Новости и события » Общество » Начали приходить в ВР нормальные люди, но с ними со временем происходит что-то страшное

Начали приходить в ВР нормальные люди, но с ними со временем происходит что-то страшное

Начали приходить в ВР нормальные люди, но с ними со временем происходит что-то страшное

Влащенко: Сегодня у нас в гостях известный украинский исполнитель, выдающийся украинский поэт Тарас Петриненко. Добрый вечер. Вы сейчас редко появляетесь в публичной сфере. А почему? Петриненко: Очевидно, я выпадаю из какой-то обоймы, которая знает, как должен работать шоу-бизнес. А я не хочу так работать. Сам бизнес предполагает определенный обман. А для меня это не очень приемлемо. Я всегда в своей карьере и в своей жизни стараюсь оставаться собой - оставлять за собой право оставаться собой - Даже несмотря на то, что вы теряете?

- Возможно. Но те люди, которые хотят меня видеть на сцене... Мне достаточно того, что они мне говорят и что они мне пишут.

- Недавно был ваш концерт "Все будет хорошо". А вы уверены, что все будет хорошо, учитывая то, что происходит со страной в течение последних двух лет?

- Далеко не уверен. Но я своим концертом стараюсь дать людям какую-то надежду. У меня много материала в концерте, который свидетельствует о том, что наши блага во многом зависят не столько от нас, как от каких-то внешних обстоятельств, но предпоследней точкой моего выступления является песня "Все будет хорошо" - с тем, чтобы люди вышли из зала с какой-то надеждой. Для меня это важно, и для них, пожалуй, тоже.

- В 2013 г. вы сказали, что "эта власть поддерживает тех, кто поет для нее в сауне". Что изменилось за три года?

- Разница между властью предыдущей и нынешней, если и есть, то она очень незначительна. В принципе, власть всегда поддерживает тех, кто способствует этим людям оставаться у власти. Что касается меня лично, то я также поддерживал некоторые политические силы, некоторых политиков, потому что знал, что если они не победят, то победит нечто гораздо худшее. Но меня не очень воспринимали, им нужна была моя песня "Украина, Украина". Им нужно было, чтобы я (как человек с определенным авторитетом) их поддержал, но им нужно что-то более нейтральное для фона, для антуража.

- Каким бы напряжением не отличались наши революции, почему это не отражается на поведении тех людей, которые приходят к власти? Кто используют плоды этих социальных потрясений?

- Это известная история, что революции делают одни, а пользуются плодами другие. Люди хотят кому-то верить.

- Где здесь системная ошибка кроется?

- Мы постоянно крутим одно и то же, когда, наверное, надо перезагрузить все с нуля. Я считаю, что лучшая ВР была первая. Были писатели, коммунисты, но они дискутировали. Затем начали приходить в ВР вроде нормальные люди, но через некоторое время с ними происходит что-то страшное. Они попадают в этот молох, и их это перемалывает. Или они пытаются что-то противопоставить. В этой ВР есть несколько десятков человек, которым я бы верил. Я бы, все-таки, предлагал какую-то радикальную перезагрузку, но во время войны это очень тяжело делать.

- Вы первым сказали, что вы знали, что так будет с Россией. Почему вы это знали?

- Многое в своей жизни я больше чувствую, чем могу проанализировать, хотя анализирую тоже. Зная эту ментальность... Это орда. И это мне было понятно еще в те времена, когда я там работал. Они ни на чем не хотят останавливаться - они завоюют эту планету, захотят еще какую-то и т. д. С Украиной они примирились после Беловежских соглашений. Им было не до этого, потому что в самой России были большие проблемы. Но то, что они готовились восстановить свой, так сказать, союз, это мне было понятно. Но когда я обращался с этим к политикам, даже со сцены, мне говорили: "Ты что?". Я всегда чувствовал, что хутор Михайловский - это граница. Когда еще при Союзе поездом переезжаешь, то это уже Украина, а то - зарубежье. Жаль, что мало кто это чувствовал. А те люди, которые фактически и привели к такой трагедии, которая сейчас происходит, они, очевидно, знали об этих вещах и просто к этому готовились. Все эти люди, которые руководили нами в начале войны, фактически они готовили плацдарм для того, чтобы Россия сделала то, что она запланировала.

- А что сегодня делать? Есть что-то, что может нас объединить с Донбассом, с Луганском?

- 100% - не сейчас. Я думаю, что проукраински настроенные люди должны оттуда выехать, если они еще не уехали. Там еще есть люди, которые действительно считают себя частью Украины. Но в медицине раковую опухоль или ампутируют, или изолируют на некоторое время, чтобы весь организм не был потерян. А сейчас начинаются такие игры, как "давайте примем", "услышьте Донбасс". Я хочу знать, что именно там можно услышать? Давайте станем снова СССР? Для меня лично это недопустимо. И почему мы должны слушать Донбасс, а Донбасс не должен слушать большинство Украины? Возможно, на какое-то время я бы изолировал эту территорию, построил границу там, где она сейчас фактически есть, и развивал бы Украину до тех пор, пока там "царь упадет". Ждать, пока Россия застонет настолько, что она не сможет поддерживать тот режим, который сейчас есть в "ДНР-ЛНР".

- Вы являетесь оппонентом позиции, что нам надо с ними договариваться?

- О чем можно разговаривать с бандитами? Это не власть, а захватчики, бандиты.

- Но на минских соглашениях стоят подписи фактически террористов.

- Это вопрос, на который я не знаю, как ответить. У нас был Будапештский меморандум, который давал нам возможность на него опираться. Те государства, которые его подписывали, должны были взять на себя ответственность за то, что творилось в Украине. Мы его почему-то отстранили и начали эту Минскую трагедию, которая ничего не давала и не даст.

- А если народными депутатами станут Захарченко, Плотницкий и др., чем это закончится для Украины?

- Когда они придут в ВР, то их должны где-то там арестовать по дороге, потому что я не знаю, как можно вообще говорить о выборах, когда туда нельзя запустить другие партии, другие политические силы. Пока там есть поддержка людьми этих бандитов, там вообще ничего нельзя делать.

- Как бы вы описали то, что сегодня происходит в шоу-бизнесе? Есть ли в Украине сегодня рынок всего, что касается музыкальной продукции? Как существуют сегодня исполнители, певцы?

- Если 90% населения просто реально нуждается, то людям не до концертов. Хотя какие-то концерты мы стараемся проводить. Шоу-бизнес в Украине сегодня - это понятие очень условное. Есть люди, которые им занимаются, есть люди, которые выступают на каких корпоративах, но при чем здесь концертная работа? Фестивали скукоживаются - исчезли деньги. Были шальные деньги в свое время, кем-то награбленные, которые люди пускали в то, чтобы пригласить каких-то исполнителей, похлопать их по плечу. Сейчас это все в прошлом. У меня в далеком прошлом было по 40 концертов в месяц. Сейчас я уже на пенсии, но работаю. Я стараюсь еще петь людям, пока еще есть чем и есть что им принести. Если я почувствую, что уже не о чем говорить, я прекращу это дело.

- Откуда вы берете энергию?

- Есть исполнители, которые просто поют ртом, танцуют ногами, и это не отнимает энергию. Мой концерт предусматривает определенный энергетический взрыв, потому что для того, чтобы донести людям то, что я хочу сказать, недостаточно просто отпеть какой-то текст. Здесь действительно должны быть энергетические запасы. Это - природа, лес, река, море, мой пес, мой кот. Мы гуляем, и таким образом идет какая-то реабилитация.

- Вы не сказали сакрального слова "женщина" в этой строке.

- Вообще, для людей творческих, когда они занимаются творчеством, ни детей, ни женщин не существует. Уединение - это самое главное, для того чтобы что-то составить, написать, что-то придумать.

- Как вы считаете, приемлемо начинать прессинг украинских исполнителей, которые выступают перед россиянами?

- Моя личная позиция такова: если ты признаешь, что это враг, то ты должен вести себя так, как с врагом. Если ты признаешь, что это ничего личного, а только бизнес, то это твое личное дело. Но в то же время мое или ваше личное дело, как на это реагировать. Если у людей есть такая реакция, что это предатели, она имеет право на жизнь.

- Стало лучше украинским исполнителям от того, что сюда перестали ездить россияне?

- С точки зрения бизнеса - это выгоднее. Чем меньше здесь артистов из России, тем больше шансов копейку заработать из-за того, что рынок немножко позволяет это сделать. Но, с другой стороны, у меня есть своя позиция. Когда-то для того, чтобы Украину русифицировать, были разные указы. Я считаю, что сейчас такими же средствами надо попытаться восстановить статус-кво в Украине - украинизировать Украину.

- Возможно, нам в кино, шоу-бизнесе нужно сделать, как во Франции: поставить налоги на иностранное. А сюда не пускать только ту продукцию, которая является для нас враждебной.

- Мы сейчас говорим чисто о России. Их экспансия была уже в течение веков, и во многом они преуспели. Если бы еще немножко это протянулось, Украина как нация, как национальное образование прекратила бы свое существование. Почему мы не конкурируем с поляками, немцами, англичанами? Пусть они приезжают, показывают, что они умеют.

- А почему они не хотят сюда приезжать?

- Сейчас это понятно. В свое время приезжали. Этот рынок интересен для России, как и книгоиздание. Видимо, какие-то квоты должны быть.

- Вы пережили две революции, переименования улиц, свержение памятников. Стало лучше?

- Стало лучше. Стало хуже, возможно, финансово, в социальных вопросах есть проблемы, но происходит постепенная реанимация народа. Возрождается что-то такое, что долго дремало, то, что является очень важным для Украины. Мы очень отличаемся от россиян, и это глубинное, украинское начинает постепенно подниматься. Меня называют украинским националистом, и это где-то так и есть. Но я националист в хорошем смысле этого слова, я не за то, чтобы кому-то стало хуже, но я очень не хочу, чтобы мы потеряли украинскую нацию, как таковую. Чтобы идентичность украинская оставалась, несмотря на глобализацию и те все вещи.

- Вы когда-то поддерживали Тимошенко. Почему она так и не стала президентом? Или остается у нее такой шанс?

- Сейчас ее шансы очень подскочили. Я думаю, что вероятность такая существует. А не победила она на предыдущих выборах, потому что мы видим, что "черные кассы" появляются, там все было проплачено. То есть определенный процент, который не хватило Юлии Владимировне, у нее просто украли.

- Для кого в Украине вы бы не согласились петь ни за какие гонорары?

- Уже такие президенты были. Даже на выборах в парламент предлагали отличные гонорары. Вроде хороший человек, и вдруг выяснилось, что это Партия регионов. Извините, до свидания. Коммунисты, регионалы - все, что есть антиукраинское, для меня не существует. И я буду поддерживать того, кто хоть немножко лучше, чем они, чтобы не была только их победа.

- А что это за некрасивая традиция украинских артистов - опаздывать на концерты?

- Я стараюсь начинать вовремя. Но бывает, что зрители иногда просто не успевают доехать до места проведения концерта. Сами организаторы иногда просят подождать 15-20 минут.

- Вы задаете себе вопрос: чем вы занимались всю жизнь и зачем?

- Конечно. И сейчас этот вопрос возвращается ко мне все чаще. Что это было и что это есть сейчас, и стоит ли оно того, чтобы оно было. Это и есть жизнь. Пожалуй, если верить в какие-то высшие силы, то они нас ставят в определенные обстоятельства для того, чтобы увидеть, что мы собой представляем.

- Вопрос есть?

- Какой совет вы бы дали людям, чтобы в это время, которое мы переживаем, людям не скурвиться?

- Единственное, что я хотела бы сказать, - никогда не сдаваться. И не нужно верить тем, кто говорит, что из этого ничего не получится. Чем больше мы верим в то - тем больше у нас шансов появляется. Спасибо, господин Тарас. 112.ua


В кафе Запорожья посетитель открыл стрельбу (фото)

В кафе Запорожья посетитель открыл стрельбу (фото)

В субботу, 3 декабря, патрульные Запорожья получили информацию о том, что на улице Сталеваров раздаются выстрелы, передает пресс-служба ведомства. "Прибыв по адресу, стражи порядка установили, что выстрелы происходили в одном из кафе. Зайдя в подробнее ...

загрузка...

 

Вверх