В начале я был так зажжен, привел тех людей, которые имели вес в художественной среде, гражданском обществе, никогда не касались государственных структур, и у нас были грандиозные планы. На взлете это все остановилось, но я понимаю, что это была политическая перемена. Но тот шок прошел, и у меня эти два года была возможность многое проанализировать, посмотреть со стороны, и, на самом деле, оно является очень полезным. Я заметил такие принципиальные вещи, на которых надо ставить точку сейчас. Прежде всего, это большая пропасть между процессом культурологическим, который есть в стране, и государственной структурой, которая, якобы, должна отвечать за этот процесс. У каждого министра культуры были хорошие вещи. Но, вместе с тем, была унаследована система, которая задала четкие рамки, что структура Министерства культуры осуществляет распределение средств и контроль за их использованием в государственных коллективах, национальных заведениях, и дает средства на какие-то художественные проекты. Как оно распространялось - тоже всегда были претензии, и справедливые. И действительно, тогда среди общественного сектора и художественной среды встал вопрос: а для чего же тогда нужно Министерство культуры? Это может быть департамент, который просто распределяет эти средства, которые и так предусмотрены на все национальные учреждения. Поэтому я хочу, и мы взялись за эту работу - изменить эту всю парадигму, эту систему. Надо сделать модули, модель формирования культурной политики, как среди высокого искусства, так и среди того, что происходит сейчас при децентрализации в наших регионах. Теперь Министерство культуры не руководит учреждениями культуры, которые не имеют статуса национального. Они теперь на иждивении муниципальном - мы деньги не даем. Но, с другой стороны - чтобы не было потери маленьких клубов, библиотек, так как они наиболее разветвленные. Они в критическом состоянии, под уничтожением. И поэтому сейчас надо обратить внимание каждого областного центра, каждого губернатора, каждого начальника управления в том, что в этих деньгах, которые есть в рамках децентрализации, а они немалые, нашлось бы место реформированию или обновлению этих учреждений культуры, чтобы вообще поддерживались те или иные художественные проекты, потому что это лицо каждой области.

- Для того, чтобы что-то поддерживать, нужно понять, а сколько нам этого нужно. Кто проведет аудит этого большого государственного сектора, в котором очень много балласта?

- Мы в этих вопросах себе ставим задачу, потому что там есть комплексная история. Есть момент определенного аудита, или диагностики этих учреждений, так как, естественно, что любое село хочет иметь этот клуб, так называемый. Но он не должен быть в том смысле, чтобы быть для танцев на субботу, воскресенье. Мы даже разработали архитектурный проект, который может быть в тендере нескольких разработчиков. Есть европейская модель хорошего ангарного типа, с металлоконструктива, такие модульные ангары, которые могут служить и в себе иметь многофункциональную деятельность. В этих заведениях пожилые люди могут по скайпу общаться с родными, дети могут изучать язык и т. д.

- Есть ли у вас целостная концепция, и какие направления в ней будут приоритетные?

- Желаемых направлений у нас немало. Но тех, которые утвердил Кабмин, их имеется по три в каждом министерстве. Когда я только пришел, свои приоритеты, или направления, я хотел построить в сотрудничестве с общественной художественной средой, строить на их наработках. Те приоритеты уже прописаны, они есть на сайте. Я подписал меморандум с Реанимационным пакетом реформ - культура. Мы их проработали. Первое там то, о чем мы говорили, второе - электронный реестр культурного наследия. Когда мы хотели делать только паспортизацию, даже, большое было сопротивление музейной среды. Но электронным способом нужно все полностью регистрировать, потому что у нас 543 музеев, около 11 тыс. экспонатов.

- Когда есть электронный реестр, то воровать, или подделать уже нельзя.

- Мы, собственно, и столкнулись с ситуацией, что где-то что-то пропало, а где-то не все в порядке с документами, или оно не было зарегистрировано. Мы делаем ревизию, и сделали комиссию, которая заходит по крупнейшим фондам и библиотекам, и также в музеях мы будем осуществлять этот механизм для того, чтобы еще по каким-то данным, хотя бы сохраненным, отслеживать то, что есть на оккупированных территориях.

- Есть ли мысли у вас по реформированию театра, потому что реформирование театра это не только переход на контракт? Что будет с кинопроизводством?

- Контрактная система практически входит с января 2017 года, по закону. Некоторые театры обращаются уже о том, могут ли они это делать в межсезонье. Мы говорим, что это разрешается, но есть такой момент, что конкурс начинается с того времени, когда закончился контракт. А контракты за последний год подписаны у многих, и пока они не закончатся, нету прописанного механизма, совершенного, расторжения контракта.

- Насколько вы считаете естественным, что у нас много национальных театров руководятся стариками? Возможно ли сейчас поменять все, прежде всего, культурные тренды?

- Я знаю, что должны быть механизмы. Контракт понесет сейчас определенным образом волну, потому что в 5-7 ведущих театрах, начиная уже с конца этого года, заканчиваются контракты руководителей, и молодое поколение будет участвовать в конкурсах. Я думаю, что их время прошло, и эта волна неизбежна. Конечно, мы должны понимать, что все зависит от фигур актеров, не руководителей, когда есть те люди, которые являются определенными символами.

- Когда человек работает - нет проблем.

- Конечно.

- Когда мы говорим о кино, мы должны принять закон о меценатстве.

- Третий наш приоритет - это создание украинского культурного фонда. Это нужно решение Кабмина и ВР для того, чтобы не министр культуры, а экспертный совет из специалистов различных направлений определял мероприятия, которые должны быть поддержаны.

- Почему это блокируется 25 лет?

- Мне странно. Были упреки, что это будут отмывать средства. А на самом деле, Голливуд поднялся благодаря такому закону. Были налоговые льготы. Очень важный закон, очень важно упорядочить ситуацию подчинения наших национальных киностудий, которые, возможно, надо привести в отдельный киноконцерн, но нужно изменить ситуацию деятельности внутри, и отношения с государственным фондом.

- Кто будет лоббировать этот закон в ВР?

- Закон о меценатстве и создании украинского культурного фонда я озвучил для президента Украины. Он есть в разных вариантах, и находится в доработке. Сейчас уже на последней вычитке закон о кино, и очень важно, чтобы он прошел. Мы должны согласовать это, потому что это изменения в Налоговый кодекс. Как по нам, то пусть бы это был хоть 1%.

- Как вы считаете, нам действительно нужно запретить завозить из России книги, запрещать фильмы, запрещать гастроли нашим артистам, которые гастролируют в России, как это сделали во Львове? Какова политика ваша будет в этом направлении?

- Моя политика направлена??на то, чтобы Министерство культуры было той площадкой, которая бы дала возможность развития. Очевидно, что когда страна в состоянии войны, то те лица, которые позволяют себе те или иные выступления, или высказывания, которые подпадают под то или иное производство, фиксируются СБУ, МВД, - они должны подвергаться санкциям. Я бы не называл те списки "черными", "белыми". Эти люди, как в Америке, как в других странах, находится под санкциями. Те фамилии не надо озвучивать - в Америке никто не знает тех фамилий - они узнают, когда хотят пересечь границу, когда хотят осуществить ту или иную свою деятельность. И когда доказано, что они неоднократно унижали достоинство украинского государства - они подпадают под санкции.

- А что касается тех, которые выступали в России?

- Конечно, те артисты, или коллективы, находящиеся в государственной корреляции, - мы их призываем не осуществлять сейчас те или иные гастроли, или концертную деятельность на территории РФ. Некоторые этого не понимают, говорят: "Пусть едут". Но у нас погибло 10 тыс. человек! И такого просто не может быть. Дай бог, завершится война, и именно культура может строить диалог. Но нам надо урегулировать ситуацию, чтобы не было перекосов. Есть фильмы Байрак, Балаяна, есть фильмы, которые вышли 40 лет назад, и герой тех фильмов что-то сейчас сказал, и мы этот фильм запрещаем - это несколько абсурдно. То есть мы должны себя повести в адекватности, как демократическая страна, не переводить это все в систему советских запретов.

- Так делали большевики.

- Что касается ситуации квот, или невъезда, то, конечно, мы должны защищать свое информационное пространство.

- И этим должно заниматься СБУ, а не Министерство культуры?

- Конечно. Есть Госкомтелерадио, есть Национальный совет по телевидению.

- У вас есть вопросы?

- Мне очень хочется, чтобы, как кто-то сказал, Министерство культуры было министерством позитива, настроения, хороших новостей. Я бы хотел, чтобы мы могли общаться о каких-то хороших событиях.

- Мне кажется, что Министерство культуры должно стать тем местом, которое должно производить новые идеи и тренды. А все остальное будут делать художники.

- Надо дать им возможность, спровоцировать к этому.

- Спасибо, господин Евгений. 112.ua

ИА «Newsmir.info». При использовании материала гиперссылка обязательна.


Он летел в одном самолете с погибшими футболистами, но...

Он летел в одном самолете с погибшими футболистами, но выжил! Вот как!

Мы часто не обращаем внимания на инструкции по безопасности, которые раздают бортпроводники перед взлетом, но случай боливийца Эрвина Тумири напоминает нам о том, что это очень важно! Эрвин - один из двух членов экипажа, выживших в авиакатастрофе во подробнее ...

загрузка...

 

Вверх