Новости и события » Общество » На «суде» по «делу» Умерова предоставили первоначальный перевод его речи, который не «подошел» следствию

На «суде» по «делу» Умерова предоставили первоначальный перевод его речи, который не «подошел» следствию

На «суде» по «делу» Умерова предоставили первоначальный перевод его речи, который не «подошел» следствию

В ходе очередного заседания так называемого «Симферопольского районного суда» по «делу» заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерова в среду, 13 сентября, был предоставлен перевод речи Умерова, в котором не содержится каких-либо призывов, и который не устроил российские спецслужбы на этапе доследственной проверки.

В ходе допроса свидетеля защиты Умерова Гульнары Чанталовой, преподавателя кафедры крымскотатарского языка и литературы бывшего Таврического национального университета в Симферополе, выяснилось, что в апреле 2016 года к ней обращались сотрудники ФСБ РФ с требованием осуществить перевод интервью Умерова, которое стало причиной возбуждения "уголовного дела".

"Свидетель предоставила суду оригинал обращения начальника Следственного Управления ФСБ Ибрагимова к ректору КФУ им. В.И.Вернадского Доничу. Письмо далее было отписано на факультет крымскотатарской филологии. После того как свидетель осуществила порученный ей перевод, передала его в канцелярию университета, они отравляли его дальше. О дальнейшей судьбе своего перевода не знает ничего. Судья приобщил это письмо. Напомню, что в материалах дела отсутствуют все эти обращения и письма в этот университет и полученный перевод", - сообщила на своей странице в Facebook Айше Умерова.

По словам Умеровой, свидетель Чанталова подчеркнула, что в речи Умерова не было призывов, так как он не использовал такие слова как "давайте", "делайте", "вставайте", "надо".

"Свидетель говорит, что очень переживала, когда делала перевод, и прям вздохнула после завершения работы, потому что не увидела в тексте ничего противоправного, никаких призывов, а даже наоборот - он как бы успокаивал людей, говорил, что не нужно выходить на улицы 18 мая, лучше остаться дома, читать молитвы и вспоминать своих погибших во время депортации", - написала Айше Умерова.

В связи с тем, что в материалы "дела" не были включены ни данный перевод, ни письмо начальника Следственного Управления ФСБ РФ в Крыму, защита посчитала это очередным доказательством фальсификации со стороны следователя.

"Возможно, были еще и другие переводы, а следствие перебирало варианты и выбрало тот, который им подошел под статью. Марк Фейгин дополняет это ходатайство и говорит, что необходимо еще сделать запрос в ФСБ и узнать, сколько еще было вариантов перевода, а Александр Подрабинек дополняет тем, что нужно истребовать и сам текст перевода", - отметила Умерова.

После допроса свидетеля Гульнары Чанталовой в зал "суда" была приглашена Зоре Умерова, специалист по крымскотатарскому языке. Она подготовила подробный анализ речи Умерова:

"Все ошибки переводчика она составила в сравнительную таблицу, в которой указывает на каждую ошибку Салединова (переводчика, осуществившего перевод речи Умерова), в которых он дописывал слова, фамилии, города и вообще слова, которых нет в речи Умерова, и которые самовольно дописал переводчик и, таким образом, подогнав текст под статью".



загрузка...


загрузка...

 

Вверх