Новости и события » Общество » Максим Равреба: "Я делаю им столько зла, сколько могу, и буду делать"

Максим Равреба: "Я делаю им столько зла, сколько могу, и буду делать"

Максим Равреба: "Я делаю им столько зла, сколько могу, и буду делать"

Известный киевский журналист Максим Равреба, вынужденный покинуть Родину после Евромайдана, беседует с обозревателем "ПолитНавигатора" Валентином Филипповым о тревожной тенденции - участившихся сообщениях о депортации из России украинских политических беженцев по решению судов за нарушение миграционного законодательства.

Повод для разговора - инцидент вокруг высылки из РФ харьковского "пророссийского" стримера Андрея Бородавки, который по прилету был задержан СБУ, а сейчас активно раздает интервью украинским каналам о кознях Москвы против страны победившего Майдана.

Как известно, Бородавка летел в Киев из Москвы через Баку (прямых рейсов между двумя столицами сейчас нет). В Сети появилась версия, что в последний момент защитники Бородавки придумали хитрый план - он порвет свой билет и из транзитной зоны аэропорта Баку вместо Киева отправиться в Белоруссию к Максиму Равребе.

Однако, когда к Равребе через фейсбук обратился незнакомый человек, он отказался от встречи.

Валентин Филиппов: Максим, я сейчас в Баку. Вы меня встретите в аэропорту?? Здравствуйте, Максим. Максим Равреба: Я не в Баку. Привет. Шутку понимаю.

Валентин Филиппов: Максим, скажите, с Вашей точки зрения, что это было? Обращение через фейсбук встречать где-то кого-то. Максим Равреба: Я не знаю, что это было. У Бородавки была группа поддержки, состоящая из двух контрацептивов. Одну зовут Татьяна Буйко, она гражданка Беларуси, которая больше всего метала икру по поводу того, что я не впустил Бородавку в Беларусь. А второй - это Иван Бакшутин, я его не знаю, вот это тот, кто писал. Ну, он выложил сканы нашей переписки, поэтому...

Валентин Филиппов: пересказывать нет смысла. Максим Равреба: Нет смысла абсолютно. Из этой переписки следует, что Бородавка ко мне не обращался и я ему не отказывал. Я просто хотел выяснить, кто мне пишет. Ну, мало ли, какой кретин мне захочет написать. Он вел себя подозрительно, и это видно. Задавал дурацкие вопросы, ничего не мог объяснить. Что я мог ему ответить? Ну, неважно.

В общем, эта группа поддержки. Они собирали деньги под Бородавку там, в Москве, деньги эти, скорее всего, украли они. Только один мой знакомый товарищ московский сдал в этот банк 400$ наличными. Бородавку не оправдали. Дело было провалено при абсолютной стопроцентности этого дела. Ну, им надо было избежать как-то неудобных вопросов. И каково же было мое удивление, когда в воскресенье или уже в понедельник Татьяна Буйко какому-то непонятному интернет-радио «Жестокость» рассказывает, что главный виновный в том, что Бородавка сидит - это я.

Но, поскольку я человек не вчерашний и не позавчерашний, и я, в общем, кое-что видал в этой жизни, я понял что происходит. Я промолчал, где надо, навел справки. Эта Татьяна Буйко - она гражданка Беларуси. У нее есть квартира в Беларуси, она не приняла Бородавку к себе, она просто перевела стрелки на меня.

Но, это меня, если честно, не очень волнует. Важно то, что сейчас. Сейчас Бородавка на свободе. Он сотрудничает с СБУ, он рассказывает все, что знает про Татьяну Буйко, про Ивана Бакшутова и про всех, всех, всех "коллаборационистов". Иван Бакшутов уехал, правда, из Одессы, с него взятки гладки.

Валентин Филиппов: А он одессит? Максим Равреба: Да, он одессит. Он уехал из Одессы еще до майдана в Москву на заработки. Она гражданка Беларуси. Никакого отношения..., они не были, не участвовали. Если я участник боев в Киеве в 2014 году, то они вообще к этому отношения не имеют. Какое эти твари две имеют право меня судить, я не знаю.

Но, к сожалению, там еще с ними, у меня еще есть подозрение на двух человек, которых я считал близкими, но я озвучивать их пока не буду. Но, с другой стороны, если честно, то, что это фуфло, а они фуфлогоны, а еще и воры, еще и, возможно, сотрудничали с СБУ, разыгрывая их комбинацию, ну, как полезные дураки естественно, они не могут быть сознательными союзниками кому либо, поскольку они идиоты оба.

Валентин Филиппов: А Вы думаете, что это было, все-таки, разработка СБУ? Вообще, удивительно, что Андрей сегодня не под стражей, хотя... Максим Равреба: Спецслужбы всегда сотрудничали и никогда не прерывали своего сотрудничества. ФСБ и СБУ. Они всегда сотрудничали, они никогда не прерывали сотрудничества. Несмотря на памятник, который поставлен на Владмирской перед СБУ в виде дракона трехголового, который нападает: одной лапой наступил на Крым, а мордами нападает на Донбасс, несмотря ни на что, ни на Грицака, который фейки гонит, ни на кого. СБУ и ФСБ никогда не прекращали сотрудничества.

Я уверен, что Бородавку сдали по договорняку. Как, что, чего и куда? Бородавка никто. Собственно говоря, кто он такой? Да, никто.

Чем он занимался? Он занимался... Мы не знаем, чем он занимался.

Валентин Филиппов: Ну, вот загадочно, чем он занимался. Максим Равреба: В Москве он жил в нищете - это точно. Ребята, которые на него гнали пургу, и рассказывали, что он агент СБУ, которые тоже из Харькова. Долгов очень злой на него Костя. Я не знаю, я в эти все дела не вхож, не вникал и мне это не интересно. Мне интересно победить, а эти вот их разборки из-за 5 копеек...

Валентин Филиппов: Меня, кстати, харьковская тусовка в этом отношении пугает. Максим Равреба: Ребята, да. Сидят ребята, рассказывают, что Бородавка - агент СБУ, а сидят на фоне целых, нагроможденных друг на друга на складе ящиков с гуманитаркой. Ну, это цирк, конечно.

Валентин Филиппов: А, простите, я вот сейчас ляпнул по поводу того, что в харьковской тусовке что-то непонятное творится. С другой стороны, я вдруг задумался. Может, это не в харьковской тусовке творится? Потому что мы харьковчан многих знаем, но те, которые не в Москве, они не проявляют такого вот...Может это их Москва так портит, столица? Максим Равреба: Валентин, я понятия не имею про тусовки, я в тусовки не вхож. У меня есть свои взгляды и своя вера.

Валентин Филиппов: Да я тоже со стороны наблюдаю, в общем-то. Максим Равреба: В тусовки входить мне не интересно... Что касается тусовок, это их личные половые проблемы. Они работали за деньги на Гепу, еще на кого-то. Бородавка был «оранжевым» когда-то. Я никогда не был ни "оранжевым", ни "серо-буро-малиновым", я всегда был одинаковым, я всегда был против майданов, поскольку они вели, с моей точки зрения, к войне. И вот, война наступила, как я и предсказывал.

Валентин Филиппов: Сейчас некая паника возникла в рядах политэмигрантов, в рядах противников хунты, находящихся на территории Российской Федерации. То есть, СМИ понятно, особенно украинские, раздули, что вот Россия всех сдает, вот на примере Бородавки. Это какая-то тенденция продуманная, что вот столько дел по депортации вдруг возникло в судах российских? Или же это, все-таки, какое-то российское разгильдяйство, когда одна рука не понимает, что делает другая? Потому что, с одной стороны? Путин выменивает чуть ли не лично политзаключенных из Украины, и тут же другое ведомство объявляет о нарушении миграционного режима и говорит: ребята, давайте езжайте. Максим Равреба: Я уверен, Путин не в курсе, кто такой Бородавка и не подозревает о его существовании.

Валентин Филиппов: Не, ну я не конкретно про Бородавку. Максим Равреба: Возможно, слышал что-то. Но, дело в том, что Бородавку нельзя сравнивать, допустим, с Савченко. В Савченко вброшены гораздо большие деньги, в Бородавку не вброшено ничего. Что касается тупости чиновников, я так не думаю. Я думаю, что раз Бородавку, все-таки, отправили на Украину, причем отправили его в Баку, не в наручниках, без пометки в паспорте, потому что у него заграна не было, а в обычный паспорт не делаются пометки. И одного его без сопровождения отправили.

Он мог уехать в Беларусь, но его бы здесь не приняли. В Беларуси все очень строго, и Беларусь - это союзное государство с Россией. То есть, зачем надо было придумывать эти идиотские схемы, а, возможно, я не знаю, а может это была подстава меня конкретно, но зачем?

Я не вхож в тусовку, повторяю.

Я действую сам по себе, исключительно сам по себе. В Москве у меня были определенные проблемы с документами, как и у Бородавки.

Политическое беженство не давали. А поскольку я - политический беженец и на другие статусы в Москве не согласен, то я уехал.

Здесь я живу законно, но у меня пока нет еще никакого статуса все равно.

Но, дело не в этом, дело в том, что это уже мои проблемы. Я эти проблемы ни на кого не вешаю, как Бородавка.

А что касается чиновников. Ну да, могло быть ошибочное решение суда, могло быть указание не то. Мне кажется, что раз освободили ополченца с ЛНР, из бригады «Призрак» в Питере. Сначала приняли решение депортировать, потом отменили это решение. Ну, раз так, то я делаю вывод, что...

Валентин Филиппов: Более того, выпустили, не то что...Выпустили, гуляйте, пацаны. Максим Равреба: Я прекрасно понимаю, что, возможно, была политика сначала одна, потом концепция поменялась. Сначала была политика, что всех незаконных высылать, и Бородавка полетел первый. А потом, когда был шум, поднялся шум, что Россия «сдает своих», то, как бы, этим повезло. А, может быть, и не так, может... Бородавку мурыжили долго достаточно.

Валентин Филиппов: 2 месяца его держали. Максим Равреба: Держали, что-то выясняли и так далее. Мы не знаем, что там происходило, мы не знаем, почему был провален процесс и почему мы его отдали, и почему теперь отпустили. В общем, все это загадочно, как бы. Не знаю, не знаю и знать не хочу, если честно.

Почему? Потому что, нырнув через Гугл в Бородавку того же, я увидел, что он мутный парень. Но я это и до того знал, что он мутный парень, что он работает за деньги. Весь этот фейсбучный спам, что он всех помечал и рассылал - это было не его, допустим, «шарики за ролики зашли» - там не его взгляды, или его убеждения. Нет. Ему кто-то платил за вброс.

Я его видел, еще раз говорю, в Москве один раз, мельком. И к дружбе в фейсбуке я отношусь очень снисходительно. Поэтому, это очень разные люди и так далее. Я вижу, что Бородавка мутный и история мутная. Я бы не стал за него переживать, раз он ходит на свободе. Если ему нужно убежище, он может сейчас за 200 гривен взять билет на автобус и уехать в Беларусь. Он мог вообще этой истории не допустить, он мог что-нибудь сделать легким движением руки, и все.

Но, это не значит, что Россия должна была его депортировать. Он пророссийский активист. И участник Русской весны, и участник событий в Харькове. Этот судья не имел право не учитывать политическую составляющую в деле, не имел право. Или он не патриот, или он не пророссийский. Значит, он проукраинский. Сейчас идет война, если кто не в курсе. И политика очень значение имеет, поскольку война - это политика, это продолжение политики.

Валентин Филиппов: Хотел задать вопрос по Украине. То, что сейчас там происходит. Я имею в виду, этот крестный ход. Вас не пугает, чем это все может кончиться? Максим Равреба: Крестный ход завершится, как положено. Все будет нормально, никто не пострадает. А истерия, она очень плохо характеризует украинское общество, поскольку, ну, их обрабатывают круглосуточно за счет средств массовой информации, делают из них идиотов. Поэтому, они говорят то, что им внушают. Они говорят не свои мысли, они говорят внушенные, подсаженные, чужие мысли. Они стерпели то, что проспект Московский переименовали в проспект Степана Бандеры.

Валентин Филиппов: Ну, почему стерпели? Может и не стерпели, а что они могли сделать? Максим Равреба: Сделать всегда что-то можно. Что я мог сделать?

Валентин Филиппов: Уехать. Максим Равреба: Например, ну я еще мог сделать так, что каждый бандерлог меня знает и ненавидит. И я счастлив от этого. Когда Иру Гаврилову увольняли из радио «Вести», ей предъявили в первую очередь то, что она в фейсбуке делает перепосты моих сообщений. Я горжусь этим. Я делаю им столько зла, сколько могу, и буду делать.

Валентин Филиппов: Убедительно. Спасибо. Я надеюсь, что немножко моего зла добавится к тому, что Вы делаете. Максим Равреба: Все.

Валентин Филиппов: Счастливо. Максим Равреба: Счастливо, дорогой.


Жуткая смерть детей в Киеве: стали известны новые...

Жуткая смерть детей в Киеве: стали известны новые подробности

Молодая мама ушла от детей на девять дней погулять, в результате чего годовалый малыш умер. Соответствующие данные предоставил уполномоченный президента по правам детей Никола Кулеба в Facebook. "20-летняя мама, которая на 9 дней закрыла двух подробнее ...

загрузка...

 

Вверх