Новости и события » Общество » Савченко нужно взять тайм-аут и заниматься тем, что от нее ожидают люди

Савченко нужно взять тайм-аут и заниматься тем, что от нее ожидают люди

Савченко нужно взять тайм-аут и заниматься тем, что от нее ожидают люди

Влащенко: Сегодня у нас в гостях народный депутат Украины Елена Шкрум. Здравствуйте, Алена. Какое отношение вы имеете к новому политическому проекту Найема, Лещенко? Шкрум: Я не имею никакого отношения к новой партии - я была и остаюсь в "Батькивщине". Более того, если бы я захотела идти в какую-то другую силу, я бы сложила мандат. Мне кажется, что нам в политике не хватает немножко других качеств. Политика может быть другой, в том числе к нашим каким-то моральным принципам.

- В ВР половина законов принята с нарушением регламента, и это никого не возмущает. Люди продолжают оставаться в политических силах, которые они считают технологическими проектами.

- Все законы, которые мне удалось провести, и все реформы, которые мне хоть немножко удалось провести, все это проводилось потому, что в разных политических силах и в разных фракциях были точки здоровых новых идей. Какова бы ни была классная политическая партия "Батькивщина", но у нас всего 21 депутат. Какой ни был бы классный "ДемАльянс", я уверена, что они не наберут 227 голосов, если будут выборы, поэтому нам придется сотрудничать. У нас не будет сразу нового большинства - 300 депутатов, новых, классных, профессиональных. Эти 80 депутатов, которые есть по разным фракциям, они очень многое сделали. Мы пытаемся что-то двигать с помощью журналистов, с помощью прессинга европейского общества. Нас очень удивляет, смущает кнопкодавство. Мы с Игорем Луценко запустили антикнопкодава-дрона, и я считаю это абсолютно правильным, потому что старыми методами мы ничего не сделаем. Мы пытались снять факты кнопкодавства, которые больше всего сейчас присутствуют в БПП. Ирина Луценко признана самым большим кнопкодавом предыдущего года, по версии движения "Честно". Ирина Геращенко, Луценко когда они были в оппозиции, в "Ударе", блокировали трибуну, чтобы было остановлено кнопкодавство, а теперь они на это не реагируют. Немножко они об этом забыли, и надо им об этом напоминать.

- Вы зафиксировали. А что дальше?

- Они испугались. Теперь надо требовать сенсорную кнопку.

- Мы должны сделать реальным механизм политической ответственности.

- Он есть. Есть законопроект, который был поддержан в первом чтении, но он никак не дойдет до второго. Реальные санкции, которые могут сработать - это лишать права занимать в делегациях какие-то возможности, ездить в делегацию ПАСЕ. Председатель комитета, заместитель председателя, секретарь - лишать. Давайте пойдем вот таким давлением.

- У нас партии лидерского типа, и голосовали люди практически за одного человека, который в качестве награды раздал бонусы всем, кто находится в списках.

- Я не согласна с вами, потому что голосуют, в том числе, за идею, за концепцию партии.

- В чем идеология БПП отличается от идеологии НФ?

- Тогда была разница в том, что Порошенко - президент мира, остановит АТО, и мы будем жить по-новому. Людям интересна картинка, и это была картинка. А в НФ были комбаты, Яценюк - идеальный премьер. Но это к идеологии не имеет никакого отношения. У нас в политике важно, как выглядит, а не какая правда, и что написано. Я два года назад готовила закон об отзыве депутатов. И у меня была такая история, что депутатов нужно отозвать так же, как отзывают губернаторов в США, как других депутатов можно отозвать. Но это вообще не воспринимается даже на уровне концепции. В этой Раде я не могу найти даже 30 человек, которые бы это поддержали. Вопрос в том, что надо делать то, что возможно сейчас. Мандата депутата мы лишить не сможем.

- Мы не смогли организовать в мире настоящее сопротивление режиму Путина, не смогли доказать, что мы не занимаемся только коррупцией. Зачем потрачено такое количество народных денег на зарубежные поездки, зачем вся эта имитация со стороны депутатов?

- Я часто бываю в Брюсселе, я член делегации комитета по Ассоциации. Нам удалось очень много сделать в Европарламенте. Было принято несколько деклараций, которые очень серьезно помогли удержать санкции и удержать реформы в Украине. Санкции - это самое важное, потому что когда Европа снимет санкции, мы останемся в очень неприятной ситуации.

- Когда мы начнем сами развиваться, запускать экономику, армию, чтобы не надеяться только на санкции?

- Поездки за границу важны. Те средства, которые тратятся, они минимальны. Я очень часто езжу за счет принимающей стороны. Это дипломатия, которая ведется во всех странах. Мы добились поддержки реформ в Украине. Если бы не европейские специалисты, никогда бы не был принят закон о государственной службе. Он был "продавлен" европейцами, американцами. Президента заставили отдать полномочия, которые сейчас, кстати, он хочет забрать назад. Американцы вообще ничего не знают об Украине, им надо было это доносить. Международную политику у нас возглавляет министр иностранных дел и президент. И здесь, вы правы, - мы проигрываем, потому что президент не занял ту позицию, которую вижу я, которую видит Майдан по иностранным делам - мы должны были занять проактивную позицию. Мы остаемся один на один с Европой, потому что сколько бы раз мы не высказывали беспокойство, это ничего не дает, если президент и МИД не занимают серьезной строгой позиции.

- Что должно был о сделать правительство Украины после того, как французские депутаты поехали в Крым?

- В Национальной Ассамблее был проект о снятии с России санкций Франции. Я об этом узнала от своих французских коллег, и мы сразу сказали МИД, что давайте что-то делать. На что МИД нам ответил, что "наша политика в это не вмешиваться". Надо было отправить туда президента, депутатов, надо привезти им фотографии зоны АТО. Для французов очень важны права человека. Надо им об этом все время говорить. МИД нам сказал, что этого всего не надо делать, их министр МИД сказал, что эта резолюция никогда не будет принята, поэтому не надо привлекать к этому внимание. В результате резолюция была принята. Точно такая ситуация с Голландией. МИД не занимает проактивную позицию защиты государственных интересов. Сейчас ситуация с Польшей. Поляки - наши сверхважные союзники. Наш президент едет в Польшу и преклоняет колени перед поляками, которые погибли во время Волынской трагедии. В моем понимании была война, это не был геноцид. В моем понимании того, что он сделал, было бы правильно, если бы со стороны поляков это же сделал польский президент. Но мы показали им слабость, сострадание, а их парламент принимает декларацию, что украинцы сделали геноцид. И мы снова не заняли четкую, сильную позицию. Делать все время шаги навстречу только одной стороне - это позиция слабости, которая и в жизни, и в международных отношениях не срабатывает.

- Официально "Батькивщина" никак не реагирует на заявления Савченко, которые вызвали просто бурю.

- После ее последних заявлений у нас было официальное заявление. Кожемякин сказал, что мы не поддерживаем некоторые вещи, которые она сказала, проговорим это на политбюро, и тогда дадим оценку. Надо понимать, что не все наши мысли будут совпадать. Если у меня всякая мысль по очень серьезному вопросу расходится с мнением фракции, то я об этом говорю на фракции, мы это дискутируем, и обычно мы приходим к консенсусу. Нам дают якобы разрешение на это собственное мнение. Савченко очень быстро вошла в политику, ей очень трудно. Нам надо с ней говорить: во многих вещах она советовалась с нами - со мной, Рябчиным.

- А вам лично Надежда нравится? Вы с ней общаетесь?

- Да. Я считаю, что она в частной жизни гораздо более убедительнее, опытнее, чем в своих заявлениях. То есть заявления часто эмоциональные. Мы с ней спорили по многим вопросам, в том числе в парламенте. Я думаю, что ей нужно взять немного тайм-аут и заниматься той сферой, которую от нее ожидают люди. Мне кажется, что от нее ждут, что она будет заниматься вопросами АТО, Минобороны, коррупции в армии, где она разбирается. А когда она говорит о децентрализации, то это трудно воспринимается. Ей надо понять, что люди стояли за нее, ее освобождали не для того, чтобы она пришла и сделала в стране революцию, и изменила Конституцию. Они просто хотели освободить Героя Украины, военную героиню из плена. Она думает, что от нее ожидают серьезных, решительных действий. А мне кажется, что от нее ожидают работы, взвешенных решений. Но конечно, что она человек и будет делать ошибки.

- У вашей политсилы достаточно высокие рейтинги. Вы лично хотите досрочных выборов?

- На последних заседаниях ВР, когда был принят в первом чтении закон, который регулирует реформу государственной службы, с подачи АП, я начала склоняться к мысли, что эта Рада не будет дееспособной. Перевыборы нужны только тогда, когда я увижу, что мы уже в этой Раде ничего не сделаем. Рада была дееспособная еще более-менее под председательством Гройсмана, и в первые месяцы Парубия. Но сейчас нет коалиции, голосов ни на что не хватает. Голоса скупают у "Оппозиционного блока", собирают в "Видродженни", "Воле народа". Это ненормальная, неработающая, недееспособна ситуация.

- Кто руководит "Волей народа"?

- "Воля народа" и "Видродження" сейчас очень серьезно договариваются по многим вещам с БПП. Я не знаю, кто им звонит. Но Ковальчук звонил по закону об отмене реформы государственной службы. С каждым членом комитета проговорили или АП, или Ковальчук, лично.

- Кто, кроме Ковальчука, является коммуникатором с фракциями?

- Кононенко, Гончаренко, Третьяков. За закон об отмене реформы государственной службы проголосовало 227 человек, 27 - с "Оппоблока". То есть "Оппоблоку" стало интересно усиливать полномочия президента. Они пришли в полном составе, и все проголосовали. Очевидно, что есть договоренности.

- Ваш муж является чиновником Саакашвили. Как он, вы оцениваете работу Саакашвили - губернатора?

- Как он оценивает, лучше спросить у него. А я вижу, что им удалось сделать то, что никогда не удавалось сделать в Украине - брендинг Одесского региона, и поднять Одесский регион на глобальный мировой уровень. Все отели в Одессе забиты, все поезда туда забиты, там огромная инфраструктурная история.

- Так Крыма же нет.

- Да, но всем интересно: Саакашвили в Одессе. Уровень региона поднялся.

- Ваш муж живет в Одесской области, а вы в Киеве. Вы недавно поженились. Зачем это?

- Мы с ним договаривались, что это будет год. Дальше будем решать. Мы с ним встречались почти 8 лет до того, как поженились. Поэтому мне кажется, что мы давно женаты. Он всегда был в бизнесе и ему хотелось попробовать реально что-то изменить в стране. И с его позиции это можно сделать.

- Ваш вопрос?

- Какова наша самая большая ошибка, молодых людей в парламенте, и, вообще, во власти? Как сломать систему?

- Не упустите ни одного случая нарушения закона. Пока вы соглашаетесь на это - вы систему не сокрушите. 112.ua


Власти Германии: мусульманские девочки должны ходить на...

Власти Германии: мусульманские девочки должны ходить на уроки плавания так же, как все

Newsmir.info сообщает, что Конституционные суд Карлсруэ сегодня принял решение о том, что мусульманские девочки должны посещать уроки плавания, так же, как остальные дети - об этом сегодня пишет Reuters. 11-летняя ученица, мусульманка, подала иск в подробнее ...

загрузка...

 

Вверх