Новости и события » Hi-Tech » «Самый успешный вор в истории»

«Самый успешный вор в истории»

«Самый успешный вор в истории»

14 ноября 2139 года закончится срок тюремного заключения американского предпринимателя и бывшего председателя совета директоров фондовой биржи NASDAQ Бернарда Мейдоффа. Разумеется, предприниматель, которому несколько месяцев назад исполнилось 78 лет, не доживет до этого времени.

В июне 2009 года Мейдоффа приговорили к 150 годам тюремного заключения за создание самой крупной в истории финансовой пирамиды. В результате его аферы пострадали от одного до трех миллионов человек, а сумма ущерба оценивается в $64,8 млрд. Обозреватель vc.ru рассказал историю предпринимателя, который не считает себя виноватым, но семейный бизнес которого привел к катастрофическим последствиям.

Бернард Мейдофф, которого впоследствии называли Берни, родился в 1938 году в еврейской семье. Его отец Ральф работал сантехником и пытался подрабатывать на фондовой бирже. Мать Сильвия занималась домашним хозяйством.

В финансы отец Берни подался за несколько лет до рождения сына. В 1932 началась острая фаза Великой депрессии и Ральф Мейдофф лишился работы. Впрочем, его старания на фондовой бирже не принесли особого успеха и тогда Ральф открыл свой бизнес, связанный со спортивными товарами.

Когда Берни учился в младших классах, компания отца по продаже спортивных товаров разорилась. Финансовые дела отца его мало интересовали. На тот момент, Берни был неплохим пловцом и состоял в школьной команде по плаванию. В свободное от соревнований и учебы время он подрабатывал спасателем на пляже, куда его устроил тренер. Деньги, полученные на этой работе, он копил, чтобы вложить в будущем.

Во время учебы он познакомился с Рут Алперн, с которой обручился в 1959 году и прожил вместе вплоть до тюремного заключения в 2009. В этом же году он получил степень бакалавра политологии и поступил в Бруклинскую школу юриспруденции. Впрочем, прошло меньше года и Мейдофф отчислился, чтобы открыть свой бизнес.

Использовав $5 тысяч, которые он получил, работая спасателем и заняв еще $50 тысяч у родственников жены, он открыл инвестиционную компанию Bernard L. Madoff Investment Securities, LLC.

Первых клиентов в компанию привел отец его жены Сол Алперн, который раньше работал финансовым консультантом. Алперн знакомил Мейдоффа со своими старыми клиентами и знакомыми, а тот вкладывал их деньги вне биржы в розовые листы. Это приносило неплохой доход, но не позволяло Мейдоффу конкурировать с другими компаниями на бирже.

Но в 1980 году компания Мейдоффа стала самым крупным трейдером на Нью-Йоркской фондовой бирже и совершала примерно 5% от всех сделок. Переход от торговли розовыми листами к лидерству на бирже произошел из-за компьютеризации. Мейдофф одним из первых стал применять технологии электронного трейдинга, в то время как другие фонды все еще посылали на биржу трейдеров. После тестового периода, технология, применявшаяся в компании Мейдоффа, стала основой для NASDAQ.

Компания Мейдоффа постепенно превращалась в семейный бизнес. Когда дела пошли хорошо, он привлек к работе своего младшего брата Питера, племянников Роджера и Шану, и двух сыновей: Марка и Эндрю. Его жена Рут числилась как вице-президент компании, однако не занималась в ней никакой деятельностью. Мейдоффа называли «столпом Уолл-Стрит» и одним из самых прогрессивных трейдеров своего времени.

19 октябра 1987 года произошло наибольшее падение индекса Доу-Джонса на 22,8%. Это привело к панике на бирже. Многие клиенты стали выводить свои деньги из инвестиционных фондов и закрывать позиции даже на самых невыгодных условиях. «Они меня предали», - позже высказывался Мейдофф.

Чтобы минимизировать потери, вызванные Черным понедельником, компания Мейдоффа стала торговать индексными опционами, состоящими из нескольких акций, сгрупированных по определенному принципу. Но в 90-х годах, когда рынок снова стал стабильным, их эффективность снизилась.

Тогда Мейдофф впервые стал использовать схему Понци. Он брал деньги новых инвесторов и выплачивал прибыли предыдущим. Клиенты фонда могли зарабатывать до 15% годовых, но лишь на словах. На самом деле, на их средства покупались казначейские облигации с прибылью в 2% годовых. Привлекало клиентов и то, что Мейдофф не брал комиссию за управление денежными средствами.

Фонд Мейдоффа пользовался огромной популярностью среди брокеров, инвесторов и знаменитостей. Среди прочих, в фонде находились деньги Стивена Спилберга, актера Кевина Бэйкона и актрисы Киры Седжвик. Крупные вложения (точная сумма неизвестна) делал и Джозеф Сафра, состояние которого оценивается в $15,7 млрд. Основу этих денег составляет бразильский банк Banco Safra и швейцарское кредитное учреждение J.Safra Sarasin. Ему также принадлежит банк Safra National Bank of New York и недвижимость по всему миру.

В моем фонде были средства всех крупных банков. Знаете, когда к тебе приходит Сафра и развлекает тебя в попытках инвестировать в твой фонд, это кружит голову. Это кормит твое эго. Неожиданно, все банки, которые раньше не хотели иметь с тобой дела, буквально впихивают в тебя деньги. - из интервью Берни Мейдоффа журналу New York Magazine

По словам Мейдоффа, на тот момент он уже не нуждался в деньгах, но продолжил принимать «миллиарды долларов, которые швыряли ему в лицо». Мейдофф не чувствовал себя виноватым. «Все эти банки и фонды должны были знать, что здесь что-то нечисто», - говорил он в интервью.

Клиенты не знали, каким образом предпринимателю удается генерировать такие прибыли. Мейдофф отшучивался, говорил, что знает рынок лучше других или, что он «просто волшебник». Тем, кто задавал слишком много вопросов, Мейдофф ставил ультиматум: «Я говорил: "Если вам не нравится то, что я предлагаю, забирайте деньги"».

В феврале 2011 года журналисту New York Magazine Стиву Фишману поступил звонок из федеральной тюрьмы от Берни Мейдоффа. Фишман и Мейдофф созванивались около 15 раз. На основании этих звонков, журналист опубликовал единственное интервью предпринимателя после ареста.

В интервью New York Magazine Мейдофф часто вспоминает, насколько тяжело ему было держать свою тайну. «Это было кошмаром. Представьте, я каждый вечер приходил домой и не мог сказать ни жене, ни сыновьям, ни брату о том, что над моей головой повис топор», - вспоминает предприниматель.

Первым, кто заметил в деятельности Мейдоффа что-то неладное, был финансовый аналитик Гарри Маркополус. Он послал в Комиссию по ценным бумагам и биржам свои расчеты, однако был проигнорирован. Он отправлял свои расследования 4 раза - в 2000, 2001, 2005 и 2007 годах, но ни одна из его попыток не увенчалась успехом.

По его расчетам, фонд Мейдоффа просто не мог существовать, но ни федеральные органы, ни пресса к нему не прислушивались. Впоследствии, он опубликовал книгу No One Would Listen о своих бесполезных попытках обличить Мейдоффа в мошенничестве.

В 2000 году, когда рынок был стабилен, у Мейдоффа появился шанс продать свой фонд за $1 млрд. Разумеется, он отказался, так как последовавшие за сделкой проверки документации, выявили бы мошенничество. «Для семьи мой поступок казался сумасшествием, но я ничего не мог сделать».

Однако кругу близких родственников Мейдофф смог объяснить свое решение тем, что дела в компании идут хорошо. Мейдофф сказал, что хочет управлять компанией дальше и вывести ее на новый уровень. Родственники согласились. «Мои сыновья боготворили меня, а я боготворил их», - вспоминает Мейдофф. Марк и Эндрю - сыновья Берни Мейдоффа - сидели в отдельном кабинете недалеко от офиса отца.

По словам предпринимателя, его дети воспринимали богатство как должное и могли с легкостью слетать на персональном самолете на рыбалку. Мейдоффа это не смущало: «В конце концов, я тоже жил экстравагантно. Я купил самолет и 4 дома в качестве подарка».

До 2002 года Мейдофф все еще надеялся на то, чтобы выкрутиться из сложившейся ситуации. «Я верил в чудо. Сам не знаю, в какое», - вспоминает предприниматель. Однако к 2002 году суммы, которые нужно было выплатить, стали астрономическими. Мейдофф старался поддерживать поток новых инвестиций, но и их уже не хватало для выплат предыдущим инвесторам.

Я даже пытался вернуть деньги некоторым близким друзьям. Они их не брали. Все говорили: «Нет, ты не можешь этого сделать. Я же был твоим другом и клиентом годами». Я не мог сказать, что оказываю им услугу.

В сентябре 2008 года рухнул фондовый рынок. Это стало финальной точкой для компании Мейдоффа. В попытках вернуть свои деньги, в фонд стало приходить слишком много клиентов. 10 декабря Эндрю и Марк зашли в офис к дяде Питеру и попытались узнать, что происходит с отцом. «Такое ощущение, что он разваливается на части прямо у себя в кабинете», - сказал Эндрю.

Семья Мейдофф уже сталкивалась с подобным. В каждом поколении семьи было несколько случаев раковых заболеваний и Мейдофф-старший раньше уже «пребывал в состоянии овоща несколько недель», когда диагноз поставили его сыну.

Питер пришел в офис к Мейдоффу, тот практически сразу рассказал об афере и расплакался. Мейдоффу требовалось вернуть клиентам $7 млрд и за последний месяц он смог собрать всего $700 млн новых инвестиций. Этих денег хватило бы для поддержания схемы в течение нескольких недель. Но смысла в этом не было.

Это не решило бы мои проблемы. К тому же, я устал все это скрывать. Поэтому я решил не брать новых денег и послать все к черту. Потом, во время обысков, на моем столе нашли чек на $173 млн. Необналиченный.

В этот же день сыновья Мейдоффа отправились в офис к знакомому адвокату и затем сдали отца властям. На следующий день его арестовали, а через 5 дней все счета компании были заморожены. После проверки счетов выяснилось, что Мейдофф не занимался инвестициями доверенных ему средств уже более 13 лет.

12 марта 2009 года Мейдофф дал показания по всем пунктам обвинения. Он признался в отмывании денег, лжесвидетельстве и мошенничестве. Через три месяца суд приговорил его к 150 годам лишения свободы.

11 декабря 2010 года Марк Мейдофф был найден повешенным у себя дома в Нью-Йорке. В течение двух лет он принимал антидепрессанты и посещал психолога. В электронном письме своему адвокату, отправленному за несколько часов до самоубийства, Марк написал: «Никто не хочет слышать правду. Пожалуйста, позаботься о моей семье». Вероятно, он имел в виду то, что пресса не верила в непричастность сыновей к афере отца. Мейдофф-старший был опустошен смертью сына.

Я прорыдал в течение двух недель. Я не выходил из своей камеры. Я ни с кем не разговаривал. Сейчас я говорю с вами по телефону и в глазах стоят слезы. Не проходит ни одного дня, чтобы я не страдал. Возможно, я нормально говорю сейчас. Но я не в порядке и никогда не буду в порядке.

Второй сын Мейдоффа - Эндрю - владеет небольшой энергетической компанией Madoff Energy Holdings и компанией по производству рыболовных катушек Abel Automatics.

В тюрьме к Мейдоффу относятся хорошо. «Здесь любят воров, а я, как бы это не звучало, один из самых успешных воров в истории», - говорит Мейдофф. Но больше всего его радует то, что больше не нужно ничего скрывать.

По его словам, практически все жертвы его махинаций смогли вернуть часть денег. «Пятьдесят центов за каждый доллар. Все равно они бы наверняка потеряли свои деньги на рынке. Но не подумайте, что я пытаюсь оправдать все, что я сделал».

«Самый успешный вор в истории»

«Самый успешный вор в истории»

«Самый успешный вор в истории»


Дата выхода Dreamfall Chapters для PS4 и Xbox One, трейлер...

Дата выхода Dreamfall Chapters для PS4 и Xbox One, трейлер и скриншоты

Компания Deep Silver объявила, что займется выпуском Dreamfall Chapters для консолей PS4 и Xbox One. Опубликован сюжетный ролик и скриншоты. Ранее эпизодическая игра вышла для ПК и Mac. В консольные версии включены все пять эпизодов приключения. В подробнее ...

загрузка...

 

Вверх