Новости и события » Общество » Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

В прямом эфире программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывал главный врач Областной клинической больницы им. Мечникова Сергей Рыженко. Разговор получился непростой. Главный врач рассказал о промахах медреформы, о разрухе в сельских больницах, потерянных кадрах и о том, как война остановила решение мирных проблем мирных жителей. Больница Мечникова по-прежнему нуждается в помощи горожан, чтобы спасать жизни бойцов. Они поступают туда с передовой практически каждый день, вне зависимости от перемирий. - Очень много говорят о медреформе, она началась в 2011 году, затем пытались подвести итоги, оказалось, что статистики нет и невозможно ничего подсчитать. Как практик, что вы думаете, куда мы направляемся и куда придем, если и дальше будем так реформировать? Сергей Рыженко: Оценку каждой реформе должны давать люди и врачи, которые участвуют в этой реформе. Выполняя приказы, не всегда будут объективно рассказывать. Хороша та реформа, которая помогает жить людям. Не все вопросы, которые были подняты именно в плане реформ 2011-2014 гг., сложились так, чтоб они всем понравились.

Я знаю массу населенных пунктов, много районов, где были амбулатории, где были районные больницы, которые сейчас стоят без крыши или разобранные на кирпичи и, к сожалению, в эти больницы и амбулатории больше никто не придет работать. А оттуда, где нет медицины, нет хорошего образования, обязательно уедут жители, для того чтобы своим детям дать возможность иметь будущее, обучиться и получать необходимую медицинскую помощь.

- Значит, по вашему мнению, первичная ячейка разрушена полностью? Сергей Рыженко: Я считаю, ошибка была в том, что именно тот состав медицинских работников, которые были в таких населенных пунктах, как: район, небольшой город, они, по сути, где-то полностью, где-то частично уничтожены. Зато мы смогли сделать неплохую, я считаю, скорую помощь, которая работает лучше, чем раньше, где-то компенсирует ту работу, которую должны делать на местах. Но хотелось, чтобы потихонечку, цивилизовано, эволюционно, ни в коем случае не совершая попыток революции в медицине, подошли и сделали такую медицину, которая в первую очередь понравится людям, которые будут заинтересованы в ее развитии.

- Идеологи реформ говорили: «Мы не будем тратить лишние средства на местах, а мы их аккумулируем и отдадим хорошим больницам, где будут работать высококвалифицированные врачи, где будет очень хорошее оборудование», то есть вам. Скажите, вам стало с 2011 года лучше, чем было? Сергей Рыженко: К сожалению, этот период с 2011 года - а я работаю ровно пять лет в больнице им. Мечникова - могу подчеркнуть, что средств на здравоохранение стало поступать меньше. Если сравнить с закупками, которые были раньше, больше денег поступало на оборудование, больше денег поступало на медикаменты. И только потому, что больница им. Мечникова выполняет сложнейшую функцию по оказанию помощи раненным, по оказанию помощи жителям Донецкой и Луганской области, мы имеем возможность напрямую попросить и у областного совета, и у губернатора, нам идут навстречу. Все деньги, которые мы тратим - это наши областные деньги, которые мы тратим на жителей других областей, а значит, недополучают днепропетровцы.

- Получается, мы начали экономить на всех малых больницах, которые находятся в других населенных пунктах. И в больших больницах такая же ситуация? А где же тогда деньги? Сергей Рыженко: В первую очередь каждая реформа направлена на систематизацию, во вторую очередь - на уменьшение средств, которые будут тратиться на отрасль. Медицина, к сожалению, это отрасль, где нужно вкладывать каждый день, сиюминутно, чтобы общество, человек смог выживать. И мое мнение: на своем здоровье, здоровье близких экономить нельзя.

- Это так, но, похоже, оптимизация ведет нас куда-то не туда? Сергей Рыженко: Абсолютно простой пример. Недавно был в Васильковском районе, видел хирурга, который работал более 25 лет, а в 58 лет ему предложили переучиться на семейного врача. Конечно же, он отказался. Имея высшую категорию, он пошел работать на комбайне, обрабатывать несколько гектаров своего огорода, а также обслуживать других, зарабатывает копейку. Конечно, жаль, что такой опыт и знания для такого района пропадают.

- Мы сейчас транслируем программу в интернете, и если вдруг министр здравоохранения нас смотрит, что вы ей можете сказать, куда ей двигаться? Сергей Рыженко: Я не вправе давать задания министрам. Но однозначно могу сказать, что в первую очередь мы должны сделать все возможное, чтобы независимо от того, работает ли человек в селе или городе, инженер это или доярка, - он мог получать медицинскую помощь гарантированно и в любое время. Нужно подойти к реформе здравоохранения так, чтобы человек не страдал - это самое важное. В первую очередь - обеспечение запасами медикаментов на местах для оказания первой помощи. Работа подготовленных медиков, которые обеспечивают первичное звено. Ни в коем случае не реформировать именно те маленькие амбулатории, больницы, которые обслуживают несколько населенных пунктов. Именно благодаря им мы сохраняем спокойствие, какой-то минимальный режим помощи в данных районах. И конечно же необходимо развитие больших центров, где должны проводиться большие операции по той же пересадке. То есть операции, которые не сделаешь в амбулатории.

- Мне показалась, что есть некий недостаток в медикаментах. Существует вопрос, связанный с вакцинацией, расскажите, что там происходит. Хватает ли на сегодняшний день вакцин? Сергей Рыженко: Конечно не хватает. Это очень большая проблема. Это не только безопасность человека, это - безопасность государства. Если раньше охват вакцинированием был в размере 95 процентов, то в настоящее время мы видим 15 до 20 процентов в лучшем случае.

- Почему нет эпидемии? Сергей Рыженко: Я не хочу давать плохие прогнозы, когда уровень иммунитета населения падает, начинаются заболевания, вспышки, эпидемии, и мне хочется, чтобы наши новые руководители министерства и власть в целом позаботились в первую очередь о том минимуме, который должен быть. Вакцины - это тот минимум, который должен быть у людей. Иммунизация - это первостепенно, то, что оберегает общество от болезней. От большого количества болезней. Запасы вакцины должны быть, как спички, как запас хлеба в доме.

- Сейчас распространяются слухи среди мам о том, что якобы современные вакцины провоцируют аутизм у детей. Правда ли это? Сергей Рыженко: Каждая вакцина может дать аллергическую реакцию или другую шоковую реакцию. Нет стопроцентной переносимости к данным препаратам. При любой кампании иммунизации будут осложнения. Так происходит в любых развитых странах, Японии, США, и есть у нас. Проценты потерь несоизмеримы. Если мы будем вакцинировать, у нас потерь будет гораздо меньше и будет меньше заболеваний. Если мы откажемся от темы вакцинации или будем проводить ее плохо, не будет общественного запаса иммунитета населения, - мы будем болеть. Нужно выбирать. Раньше, как вы помните, если ребенок или взрослый человек не прошел вакцинацию, его не брали ни на работу, ни в детский сад. Это делали, чтобы соблюсти тот коллективный иммунитет, чтобы дети в саду, школе либо человек на предприятии не был источником и не передавал заболевание.

- Еще вопрос о вакцинах. Шла речь о нехватке вакцин от бешенства. Начали появляться отчеты от политиков, что все привезли и всего достаточно. Так ли это? Сергей Рыженко: Сегодня, к сожалению, этот вопрос актуален. Очень уважаемого человека укусила собственная собака, которую на охоте укусила лиса. Он в растерянности: что делать дальше? Поэтому те вопросы, которые беспокоят общество, должны быть устранены. Вакцины, как хлеб в магазине, - та необходимость, которая должна быть всегда.

- Нас больше интересует вопрос тренда. Скандалы были, но начал ли решаться вопрос? Сергей Рыженко: Вопрос начал решаться. Нужно завезти все вакцины, которые есть в календаре прививок, и чтобы каждая мама могла защитить своего ребенка от инфекции и каждый человек, оказавшись в любой ситуации, независимо от всего смог ее сделать.

- Есть у нас такое счастье? Сергей Рыженко: К сожалению, нет. Эти вопросы мы решаем такими путями, что трудно даже рассказать. Скажем, Кривой Рог из своего бюджета купил эти вакцины. И мы зачастую просим у таких городов, чтобы вакцинировать людей, которым необходимо сделать прививку.

- И из Польши везли... Сергей Рыженко: Из Польши и других стран... Я понимаю, что это нелегитимный путь, но главное - он защищает от смерти. Необходимо предупредить эти особо опасные инфекции.

- Дайте совет, что делать, если укусила собака? Сергей Рыженко: В первую очередь находить вакцину и вакцинироваться.

- Как ее искать обычному гражданину? Сергей Рыженко: Люди обращаются в лечебное учреждение, но, к сожалению, не всегда получают ответ на все вопросы. Но мы-то знаем, где они есть и рекомендуем их приобрести. Запасов, которые поступают централизованно в область, к несчастью, нет. Это проблема, которую обязательно нужно решать. Я понимаю, что на уровне области ее не решить. Это проблема, которая касается всей страны. Она уже не номер один и не номер два. Она - из основных. Может, с этого и нужно начинать. С самого маленького возраста, после рождения ребенка - календарь прививок нужно соблюдать.

- Еще одна большая проблема. Вы говорите, что денег не хватает, и вместе с этим поступают раненые из зоны АТО. Если раненый лечится в госпитале, то его оплачивает министерство обороны, правильно? Сергей Рыженко: Да.

- Получаете ли вы деньги от Министерства обороны за этих больных? Сергей Рыженко: Жаль, что эта система не работает, как положено. Я понимаю, что войну никто не ждал, никто к ней не готовился, и все, что мы делаем в больнице им. Мечникова, мы делаем с помощью днепропетровцев, которые всячески помогают. Кто «волонтерит», кто принимает решение на уровне советов перевести деньги, кто переводит эти деньги для оказания помощи раненым. Я знаю, что в областном совете поднимался вопрос, и мы оказали помощь многим раненным. Все это деньги днепропетровские, которые могли бы идти на наших жителей, которые также болеют. Война, есть война, и тут не выбирают.

- Сколько в сутки тратится на одного пациента в госпитале и сколько в больнице, если волонтерскую помощь оставим за скобками? Сергей Рыженко: Больница им. Мечникова пролечила 2100 самых тяжелых раненых и тысячи больных людей - травмы, инсульты - различные заболевания, которые бывают у солдат. На войне тоже болеют, и солдат привозят к нам на лечение. Мы оперируем и лечим бесплатно, не спрашивая их адрес, где они проживали до этого и откуда они приехали. Все воины АТО - герои. Они вне очереди получают все манипуляции, диагностическую аппаратуру и обследование, стараемся дать максимальный приоритет, чтобы солдат выжил и получил лечение. Повторяю, что это все за счет наших жителей, за средства наших жителей. И это место мог бы занять любой днепропетровец, житель Никополя, Марганца и других городов.

- Вопрос о сопоставлении. Если есть изрядный объем нагрузки, связанный с обслуживанием АТОшников, нет ли недостатка возможностей для рядовых граждан? Сергей Рыженко: Конечно есть. Мы понимаем, что солдат не побежит в аптеку, если он, израненный, лежит в реанимации на аппарате искусственной вентиляции легких, а близких нет. Независимо, из какой они области, Донецкой или Львовской, Закарпатской, мы делаем все возможное, чтобы их спасти. Другое дело, когда поступает больной на плановую операцию, которому помогают родственники, и он зарабатывает сам - это совершенно другой вопрос. Мы показываем, что мы можем дать, что у нас есть, а все остальное они докупают в аптеке. Ни для кого это не секрет.

- Не хватает мест? И насколько это серьезная проблема? Сергей Рыженко: Конечно, не хватает. Эта проблема существует. Реанимационные отделения, которые загружены на 50, а то и на 70 процентов военными. Когда был Иловайск, почто на 80 процентов. Многие люди в тяжелейшем состоянии не могли попасть в больницу им. Мечникова, потому что не было мест. Их возили в другие больницы. Та же дыхательная аппаратура, которая в первую очередь нужна для гражданских, но как приоритет мы отдаем ее раненым бойцам. Это тоже большое количество денег. Постоянно в больнице работает примерно сорок аппаратов искусственной вентиляции легких. Это большое количество больных, раненных, которые нуждаются в дыхательной поддержке. Нет электричества или аппарат выключен - человек погиб. И тут нужно, конечно же, соизмерять.

- Скажите, пожалуйста, делается ли что-то, чтоб министерство обороны очнулось и взяло на себя ответственность за своих людей? Сергей Рыженко: Это все наши люди, абсолютно все. Когда я вижу эту войну и ее последствия, а я это вижу каждый день... К нам поступают люди в независимости от того, что сказали, мол, у нас перемирие, ежедневно. Если мы начнем делить, ничего из этого хорошего не получится.

- Мы же не говорим, что больным людям не нужно оказывать помощь. Мы о том, что о помощи можно спрашивать и у чиновников: где на это деньги? Сергей Рыженко: Слава богу, и губернатор, и председатель областного совета стараются. Приобрели новый аппарат - старый, к сожалению, вышел из строя, прослужил 19 лет, - который позволяет делать операции на сосудах, он стоит 35 млн грн. Большие деньги, я понимаю. Но не было бы такого аппарата в больнице им. Мечникова, сотни, может, тысячи больных в год не могли бы получить помощь, которая спасла им жизнь. Эти деньги выделяются, потому что необходимо.

Я понимаю, что кроме раненых, кроме других проблем, есть жители Днепропетровской области, которым нужно помогать. Эти вопросы сегодня наша власть подняла. Мы рассказали, какие необходимо купить аппараты. Стараемся все это выполнить, хотя еще очень многое нам нужно. Сегодня у нас в больнице был директор института Амосова. Он рассказывал о тех аппаратах, которые у них есть, которые дают возможность оперировать и делать остановку сердца, искусственное кровообращение и прочее, прочее... Завидуешь. Потому что часто сталкиваешься с ситуацией, где нужна хорошая аппаратура для спасения жизни.

- Читали интервью вашего заместителя, господина Скребца, который говорил о катастрофической нехватке денег. Мол, сейчас не совсем хорошая экономическая ситуация в стране и волонтерская помощь начинает уменьшаться - по сравнению с 2014 годом. Что же делать? Сергей Рыженко: Юрий Скребец абсолютно прав. Если поначалу все активно помогали, приносили, начиная от памперсов и заканчивая лекарствами, то на сегодняшний день все привыкли, что идет война. Все стараются не ставить этот вопрос номером один. Но этот вопрос существует. Компенсация должна быть. Мы не можем послать раненного или его родственников за покупками лекарств. Нужно делать все возможное, чтобы этих ребят спасать и меньше привлекать к этому их родных. Они защищали Родину. Они были на самом сложном участке нашей страны.

- Как заставить страну заботиться о своих защитниках? Сергей Рыженко: Мы эти вопросы поднимали неоднократно. Наш губернатор принял решение: независимо, будет ли помощь от министерства обороны или нет, мы будем помогать по полной программе всем раненным и всем, кто будет нуждаться в помощи больницы им. Мечникова.

- Вернемся к вашим довоенным достижениям. Еще до войны ваша больница была одним из лидеров по трансплантологии. За этим многие люди едут за границу. Как дела обстоят сейчас? Сергей Рыженко: Закончится война, и мы обязательно начнем эту программу. Она очень нужна нашим больным, которые находятся на диализе. Многим это продлило бы жизнь. Но к этому не только теоретически, но и финансово нужно подойти правильно. Нужно освободить именно те блоки трансплантации, в которых находятся военные, для того чтобы проводить успешные операции. Очень хочу, чтобы в ближайшее время закончилась война и мы перешли на мирные рельсы и думали о чем-то великом. О пересадках, об операциях, которые позволят увеличить людям жизнь, чтобы увеличить подвижность, динамику - это операции на суставах.

Но к сожалению, сейчас многие программы, которые раньше финансировались, приостановлены. Понимаем, что денег не хватает, и, надеюсь, как только появятся возможность и средства, больница им. Мечникова обязательно развернет трансплантацию, программу пересадки суставов. Это очень важно, многие люди нуждаются в этом. Надо расширить диализ. Начнем заниматься именно теми мирными проблемами, которые существуют и сегодня. Они никуда не ушли. Во многих случаях война закрыла те решения, которые должны быть в мирное время.

- И - наша традиционная рубрика «Минута славы». Ваше обращение к жителям города и области. Сергей Рыженко: В первую очередь я хочу поблагодарить всех жителей Днепропетровской области за ту помощь, которую они оказывали больнице им. Мечникова в это сложное время. Начиная с покупки носков, белья, потому что к нам раненные поступали, по сути, как младенцы. Их одежду срезали для того, чтобы оказать помощь. Начиная от нижнего белья и заканчивая спортивными костюмами, лекарствами, аппаратами искусственной вентиляции легких, следящими мониторами. Все это зачастую приобретали наши люди, простые днепропетровцы, которые помогали больнице в самое сложное время. Мало таких, понимаю, но Днепропетровск этим славится. Своим героизмом, патриотизмом, который позволяет выживать не только самим, а выживать всем, кто находится рядом.

Я надеюсь на поддержку. Больница им. Мечникова должна развиваться как основной флагман Восточной Украины. И только если мы решим все проблемы, которые будут связаны с болезнями человека хотя бы на 90 процентов, мы выиграем все. Мы будем здоровы и сможем выполнять другие задания.

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую

Сергей Рыженко: медреформа разрушила сельскую медицину и не спасла городскую


Kathy Rain - дождь и мистика

Kathy Rain - дождь и мистика

Как известно, главная задача квеста - это заставить игрока провести трое суток реального времени в мучительных раздумьях, как открывается дверь в подвале. А потом - что сделать, чтобы в этом же чертовом подвале открыть сейф. Но сейчас заметна подробнее ...

загрузка...

 

Вверх