Новости и события » Общество » Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

"Думская" продолжает рубрику "Субъективно о загранице". Сегодня предлагаем вниманию читателей материал Алексея Кравцова. Продолжая после Кипра и Гонконга рейд по бывшим британским колониям, автор на этот раз расскажет о Мальте.

Плевок Бога в центре Средиземного моря. Кость в горле Османов. Непотопляемый авианосец Британской империи. В общем, очередное микроскопическое государство, где из приятных и полезных человеку ресурсов - только доблесть и постоянство. Член ЕС и Еврозоны. С однополыми браками, но без НАТО и Шенгена. Общая площадь - в два раза больше Одессы, население - в два раза меньше.

Начнем с небольшого исторического экскурса. Унитарным государством Мальта станет только в 1964-м году, когда Великобритания начнет легализовать свой отказ от имперской сущности. До этого момента три острова и семь скал к югу от Сицилии будут свидетелями расцвета и упадка всех без исключения государств и империй цивилизованного мира. При этом собственного культурного бекграунда местные широты толком не вырастили, хотя спрос на него явно имеется (в современном глобальном и кросс-культурном мире такую потребность испытывают все развивающиеся экономики). Приманкой для выманивания длинного туристического доллара здесь в первую очередь выступают мегалитические храмы 55-ти вековой давности. Впрочем, удел старых развалин - школьные учебники, почтовые открытки да реверс двухевровой монетки. Турист на такое ведется довольно редко: не Стоунхендж, знаете ли, да и инфраструктура слабовата.

C VIII века до нашей эры и до XV века нашей эры острова попеременно захватывают финикийцы, греки, Карфаген, Рим, Византия, арабы, норманы, крестоносцы, османы и испанцы. Впрочем, дальше строительства портов в удобнейших природных гаванях развитие местных территорий не продвигалось.

Как таковая, история Мальты начинается в 1530 году, когда император Карл V предоставляет архипелаг в управление духовно-рыцарского ордена иоанитов, которые с тех пор гордо именуют себя Мальтийским орденом. На самом деле, в контексте тогдашней военно-политической ситуации, это императорское волеизъявление - лишь очередная попытка мобилизовать европейские силы на борьбу со стихией османского виляния. Давно пали государства крестоносцев, Константинополь уже 80 лет называется Стамбулом, большая часть средиземноморья обращена в ислам, покорен юг центральной Европы, и лишь зима заставляет османов снять осаду с Вены.

Таким образом, последний шанс европейцев на присутствие в Средиземном море - кучка религиозных фанатиков, гонимых сквозь века через Кипр и Родос из самого Иерусалима. Однако свою возможность войти в историю рыцари не упустят: умело используя имидж "морского щита Европы", заработанного во время Великой осады, и играя на богобоязненных настроениях тогдашних правящих династий, мальтийцы получают невиданные ранее преференции. Сегодня это можно было бы назвать первым удачным европейским сатрапом: вплоть до религиозных войн и краха испанской военно-морской гегемонии, островитяне получают жалование и оружие прямиком из Эскориала, а личный архитектор папы Пия V возводит на скалистых берегах невиданные по тем временам фортификации (которые, к слову, послужат даже во Вторую мировую). Эта недолгая, но крайне удачная для мальтийцев эпоха и сформирует ядро местных культурных ценностей - война, религия и деньги. Ну а стены станут Валлеттой.

Впрочем, протестантская Реформация, а также новая эра меркантилизма, возвысившая торговые средиземноморские республики, мало-помалу подтачивают финансирование проекта. Гонки за берберскими пиратами и охрана морских торговых путей ожидаемо не развивают ни экономику, ни инфраструктуру. Шанс на выживание имеют лишь судостроение и судоремонт. А потому уже Наполеон, захватывая Мальту по дороге в Египет, встречает лишь вялый дипломатический протест со стороны Британии и Неаполя. За неполных три века из центра земли Мальта превращается в захолустье. Былые рыцари, поснимав доспехи, заигрывают в геополитику с Россией, и, вплоть до 1998-го, изгоняются с островов. Ну а далее, после падения Французской империи, единственная держава, озвучившая протест - и получает право на территории. Кстати, эта загогулина истории в полной мере объясняет "обеспокоенную" реакцию нынешних европейских политиков по поводу любой колониальной войны, в которой их страны не принимают участия. Мальта же на ближайшие 150 лет станет английской колонией и впоследствии частью этой империи здорового человека. (Да, да, когда-нибудь мы обязательно напишем и про Англию...)

Свой протекторат метрополия реализует в традиционном стиле: в ущерб национальной и политической самоидентификации развиваются торговая и военная инфраструктуры. В местных гаванях снова поправляют такелаж торговые суда, идущие на восток через недавно открытый Суэцкий канал. К тому же Мальта снова становится превосходной военно-морской базой, захват которой во Вторую мировую оказался не по зубам ни итальянским фашистам, ни их немецким коллегам. Ну а после войны, спустя ряд политических уступок со стороны Лондона, Валлетта становится столицей нового суверенного государства. Так мы добираемся до сегодняшнего дня, где Мальта - хоть и окраина европейского образа жизни, но вполне конкурентоспособное государственное образование.

Отличный климат накладывается на "вялую" литосферу: особого расцвета аграрного сектора тут не будет, зато можно жить в режиме лета круглый год. Культурный пласт представляет яркий микс из ленивого средиземноморья, дикой африки и "позорного" наследия британского колониального прошлого. Экономика же позволяет аборигенам пользоваться всеми благами цивилизации, не особо при этом напрягаясь. Последняя ориентированна на туризм (второй пункт доходов местного бюджета), но не забывает о создании полноценной добавочной стоимости: уйма промышленных предприятий строит и чинит пароходы-самолеты, паяет электронику, штампует таблетки и крутит консервы.

Но все это, цитируя классика, для внутреннего употребления, а живет здесь, на минуточку, до полумиллиона человек, так что все эти отрасли довольно компактны. Одним из самых эффективных пунктов привлечения заморского капитала в Мальте является... юриспруденция! Если в нашем случае "киваловская" модель юридической реальности не вызывает ни малейшего желания с ней контактировать, то местная юрисдикция является отличным колониальным товаром. В первую очередь - это низкая налоговая ставка для частных предпринимателей-нерезидентов. Иначе говоря, местное оффшорное законодательство предполагает компромисс между высокими стандартами финансовой безопасности стран ЕС и "диким полем" грязных денег развивающегося мира.

Далее. Под мальтийским флагом ходит огромное количество судов, которые дешевизне флага Панамы предпочитают судоходство, отвечающее нормам ЕС. Для крупных игроков и лидеров рынка морских перевозок такое не подходит, но если вы - мелкий судовладелец, контактирующий с Марселем или Гамбургом, то, скорее всего, вы давно об этом знаете. Точной статистики за последние 15 лет не нашлось, однако под мальтийским флагом ходит в разы больше судов, чем эта самая Мальта может вместить. Аналогично работает законодательство, отвечающее, например, за IT-сектор: давить на кнопки, сидя на желтом острове, намного удобней, выгодней и безопасней, чем где бы то ни было. На этом фоне, скажем, киносъемочная индустрия уже смотрится как детская шалость, хотя кино на Мальте снимают - чуть ли не круглые сутки.

Что же до самих жителей, тут, ожидаемо, будут тысячи недовольных. Плохая погода, нет работы, мало денег, политики продажны, автобус опаздывает и кто ж так в футбол играет!

Стандартные мещанские желания аборигенов ничем не примечательны, а проблемы, по сути, заметны только в сравнении местного жизненного уклада с заморским. И в первую очередь это (пабам!) - кризис национальной самоидентификации.

Мальтийский язык, хоть и существует, и даже имеет статус национального (по конституции) и официального (по признанию ЕС), молодежь выбирает английский. А где интеграция в мировой контекст, там и выезд с чемоданами, тем более, что здесь это язык бывшей метрополии. Проблема эта весьма характерна для современного мира, но на местах приводит к тому, что увеличивается влияние Сицилии и беженцев. И хотя новым жителям на островах даже рады, вместе с новой кровью появляется и вакуум идеологический, заполняемый экономикой весьма с трудом. Дальше разговорчиков дело не идет и, естественно, до украинского варианта тут пока еще далеко, но проблема, так сказать, себя уже обозначает: мальтийцам нечего предложить приезжему, если тот не турист и не бизнесмен. Даже в армию, рыцарем - здесь привилегия, а не право.

Судя по внешним признакам, цивилизованный мир (частью которого Мальта стала в 2004-м), как может поддерживает местный народец на поверхности стихии современной жизни. Что тому причиной - можно только гадать.

Тем временем стены, воздвигнутые четыре с лишним века назад, до сих пор служат городу-крепости, став частью пейзажа, при этом расширив свой функционал от сугубо военного до экономического, политического и культурного. Всамделишные рыцари даже обосновались в арендованном форте, ходят парадами, стреляют из пушек и хранят музей с артефактами. Но город, как мы знаем еще от греков - не стены, а люди. И, кажется, статус бывшей колонии их вполне устраивает.

Автор Алексей Кравцов

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте

Страна одной стены. Субъективно о Мальте


Домашние животные могут спасти людей от отравления угарным...

Домашние животные могут спасти людей от отравления угарным газом

Согласно исследованию, каждый третий владелец домашних животных был предупрежден об опасности своими пушистыми друзьями. Ученые, которые опросили 2000 владельцев домашних животных, обнаружили, что их животные предупредили их об опасностях, включая подробнее ...

загрузка...

 

Вверх