Новости и события » Политика » Виталий Портников: Донбасс. Между Приднестровьем и Гагаузией

Виталий Портников: Донбасс. Между Приднестровьем и Гагаузией

Виталий Портников: Донбасс. Между Приднестровьем и Гагаузией

Комментаторы итогов президентских выборов в Молдове, на которых проевропейский кандидат Майя Санду одержала победу над пророссийским главой государства Игорем Додоном, как правило, рассуждают о вызовах, которые стоят перед новым руководителем страны. Об экономических проблемах, ситуации с Приднестровьем, взаимоотношениях с Россией, Украиной и Румынией.

Итоги выборов по регионам Молдовы интересуют разве что местных наблюдателей. И это закономерно. Молдова - маленькая страна и то, что в Бельцах победил Игорь Додон, а в Орхее - Майя Санду, вряд ли кого-то может всерьез заинтересовать за ее пределами.

Тем не менее, в Молдове есть регион, итоги голосования в котором должны были бы со всем вниманием восприняты в Украине. Этот регион - автономное территориальное образование (АТО) Гагаузия. Единственная на данный момент территория на всем постсоветском пространстве, которую удалось "возвратить" в состав государства, о выходе из которого она успела заявить. Единственный пример мирного решения территориального и этнического конфликта. И каков же результат?

Сейчас уже мало кто помнит, что в начале 90-х годов на территории Молдовы было сразу два самопровозглашенных образования - существующая до сих пор Приднестровская Молдавская Республика и преобразованная затем в автономию Республика Гагаузия. Причем у Гагаузии, на первый взгляд, было куда больше оснований для обособления, чем у Приднестровья. На левом берегу Днестра жили люди разных национальностей и противостояние с Кишиневом объяснялось прежде всего идеологическими мотивами: не случайно руководство ПМР с энтузиазмом поддержало ГКЧП и в случае победы путчистов, вне всякого сомнения, было бы готово к исчезновению своей дутой "республики". А вот руководители местных органов власти, провозгласивших Гагаузию, говорили об ущемленных правах гагаузского этноса, об угрозах, которые возникли для маленького народа.

При этом нужно понимать, что оба образования были конструктами Кремля, а их "крестным отцом" - председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов. Этот зловещий человек, подлинная дестабилизирующая роль которого в истории новых независимых государств так и не получила должной оценки, был автором концепции давления на республики, которые начали заявлять о своем суверенитете.

К Молдове был особый счет. И вот почему. Если сторонники независимости Грузии вынуждены были апеллировать к далеким 20-м годам, когда страна была оккупирована Красной Армией, то в Кишиневе, как и в столицах стран Балтии, заявили о непризнании пакта Молотова-Риббентропа, в свою очередь, осужденного съездом народных депутатов СССР. То есть получалось, что в полемике с Молдовой о ее выходе из СССР (и даже, как тогда многие думали, о присоединении к Румынии) у Кремля не было никаких правовых оснований. Оставалось только напоминать, что не вся территория республики вошла в ее состав после раздела Европы между Гитлером и Сталиным. Ведь приднестровский регион был частью разделенной между Молдавской ССР и Украинской ССР Молдавской АССР, территория которой до появления МССР входила в состав УССР и была плацдармом для давления (или возможного наступления) на Румынию.

Ну и, конечно, в случае выхода из Советского Союза моментально обострялся национальный вопрос. Для Грузии это был вопрос Абхазии и Южной Осетии, для России - Татарстана, Башкирии и Чечено-Ингушетии, а для Молдовы - Гагаузии, скроенной из нескольких сельских районов с компактным проживанием гагаузского населения. К тому же появление Гагаузии было дополнительным доказательством того, что даже такое слабое и не способное к сопротивлению республиканским правоохранительным органам образование может существовать, если ему помогут. Когда в Кишиневе попытались ликвидировать провозглашенную автономию и привлечь к ответственности ее инициаторам, на помощь пришли внутренние войска МВД СССР, армия и... приднестровские добровольцы. И уже под их защитой была провозглашена независимая Гагаузская Республика.

Однако, когда Советский Союз рухнул, Гагаузия оказалась в более уязвимом положении, чем другие конструкты Кремля. Как и ПМР, она не имела границ с Россией, к тому же на ее территории, в отличие от Приднестровья, не находились значительные силы российской армии. Но самое главное - гагаузы не жили компактно, а население других национальностей было равнодушно к идее независимой Гагаузской Республики. Договоренности с Кишиневом позволяли создать не географически, но политически и этнически целостное "государство гагаузов", но на правах автономии - и действительно, сейчас в АТО Гагаузия проживает 86 процентов этнических гагаузов. Ну и в конфликте с Гагаузией - в отличие от спровоцированного уже новым, ельцинским Кремлем конфликта в Приднестровье - не пролилась кровь.

Так территория бывшей самопровозглашенной Гагаузской Республики стала автономией в составе Молдовы. Но насколько она интегрировалась в республику?

Чтобы ответить на этот вопрос, стоит посмотреть на результаты последних президентских выборов. 95 процентов избирателей АТО Гагаузия - это отдельный избирательный округ - проголосовали за Игоря Додона. Для сравнения замечу, что среди приднестровских избирателей, которых специально привозили на участки на свободной территории Молдовы с понятной целью, у Додона оказалось меньше сторонников - 85 процентов. И это далеко не вся правда об электоральных предпочтениях гагаузских избирателей. Когда в Молдове взяли курс на европейскую интеграцию, власти автономии провели референдум о вступлении Молдовы в Евразийский экономический союз - разумеется, проголосовало подавляющее большинство избирателей. Понятно, что при этом авторитетом в республике пользуются пророссийские политические силы: глава автономии Ирина Влах - бывшая коммунистка.

Но как может быть иначе, если гагаузы уверены, что именно дружба с Москвой гарантирует им сохранение идентичности. Можно объяснять, что это ложь, что именно в ЕС думают о поддержке национальных меньшинств, а в России нерусские народы русифицируют и лишают родного языка и культуры, но только как гагаузы об этом узнают? Родной язык большинства жителей автономии - русский, при этом русификация продолжается и все последние десятилетия. Румынский знают далеко не все, родной гагаузский язык, для возрождения которого, вроде бы, и создавалась республика и автономия, остается языком старшего поколения. Русский популярен еще и потому, что большая часть жителей автономии отправляется на заработки не в ЕС, как большинство молдаван, а в Россию.

И на этом фоне поддержка Турции (гагаузы - тюркский субэтнос православного вероисповедания) не может перевесить российского влияния потому что направлена именно на поддержку той самой гагаузской идентичности, которая остается чуждой большинству жителей автономии, как многим жителям востока и юга Украины - пусть даже этническим украинцам - остается чуждой украинская идентичность. Добавим к этому монопольное влияние Московского патриархата и практически полное отсутствие Румынской православной церкви - и картина готова: АТО Гагаузия остается частью кремлевского, а вовсе не гагаузского или тюркского мира на молдавской земле. А если учесть, что в глава Гагаузии по должности является членом правительства Молдовы, то это означает, что в кабинете министров всегда будет человек, способный поделиться с Москвой любыми намерениями Кишинева.

Можно ли экстраполировать гагаузскую историю на Донбасс? Очевидно. Сегодня конфликт на Донбассе превращается Кремлем из карабахского конфликта с вечными обстрелами и нестабильностью на линии соприкосновения в этакое Приднестровье - и я не удивлюсь, если мы доживем до дня, когда избирателей из региона будут массово свозить куда-нибудь в Краматорск, чтобы они проголосовали за одобренного Кремлем кандидата на пост президента Украины. Но при критическом ослаблении России Донбасс может превратиться в Гагаузию - благо, правовые основания для этого есть в Минских соглашениях и наши западные партнеры с радостью нам о них напомнят. А при совсем уж критическом ослаблении России в Гагаузию легко превратится Крым.

И вот что мы получим: территориальная целостность страны будет восстановлена, но мы будем иметь два фактически обособленных в политическом и культурном отношении региона, ориентированных на союз с Россией - какой бы эта Россия не была. Если настроения жителей украинского юго-востока к тому времени не изменятся, если не произойдет подлинной украинизации, темпы которой значительно замедлились после популистского триумфа в 2019 году, то мы получим если не стойкое большинство, то по крайней мере, половину страны и ее электората, настроенную в пользу Москвы и в этой ситуации нас сможет спасти только демократизация и вестернизация уже самой России.

При этом нужно понимать, что украинский восток все равно останется оплотом консерватизма и центр "русского мира" просто переместится в Донецк, который станет магнитом для разгромленных у себя на родине сталинистов и путинистов. И уже украинским государственникам понадобится помощь Кремля в противостоянии этому "автономному" злу. И до его преодоления Украина так и будет находиться в положении севшего на мель корабля.

Но этот исход, повторюсь, ожидает нас только в самом лучшем случае. Если Кремль сохранит силу, Донбасс и Крым он нам, разумеется, не отдаст - и будет стараться держать Украину на мели с помощью военных конфликтов, дестабилизации, договоренностей с олигархами и прочих классических инструментов. И тут уже от нас зависит, сможем ли мы сняться с якоря и уплыть подальше от Москвы. Как это ни парадоксально звучит, но до восстановления территориальной целостности у нас куда больше шансов, чем после этого восстановления. Гагаузия - хороший пример, но это очень небольшой регион с очень небольшим количеством населения даже для Молдовы. А вот если бы Кремль сейчас поступился Приднестровьем, никакая Майя Санду даже и мечтать не могла бы о победе на выборах президента страны, а проевропейские силы оказались бы в роли маргинальной оппозиции в парламенте страны и только следили бы за вечной борьбой разнообразных "пятых колонн" Москвы.

Верховная Рада Депутаты МВД Правительство Правоохранители


Tesla открыла свой первый центр на Хайнане

Tesla открыла свой первый центр на Хайнане

Tesla открыл свой первый центр в южной китайской провинции Хайнань. Как сообщила газета "Хайнань жибао", он будет специализироваться на консультациях клиентов, организации поставок и послепродажном обслуживании. Центр расположен в районе подробнее ...


загрузка...


загрузка...

Актуальные новости Украины на сегодня и последние события в мире экономики и политики, культуры и спорта, технологий, здоровья, происшествий, авто и мото новостей, фото и видео. 0.0.0.2256528

Вверх