Новости и события » Культура » А.Тарасов: «Видеофиксация не всегда защищает предпринимателей от совершения полицией краж на месте обысков»

А.Тарасов: «Видеофиксация не всегда защищает предпринимателей от совершения полицией краж на месте обысков»

А.Тарасов: «Видеофиксация не всегда защищает предпринимателей от совершения полицией краж на месте обысков»

Видеофиксация не защищает украинских предпринимателей от совершения полицией краж на месте обыска: понятые, оперуполномоченные, специалисты, участвующие в обысках, могут украсть вещи во время этого самого обыска. И адвокаты, нанятые владельцами, арендаторами помещений, складов, предприятий, офисов никак, увы, не могут этому воспрепятствовать. Об этом в интервью ГолосUA сообщил управляющий партнер юридической компании "Тарасов и партнеры", адвокат Андрей Тарасов.

- Андрей, в ноябре 2017 года Верховная Рада Украины сделала обязательной видеофиксацию при обысках... Прошло 2 года с того момента... Расскажите, как это новшество применяется сейчас, помогает ли оно препятствовать процессуальным нарушениям при обысках?

- До 2017 года видеофиксация не была запрещена. Более того, в Криминальном процессуальном кодексе говорилось о том, что при соответствующем ходатайстве лица, которое обыскивается, следователю нужно было в обязательном порядке осуществлять видеофиксацию. То есть, была норма, что по желанию стороны производства или участника процессуального действия видеофиксация была обязательной. Но, естественно, органы следствия не хотели этим заниматься. Во-первых, потому, что это отвлекает от процесса обыска одного или нескольких сотрудников, а во-вторых, требует соответствующей технической подготовки и ресурсов, которыми следствие не всегда обладает.

В 2017 году были приняты изменения в Криминальный процессуальный кодекс, где видеофиксация стала обязательной. Однако принципиально это ничего не поменяло, поскольку, как правило, процессуальные нарушения не фиксируются на камеру. Такие злоупотребления осуществляются не следователем, которого в основном фиксирует камера, а понятыми, оперативниками либо другими участниками обыска, которые в объектив не попадают.

- Получается, следователь нарушает законодательство?

- Следователь руководит обыском. Фактически на камеру, он ничего не нарушает. А вот оперативники за кадром видеокамеры бегают по комнатам и иногда беспредельничают по полной программе.

- Какие нарушения при обысках допускают представители госорганов, правоохранители?

- Что касается первого и основного нарушения, то очень часто обыск проводят не те люди, которым, согласно определению суда, дано такое право. То есть, суды не редко в резолютивной части пишут следующее: допустим, разрешить следователю Иванову проводить обыск, а также прокурорам, оперуполномоченным, участникам следственной группы. При этом не называют их пофамильно. Это неправильно. Все должностные лица, которым дается разрешение на обыск, должны четко фигурировать в определении суда - должности, фамилии, имя, отчество. Только эти люди могут проводить обыск. Иначе, открыта дрога к злоупотреблениям и подтасовкам.

А на практике получается так: разрешение на обыск получил следователь, а он выдал отдельное поручение операм и другим следователям, и они сразу пошли на 4 адреса, обыскивать. При этом в определении суда есть фамилия только одного следователя, а остальные не указаны. Иногда даже эти люди не входят в следственную группу. А далее, чтобы лигитимизировать их деятельность и "позаметать" следы своей незаконной деятельности, начинают возникать составленные "задним числом" постановления о создании следственных групп, групп прокуроров. Это основное нарушение, наиболее часто встречающееся.

- Андрей, какие нарушения допускаются при оформлении документов при обыске?

- На этапе оформления обысков, когда речь идет об экономических преступлениях, по которым работают либо полицейские из соответствующего подразделения, либо налоговая, наиболее частое нарушение - это изъятие документов скопом. Например, в протоколе делается запись про изъятие финансово-хозяйственных документов ООО "Рога и копыта", а опись того, какие конкретно документы изъял следователь (тип документа, дата, сумма, между кем и кем подписан, и т. п.), не составляется.

Вместо этого они изымают целыми папками, и в опись попадают такие записи как - "папка красная толстая столько-то листов". А что там в этой папке было или не было - никто никогда не узнает уже.

Дальше они делают протокол осмотра, как будто уже в этой папке они нашли конкретно документ, который их интересует. Но это незаконно. Потому что название документа (доказательства) должно быть непосредственно зафиксировано в протоколе обыска и давать возможность провести его идентификацию.

Если речь идет о каком-то насильственном уголовном преступлении, либо преступлении, которое не связано с экономикой, когда следователи находят наркотики, оружие, еще что-то, какие-то вещи, то они это описывают... Если, допустим, речь идет об изъятии документов предприятия за год и о фактах хозяйственной деятельности, то это может быть несколько коробок с документами. Естественно, никто ничего не описывает.

- А что может предпринять адвокат, юрист, которые выступает защитником человека, чье жилье обыскивают, или защищает интересы предприятия?

- Адвокаты на обыске не могут ничего особо противопоставить незаконным действиям правоохранителей, поскольку банально не могут оказывать физическое сопротивление силовому подразделению, обеспечивающему обыск. Противодействовать этому невозможно. Однако на обыске адвокат может помочь следователю организовать работу таким образом, чтобы максимально четко отразить в протоколе обыска документы, которые изымаются. Если следователь делает что-то не так, то адвокат может внести замечание в протокол. Но адвокат не может стать грудью и сказать: "У вас нет основания обыскивать, потому что в определении суда указан другой адрес". На следователя это особого влияния не окажет: если ему хочется обыскать помещение, но для этого нет правовых оснований, переубедить его невозможно. Если он хочет, он обыщет. Хотя действия его и незаконны.

Ужас многих мероприятий по обыску заключается в том, что они являются фактически неприкрытым грабежом. То есть, приходят либо в компанию, либо на склад опера и следователь, показывают определение суда и идут обыскивать с двумя понятыми и следователем. А опера разбежались по всему этому складу, кто и что хотел - в карман забрал. С этим ничего нельзя сделать, разве что скрытые камеры поустанавливать.

А потом, когда на этом складе проводится инвентаризация, оказывается, что там на тысячи долларов отсутствует товар. И это происходит достаточно часто. В ноябре, например, клиент жаловался, что у него из офиса при обыске в Киеве сотрудники налоговой украли200 тысяч гривен. Тогда, кстати, следователь, на наш взгляд, тоже незаконно проводил обыск. В офис, где была касса предприятия, правоохранители пришли, уложили всех лицом в пол, забрали деньги, переставили, как им хочется, вещи в этом офисе, а потом, минут через 30-40 только явился следователь со своей видеокамерой и начал видеозапись.

До этого был другой случай: на складе предприятия тогда еще милиция проводила обыски, так тогда пропал товар на 100 тысяч долларов.

В СМИ получил резонанс случай, когда, как я помню, Печерский райотдел (полиции) обыскивал ювелирную фирму, и даже на видеокамеру было зафиксировано, что следователь и понятые крадут вещи. В этом основной риск проведения обысков в экономических преступлениях: не в том, что обыскивающие кому-то что-то подкинут, а в том, что они тупо и решительно просто украдут ваши вещи. И вы ничего не сделаете.

- Рассматривают ли украинские суды эти видеозаписи при обысках, как доказательство?

- Видеозапись, которую делает следователь, является доказательством для суда.

- Андрей, какие процессуальные документы приходится оформлять адвокатам после проведенного обыска?

- Вот следователь провел обыск, нашел, что искал. И это, допустим, четко соответствует определению суда, где говорится, что нужно искать. Тогда это имущество признается вещественным доказательством. Если же речь идет об имуществе, которое следователь нашел и забрал, но это в определении суда не фигурирует, то это имущество считается временно изъятым. И следователь в 48-часовой срок должен обратиться в суд с ходатайством об аресте этого имущества.

Дальше человек или предприятие, у которых это имущество изъяли, имеет право ознакомиться с этим ходатайством и подать в суд свои возражения. И дальше суд определяет, нужно ли накладывать арест на это изъятое имущество или для этого нет правовых оснований.

Если же следователь в 48-часовой срок соответствующее ходатайство в суд не подаст, он должен немедленно вернуть все временно изъятое имущество. А если не возвращает, то адвокат пишет жалобу в суд о его бездеятельности.

- Есть ли в Украине процедура подачи жалобы адвоката на действия следователя или группы обыска?

- Все свои возражения адвокат может изложить в протоколе обыска. И это все. Есть только некоторые моменты, которые могут быть обжалованы до судебного рассмотрения дела, и нарушения, которые были на обыске, увы, не входят в этот перечень. Этот вопрос надо поднимать уже на предварительном слушании дела в суде, а предварительное слушание в суде может и не случиться, если это обыск по "фактовому делу", т. е. открытому не в отношении конкретных лиц, которым официально предъявлено подозрение, а по факту нарушений.

А.Тарасов: «Видеофиксация не всегда защищает предпринимателей от совершения полицией краж на месте обысков»


Атамбаеву и 13 его сторонникам предъявили обвинения в...

Атамбаеву и 13 его сторонникам предъявили обвинения в массовых беспорядках в Кыргызстане

Во время столкновений с полицией в августе 2019 года в селе Кой-Таш пострадали 225 человек. Генеральная прокуратура Кыргызстана во вторник, 25 февраля, вручила экс-президенту страны Алмазбеку Атамбаеву и 13 его сторонникам обвинительные акты по делу подробнее ...


загрузка...


загрузка...

загрузка...

Актуальные новости Украины на сегодня и последние события в мире 0.0.0.1947430

Вверх