Новости и события » Политика » Ад Донбасса и энергия Майдана: кто поддерживает украинских военных

Ад Донбасса и энергия Майдана: кто поддерживает украинских военных

Ад Донбасса и энергия Майдана: кто поддерживает украинских военных

5 декабря мир отмечает международный День волонтера, основанный еще в 1985 году. Этот день дает возможность всем, кто работает, чтобы помогать другим и делать нашу реальность немножечко приятнее, поделиться своими ценностями и рассказать о себе.

  • 1Антонина Селина, волонтер ВМС Украины
  • 2Ирина Вовк, военный волонтер
  • 3Ольга Гальченко, военный волонтер

В Украине волонтерское движение началось еще в начале Независимости, в 1990-х годах. Официально его существование признали в 2003 году специальным постановлением Кабмина. Огромный скачок в развитии оно сделало во время Революции Достоинства. С начала войны на Донбассе волонтеры стали явлением общеизвестным среди украинцев и знаковым для общественного развития.

Волонтеры помогают действующим военным и ветеранам, переселенцам и тем, кто проживает в серой зоне. Они оказывают поддержку детям и взрослым, заботятся о здоровье людей и животных, их комфорте и безопасности.

Журналисты 24 канала собрали для вас истории очень ярких украинских военных волонтеров, в которых они попытались объяснить, для чего им нужно было волонтерство и что они получили от жизни ради помощи другим.

Антонина Селина, волонтер ВМС Украины

Антонина Селина - значительно больше, чем просто волонтер. Она - человек, влюбленный во флот.

Ее история отношений с ВМС началась с просьбы бабушки встретить в Одессе курсантов-нахимовцев, которые выехали из оккупированного русскими Севастополя. Антонина встретила курсантов. И настолько включилась в поддержку украинских военных, в первую очередь - военного флота, что до сих пор не может остановиться с предоставлением разнообразной помощи.

Зачем мне волонтерство? Это - моя страна. Я не могу стоять в стороне. Я хочу здесь жить. Я хотела здесь родить своего ребенка. Я хочу, чтобы моя дочь тут жила. Почему флот? Я - одесситка. Я уважаю и люблю всех военных. Но склоняюсь перед своими,

- пояснила она.

С момента аннексии Крыма Антонина стала человеком, без которого украинский флот не был бы таким, каким он есть сейчас.

За свою активную помощь она имеет немало отличий и наград Министерства обороны и Вооруженных сил Украины. Является кавалером Ордена княгини Ольги.

Она также постоянно подчеркивает: "Украина - морская держава. Если у нас не будет флота - у нас не будет ничего. Кроме того, у каждого должно быть какое-то увлечение".

Кто-то ездит на мотоциклах. Я не люблю мотоциклы. Я люблю корабли. Я помогаю ВМС. Все они - специфические. Они очень закрытые. Но если узнать их получше - не любить их невозможно.

Селина также утверждает, что от своей волонтерской работы она получила очень мощную отдачу - веру в нашу страну, новых невероятных людей и возможность увидеть Украину с другой - лучшей - стороны.

Ирина Вовк, военный волонтер

В прошлом Ирина Вовк - пластунка и журналистка 24 канала.

Когда на Донбассе разворачивались ожесточенные бои в 2014-2015 годах - поддерживала бойцов различных подразделений на передовой. Началась ее волонтерская деятельность с журналистской работы - Ирина поехала в Донецк снимать репортаж.

То, что я стала делать с 2014 года произошло из-за (и благодаря) Революции Достоинства и войны. И было напрямую связано с моей профессией, которая "толкает" в водоворот событий. После революции и аннексии Крыма, в апреле 2014 года, мы с подругой поехали в Донецк, чтобы снять весь этот шабаш, который там творился. Я сама хотела увидеть "картинку" этого собственными глазами, а не через чужие стримы,

- рассказала Вовк.

Тогда она не просто увидела картинку, а буквально ощутила на себе всю серьезность ситуации - оказавшись в "подвале" у боевиков, из которого удалось выбраться буквально чудом.

После Донецка - поехали снимать трагические майские события в Одессу. "После Донецка и Одессы все стало восприниматься не как "дешевые глупые" митинги, а как прицельная работа сепаратистов и их пособников на начало войны. Затем сбили вертолет Кульчицы. А когда уничтожили перед посадкой Ил-76, я уже поехала на фронт", - рассказала она.

По ее словам, этот день стал переломным для многих: на фронт поехали тысячи человек. И воинами, и их помощниками. Наблюдая за всеми этими людьми, Ирина была поражена отсутствием у них логичных вещей: дико поражали танкисты в резиновых шлепанцах, десантники в "домашних" футболках, "стокилограммовые" броники, потрепанный неудобный "дубок", тяжеленные кожаные черные берцы, которые уже начинали трескаться.

Затем классные ребята, которых мы там встречали, стали погибать: по одному и десятками. Одного не спас броник, другого не довезли к медикам, так как поломалась машина, еще один - от осколка в голову.

"Как сейчас помню, кто-то в сети бросил клич - "помочь львовским десантникам". На него откликнулось столько людей, что я поверила, если это сделает каждый для какого-то подразделения, то у нас все получится. Я попросила в соцсетях "помочь днепровской 25ке". И люди стали помогать: деньги, вещи, туристическое и охотничье снаряжение, еда, генераторы, горючее или просто письма с теплыми носками", - пояснила Вовк.

Всего за время своей волонтерской деятельности, Вовк смогла закрыть потребности различных военных подразделений на общую сумму более 4 миллионов гривен. "Это продолжается и сейчас: продолжается, поскольку до сих пор не может завершиться эта проклятая война, потому что до сих пор убивают ребят на передовой, поскольку до сих пор в военных есть какие-то потребности. Сегодня, правда, волонтеры очень фильтруют реальные потребности. За пять лет набрались опыта, обожглись на ошибках, и сейчас уже не отправляешь носки и формы, но собираешь средства, например, на тепловизионные прицелы", - рассказала она.

После того, как интенсивность ее поездок на передовую снизилась, Вовк реализовала крупный проект на одну из самых тяжелых тем в работе с военными - памяти погибших. Несколько лет ее проект "Полынные воины" рассказывал истории погибших воинов через воспоминания близких и родных.

Что мне дало волонтерство? Уверенность, что завтра мы еще будем жить (ну, или наши друзья, хотя бы, или дети). Потому что когда твоя армия во время войны с твоей страной, то враг еще хоть немного не сможет переступить твою границу,

- говорит Вовк.

Ольга Гальченко, военный волонтер

Вне войны Ольга Гальченко - правозащитница, которая работает в фонде "Возрождение", который пытается обеспечить бесплатную правовую помощь для населения в регионах Украины. Ее история прихода в волонтерство также началась с работы.

"В начале лета 2014 года меня по работе занесло в Херсонскую область. Тогда как раз произошла аннексия Крыма, и там, де-факто, появилась граница, которую надо было охранять. Знакомые провели меня в одну из воинских частей, где стояли наши. У меня от увиденного волосы на голове зашевелились: у ребят не было с экипировки почти ничего, кто в чем, в сланцах, кроссовках, одна куртка на двоих", - вспоминает волонтер.

Сейчас иронически говорят о солдатах "голые-босые", а тогда они действительно такими были. Враг - в нескольких километрах от нас, наоборот - злой, сильный, навороченный до зубов. Я тогда плакала от бессилия, от страха. Потом взяла себя в руки, подумала - не такое уж и бессилие,

- рассказала Гальченко.

Тогда она подумала, что если купить несколько карематов, то это не подорвет семейный бюджет и облегчит жизнь украинским военным. Потом - друзья и коллеги немного помогли деньгами, чтобы купить не только карематы, но и форму и берцы. Потом - удалось собрать деньги еще и на тепловизоры. Потом как-то неожиданно Ольга начала поддерживать не только воинов "южной границы", а и украинских бойцов на Донбассе. В какой-то момент оказалось, что больше всего она помогает тем, кому помощь нужна больше всего - добровольческим батальонам.

"Ближе к осени 2014 года я познакомилась с бойцами "Правого сектора". Познакомилась заочно - контакты мне передал друг, журналист, ездил в Пески, снимал о них репортаж. Мы дозванивались, часто разговаривали, это была настоящая телефонная связь с адом, они тогда были в Донецком аэропорту. Я знала, что машины убивались там очень быстро, а от их исправности зависели жизни. Пришла в голову безумная мысль купить ребятам джип. Я люблю непростые задачи. Подняла всех на уши. Начали собирать деньги. Очень помогли мои коллеги. Как-то мгновенно все получилось и вот уже польский джип едет на восток. Самое смешное, что я тогда даже в глаза не видела этих бойцов, только голос в телефоне слышала на фоне взрывов и стрелкотни", - рассказала Гальченко.

Лично и этими бойцами она познакомилась только зимой 2015 года - под Донецком, в Песках, когда набралась смелости таки поехать туда "в гости".

Это была невероятная встреча. И это оказались прекрасные люди - легендарный Пятый бат, "Правый сектор". Горжусь, что судьба свела именно с ними. Они редко что-то просили, а если просили, то сугубо по делу: стройматериалы, прицелы, запчасти. Добровольцам я помогала все последующие годы, им все еще нужна волонтерская помощь,

- говорит она.

Всего за пять лет волонтерской работы Ольга и ее сестра организовали и увезли бойцам на передовую 20 машин, одну станцию?? связи, по меньшей мере с десяток тепловизоров и теплоприцелов. И кучу бытовых мелочей, которые всегда необходимы на фронте, и которые ни один из военных волонтеров не возьмется сосчитать.

На вопрос, что лично она получила от своей волонтерской деятельности, Гальченко отвечает шутливым перечнем: четырех фронтовых котят, мужа-правосека и бесценный опыт.

Затем добавляет, что если говорить серьезно, то за пять лет, проведенных на Донбассе, она овладела экстремальным вождением по трекам различной степени сложности. Научилась базовому обращению с оружием (набить рожок, зарядить, перезарядить). Овладела агрессивным фандрейзингом (начиная от скидок на фонарики в переходе, заканчивая сбором денег на передвижную станцию?? связи для ССО). Обнаружила в себе талант к проведению дипломатических переговоров (разработанный на разных уровнях: от бойцов Военной службы правопорядка на блокпостах до кабинетов чиновников). И развила собственную стрессоустойчивость.

Рядом со мной появились люди, на которых можно положиться в любых вопросах. Не скажу, что их много, но они настоящие, а это дорогого стоит. Не хочется сейчас вспоминать о потерях, у каждого они есть и их много. Хочется верить, что я смогла где-то немного изменить первоначальный расклад в нашу пользу. Эта мысль меня греет и мне легче засыпать по ночам, зная, что я выложилась на 100%,

- сказала Гальченко.

"Если совсем серьезно. Запал энергии, который я подхватила на Майдане, уверенно пронес меня эти пять лет, не давая опускать руки. Волонтерство помогло наконец повзрослеть, набраться уверенности в себе, понять, что важно, а что - не очень. Гораздо быстрее и эффективнее любых семинаров по самосовершенствованию, лайф-коучей и духовных практик. Я образца 2014 года кажусь себе сегодня мелочной, легкомысленной и бессмысленной. Я в 2019 году, после Песков, Авдеевки и Марьинки, нравлюсь себе гораздо больше. Я больше знаю, умею, я и чувствую, проживаю гораздо больше. Волонтерство изменило мою жизнь из двух измерений на полноформатный 3D", - рассказала волонтер.

Ад Донбасса и энергия Майдана: кто поддерживает украинских военных

Ад Донбасса и энергия Майдана: кто поддерживает украинских военных

Ад Донбасса и энергия Майдана: кто поддерживает украинских военных

Ад Донбасса и энергия Майдана: кто поддерживает украинских военных

Ад Донбасса и энергия Майдана: кто поддерживает украинских военных

Ад Донбасса и энергия Майдана: кто поддерживает украинских военных


С начала аннексии Крыма правозащитники зафиксировали более...

С начала аннексии Крыма правозащитники зафиксировали более 300 фактов давления на журналистов и блогеров

Среди указанных фактов есть уголовные и административные дела, пытки, физические нападения, задержания и обыски, допросы, случаи захвата или повреждения журналистского оборудования, запрета на въезд в Крым, случаи цензуры, DDoS-атаки на независимые подробнее ...


загрузка...


загрузка...

загрузка...

Актуальные новости Украины на сегодня и последние события в мире 0.0.0.1910109

Вверх